September 5th, 2010

с митинга

Очередное: теперь судят авторов учебника

Пишет Дмитрий Володихин:

6 октября 2010 г. по инициативе Н. Сванизде Комиссия Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести будет судить авторов учебника «История России 1917-2009 гг.» Вдовина и Барсенкова.

Обращаюсь ко всем, кто имеет возможность как-то помочь Вдовину и Барсенкову: если нужна моя подпись под каким-то защитительным письмом, участие в пикете, написание статьи, интервью, участие в круглом столе, да где угодно, как угодно и под любым соусом -- в защиту этих людей, то я хотел бы быть в деле.

Это мои коллеги по истфаку, но я их не очень хорошо знаю. Причин оказать им помощь несколько:
1. Они хорошие специалисты, сделавшие хороший учебник.
2. Н. Сванидзе -- тяжелый деструктор, и ему надо противостоять, поскольку этого требуют честь и здравый смысл.
3. Дело явственно попахивает политическим давлением на честных ученых. Какой-то либеральный 37-й, прости, Господи.


А вот тут - цитаты, которые сочтены крамольными, и подробное описание ситуации вокруг учебника.

Если точнее, то учёных судят

ВОТ ЗА ЭТО:
«В Советском Союзе из 70 лет его истории значительная часть приходится на годы правления, когда лидерами страны были лица не русской национальности. История национальной политики большевиков с первых лет советской власти была историей постоянного преодоления возникающих в многонациональном государстве трудностей усилиями прежде всего русского народа». (Стр. 12)

И ВОТ ЗА ЭТО:
«Помимо коллаборационистов, по данным НКВД Советского Союза, начиная со второй половины 1941 года по июль 1944 года по Союзу Советских Социалистических республик было выявлено 1 миллион 210 тысяч дезертиров и 456 тысяч уклонявшихся от службы в армии. К примеру, 63 процента чеченских мужчин, призванных в армию в начале войны, нарушили присягу и стали дезертирами». (Стр. 36)


Сванидзе (председатель данной Комиссии, а также член Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России) к предстоящему мероприятию подготовился: разослал «крамольные» учебники с собственными комментариями нужным людям, в частности, отправил экземпляр книги Рамзану Кадырову, сделав пометки в тех местах, на которые чеченскому лидеру следует обидеться.

Разумеется, я тоже готов подписать любое письмо в защиту учёных, и вообще "как-то помочь". Если будет что опубликовать на эту тему - опубликую на АПН.

Кстати об АПН - чтобы понять, что происходит, советую перечитать старую, но крайне актуальную статью Максима Удалова (который 17ur) "Освоение суда". ОЧЕНЬ советую, особенно конец.

Потому что "вот оно".

)(
с митинга

Кому в СССР было жить хорошо? "Окраинные русские"

Букарский пишет:

У нас возникла дискуссия о том, как жили в российской глубинке (особенно в Сибири) при советской власти.

В Молдавии жизнь при советском "застое" была РАЙСКОЙ. Свидетельствую, ибо жил там при советской власти на протяжении 17 лет. Всё видел, всё знаю. Сегодня там жизнь в 100 раз хуже, чем была в СССР.

Но также я знаю, что Украина, Молдова, Грузия и прочие республики СССР жили за счёт общесоюзного бюджета. Единственными тремя республиками-донорами в СССР были Россия, Азербайджан и Туркмения. Все остальные жили за счёт этих трёх. При этом львиную часть давала, понятное дело, Россия. Наш молдавско-советский "рай" был щедро оплачен российской глубинкой.

В перестроечное и постперестроечное время ходило много разговоров о том, какой тяжкой была жизнь в российских областях при коммунистах, как люди ездили в Москву за мясом и колбасой, как в Сибири люди не знали, что такое мясо, и занимали с ночи очереди за молоком.


Дальше Букарский спрашивает, верно ли, что нынешняя российская провинция живёт лучше, чем тогда, но я не об этом.

Просто его рассуждения навели меня на воспоминания о феномене "окраинных русских".

Скажу сразу: сам я - типичный житель "центра". На окраинах я бывал, но не жил. Некую картинку, однако, я в голове имею - причём, как показывает практика, помню много такого, о чём сейчас стали забывать или не придавать значения. Поэтому, пожалуй, я её тут нарисую: пусть будет. Критику принимаю всю и заранее - я очень многого не знаю, а если и знаю, то криво-косо. Но "что есть, то есть".

Итак. Немалое число нынешних симпатизантов СССР (если не большинство) – это русские люди с советских «жирных окраин», которым удалось пристроиться под боком у откармливаемых соввластью народов.

Жили они и в самом деле неплохо, и не только в плане вкусной сытости-пьяности и носа в табаке (хотя вкусная еда была в русской части СССР проблемой намба ван, заколдованной и абсолютно неразрешимой, как квадратура круга). Но, скажем, и кошмарная жилищная проблема (советская «трисекция угла», тоже абсолютно неразрешимая и нерешаемая, как тогда, так и сейчас) выглядела иначе. Разумеется, очень многие русские ютились по общагам, но далеко не все. Некоторые имели хорошие квартиры, да что квартиры – целый ДОМ, настоящий свой дом, даже в черте или вблизи города, был вещью, в общем-то возможной, не вызывающей шока и оторопи.

При этом принятый в "средней полосе" жёсткий контроль размера дома или дачи, а равно и приусадебного хозяйства, на окраинах по понятным причинам не практиковался. Можно было заводить кролей, кабанчиков, индюков, заводить огромные огороды, и даже практически невозбранно выкуривать вино (из абрикосов, а не из гнилой картошки). Проблему представлял автотранспорт, к такому дому, по идее, прилагающийся, но тут уж выкручивались как могли. Также проблему представляли тряпки и бытовая техника. Но этого не хватало в СССР абсолютно везде.

Эти моменты ещё как-то помнят. Но сейчас забывают, к примеру, о том, что и в культурном отношении окраинные жители были обеспечены лучше, чем затурканные насельники среднерусской равнины. Например, потому, что остродефицитные в Москве книжки можно было запросто купить в молдавском или тбилисском книжном магазине. Если в Москве зелёный томик Булгакова можно было достать только по знакомству и по цене чешских туфелек, то где-нибудь на солнечных югах та же книжка годами лежала-выгорала на прилавке местной книжной лавки. На окраинах сохраились неуничтоженные личные библиотеки, и местные букинистические магазины иногда поражали. Духовной жаждою томимые московские интели даже отправляли в глушь гонцов, а то и целые экспедиции с целью обзаведения редкой литературой… Кроме того, там были свои издательства, которым не позволялось вольностей политического плана, зато они отлично снабжали местность безумно-дефицитной по тем временам развлекательной литературой. Впрочем, и духоподъёмной тоже. «Лумина» и «Магарыф» тискали для местного потребления Дюму и Сименона, «Ылым» печатал том за томом «Махабхарату» в смироновском переводе, а труднопроизносимое слово «Мецниереба» наполняло сердца гуманитариев щемящей тоской по мировой культуре.

Что касается работы, тут Букарский совершенно правильно указывает – все окраины «кюшали» за счёт нефтегазоносных регионов (которые он и перечисляет), плюс русского народа, который, как тот коняка из «Анимал фарм», всякий раз говорил - "я должен работать ещё больше". Но и русские в республиках тоже не особо бездельничали, особенно если сравнивать с сытой ленью туземцев, которые себя вообще не утруждали работой, зато отлично умели прикидываться шлангами. В результате русские строили завод, а потом на него же были вынуждены завозить русских же, чтобы хоть кто-то на этом заводе работал… Но блага, которые они получали заодно с местными (которым эти блага полагались по праву нерусскости), это, в общем-то, компенсировали. Другое дело, что русских не пускали в местные бизнесы: это резервировалось строго за своими. Хотя и там пролезали, просачивались - в основом евреи, но и их родственникам и знакомым что-нибудь иногда обламывалось. Впрочем, это уже "иной космос".

Было и многое другое. Например, сравнительно бОльшая мобильность жителей некоторых краёв. Не знаю почему, но жители благодатных краёв были – по ощущениям, конечно, никакой статистики у меня нет – как-то легче на подъём, что-ли. Отчасти это объяснялось необходимостью хотя бы время от времени ездить в ту же Москву (где делались «все дела»), но и не только. Так, среди наших знакомых из тех краёв было существенно больше побывавших «в загранке» (хотя бы в соцстранах), чем среди московских. Что же касается внутрисоюзных перемещений, тут сальдо было ещё менее в пользу москвичей. Исключение – фанатичные туристы, которых среди столичной публики было гораздо больше. Но это уже тонкости, в которые сейчас вдаваться бессмысленно.

И, разумеется, все были недовольны. Объясняется это строго по Маслоу: нижняя часть пирамиды была аккуратно простроена, даже слишком, а вот выше стояла гильотина. Хорошо кушать было можно, а самовыражаться – ни на копеечку. Поэтому даже в каком-нибудь Мукачево у людей не выключались радиоприёмники, настроенные понятно на какую волну. Кстати, относительная лёгкость приёма западных «голосов» тоже относилась к преимуществам окраинной жизни: глушилки долбили в основном по центральным областям. Об этом неиллюзорном (по тем временам) культурном благе сейчас тоже не вспоминают, а зря.

Сейчас весь этот modus vivendi уже трудно себе представить. Но именно смутные воспоминания о том, как оно всё было – не детальные, а атмосферные – и двигают многими русскими энтузиастами «имперского возрождения». Заметим, именно русскими – потому что даже молдаване или таджики, потерявшие всё на свете, «обратно», в общем-то, не хотят.

ДОВЕСОК. Как это обыкновенно бывает, меня заподозрили в нехорошем - а именно, что я огульно записал в "имперцы" всех обитателей советских окраин. Разумеется, нет. Напротив, очень многие, в перестройку или после неё уехавшие (или бежавшие) из этих краёв, настроены совершенно иначе. Но есть и другие - кому сладкие воспоминания о временах, когда "всё было нормально", дороже.

)(
с митинга

Средний рост

За последние 10 лет жители России стали меньше ростом на 1,5 см, а с начала XIX века — на все 10 см. Кроме того, ученые отмечают снижение массы тела детей на 20%, объема легких — на 18% и рост хронических заболеваний.

Думаю, насчёт XIX века - опечатка, всё-таки XX.

Но, кстати, это очень неплохой критерий состояния нации – средний рост мужкин.

Сейчас в молодых национальных государствах молодёжь «в рост пошла». В той же Польше, кто видел, говорят – очень крепкое молодое поколение, «аж удивительно».

Интересно, как по Украине.

ДОВЕСОК. Насчёт XX века есть совершенно другие данные. Что не отменяет конечного вывода относительно последних десяти лет.

)(