March 15th, 2011

с митинга

интерес

Тут по "Культуре" была передача про национальный вопрос с моим участием ("Тем временем" с Архангельским).

Я её за недосугом не посмотрел. А всё ж таки интересно, оставили от меня что-то или нет, и если да, то что.

ДОВЕСОК. Говорят, "Крылов был, говорил мало". Поверьте, граждане, говорил-то я достаточно.

)(
с митинга

Кое-что о "выборах"

Как нетрудно заметить, я ничего не писал о т.н. «выборах». Никого ни к чему не призывал, не отзывал, вообще ничего не говорил. Хотя как я отношусь к едру – понятно.

Причина тому проста. Я был уверен в том, что едрилы себе насуют сколько надо, а потом начнут праздновать. Что мы сейчас и наблюдаем.

Под «насуют» я имею в виду не только и не столько фальсификации. Я как раз уверен, что сейчас их меньше, чем прежде, а акцент сделан на другие вещи. Почему – напишу ниже.

А пока – про то, зачем в Россиянии вообще устраиваются такие мероприятия.

Тут многие задаются вопросом – имеют ли так называемые «выборы» в РФ какую-то полезную для власти функцию, или это чистый расход и потеря времени, обуза и докука, которой приходится заниматься исключительно «из соображений какого-то приличия» и «перед Западом чтоб не совсем стыдно».

Ну, конечно, многие – в том числе и во власти – воспринимают это именно так. «Скууучно, но нааааадо». Потому что подавляющее (оно же квалифицированное) большинство голосов в неместедлядискуссий у ЕР должно быть по определению, так система заточена.

Но с точки зрения высшего руководства страны выборы имеют смысл и назначение. Даже два.

Первый - примерно такой же, какой имеют армейские учения. А именно – они демонстрируют уровень отмобилизованности «правящей партии» и её способность примучивать население к голосованию за себя.

Я использую слово «примучивать» в его исконном старорусском значении – «принуждать силой и угрозами». При этом угрозы в России всегда просты: ОСТАВИМ ГОЛОДНЫМИ. Как именно – «сожжём посевы», «отнимем лавочку» или «не заплатим пенсии» – это уже вопрос технический. Примучивают всегда через это – через желание кушать. «И тебе не будет чего кушать, и детишкам».

То есть, к примеру, когда начальник цеха на казённом предприятии вызывает работников и объясняет, что нужно стопроцентное голосование за едро, или зарплаты не будет – это классическое примучивание. Бизнесмен, которому объясняют, что голосование за едро крайне важно, а иначе придут проверяльщики – тоже примученный. И так далее.

Отдельная тема – едроссовская пропаганда и обещалки. Всё это не так бессмысленно и глупо, как нам кажется из Москвы. Потому что, к примеру, обещание «в трёхлетний срок газифицировать село Гадюкино» - это на самом деле угроза. Ибо Гадюкино вообще-то ждёт этой газификации уже полвека, и в последние десять лет уже вроде бы всё сделали, чтобы, наконец, протянуть трубу. И протянут, если начальство не упрётся. И вот начальство сообщает – знаем мы про ваши планы жирно зажить с газком, и, может, разрешим – если дадите нужный процент голосов. А иначе создадим трудности, ага-ага.

Ну и, конечно, просто «давление массой». Даже самая дурацкая пропаганда, если она нагла, напориста и исходит только из одного источника, и ничего сравнимого рядом нет, воспринимается слабыми людьми как приказ. «Они говорят как власть имеющие, и никто их не одёргивает – значит, они и есть власть имеющие». Тем более, что «программу» ЕР может изобразить какую угодно, «даже очень хорошую».

Сразу после примучивания – если все средства исчерпаны – следует замер возможности подкупа избирателя. Тут важно, насколько он дёшев. Если отделались обещаниями – молодцы. Если пришлось что-то дать материальное (хоть копеечное) – плохо работают, русским лохам что-то дали. Но это, в общем, не запрещено.

Про национальные окраины (от Чукотки до Адыгеи) я не говорю – тут всё понятно. Это проверка качества местных элит. Могут ли люди, постоянно получающие миллионы долларов дани и имеющие все рычаги власти, заставить свои народы сделать элементарную вещь – правильно проголосовать за тех же самых правильных людей. «Ну если и того не можете – какие ж вы к шуту вожди племён?» То есть это тот же вопрос о примучивании. Правда, на подкуп никаких ограничений нет – это ж не русские.

При этом, разумеется, всерьёз проиграть партии никто не даст. Неограниченный карт-бланш на любые фальсификации, а также заушение и заглушение других партий у неё есть. Причём второе важнее первого: зачем фальсифицировать, когда можно сделать так, чтобы голосовать было не за кого. Но, разумеется, в случае чего нарисовать всегда можно. В крайнем случае – если вдруг население какой-то области дружно возлюбит какую-то неправильную партию - можно даже выпустить Брода и он усмотрит в предвыборной агитации данной партии «фошшизм». Но это крайний случай, когда реален проигрыш и местное руководство партии этого настолько боится, что готово на себя же доложиться начальству: не сдюжим, помогите… А вообще – извольте показать свои возможности. Согнать людей на участки и чтоб сували правильно.

Кроме того, у выборов и второй смысл – дезинформирующий общество. Людям объявляют результаты голосования, и все начинают думать друг о друге плохо. Потому что получается, будто «весь этот народ безнадёжен», «все как покорные бараны идут голосовать за жуликов и воров», и так далее. Начинается обычная депрессуха: «мы говно и ничего не можем изменить».

Что в связи с этим продемонстрировали нынешние «выборы»?

Партия смогла эффективно принудить проголосовать за себя какое-то количество людей. Какое точно – знает только сама партия. В связи с этим я бы не обращал особого внимания на заявы типа «явка выросла». Может, выросла, а может и нет.

Далее. По тем полузадушенным сигналам, которые пробились, ясно: голосование, где оно было реальным, носило протестный характер. Особенно симптоматичен рост голосов за КПРФ. Это очень конкретный красный фонарик.

) спать пойду, потом продолжу (
с митинга

хорошее

Наташа Холмогорова сообщает:

Русская пробежка: мы выиграли суд!

Сегодня юрист РОДа защищал в суде одного из "русских бегунов", задержанных 6-го марта, когда молодые люди бегали по центру Москвы.
Их задержали и классически обвинили в "неповиновении законным требованиям сотрудников милиции".
Суд прошел неожиданно удачно. Мы выиграли.
Во-первых, сами сотрудники милиции... пардон, господа полицейские не сочиняли сказок о том, как бегуны "прорывали их оцепление" и т.п., а честно рассказали, как было дело. Им поступил приказ от начальства: мол, в такое-то время на Большом Каменном мосту молодые люди славянской наружности будут бежать и на бегу всем показывать лозунги против Путина - так надо их остановить, задержать и пресечь.
(Надо сказать, никаких "лозунгов против Путина" у бегунов не было, а была растяжка "Русский - значит трезвый", да и ее развернуть не успели.)
Во-вторых, судья, молодая женщина, оказалась полной противоположностью печально известной судье Боровковой. Она держалась корректно и доброжелательно, обращалась со всеми участниками процесса, как с равными; а главное, действительно постаралась выяснить, что произошло, и рассудить по закону и по совести.
Результат: обвинять бегунов не в чем, ибо никаких _законных_ требований сотрудников милиции они не нарушали. Требование: "Эй, стой! А ну-ка пойдем в отделение, разберемся!" - законным не является.

Обвиняемых всего трое; один оправдан, еще двоих будут судить 30 марта, но учитывая, что "состав деяний" у них абсолютно аналогичный и судиться они будут там же - видимо, для них тоже все закончится успешно.
Возможно, на будущее при выборе маршрута бегунам стоит учесть этот положительный опыт. :-)


)(