May 25th, 2011

с митинга

Литературно-политическое

Если допустить, что литературные образы могут воплощаться в политической жизни, то «соввласть», страшная и скаредная Софья Власьевна – это воплощение Пелагеи Ниловны Власовой из горьковской «Матери». Разумеется, Власова – это чрезвычайно идеализированный вариант «совы». Однако если представить себе, что Власовой дали власть, получится именно «такая» власть. Ленинская Кухарка, Управляющая Государством (а это всё она же, она же) никаких других порядков, кроме советских, и не придумала бы - просто в силу своих представлений о жизни.

У Перестройки тоже был женский прообраз – в отличие от брутальной Ниловны, куда более привлекательный. Это Алиса Селезнёва, Гостья Из Будущего. Которая побыла с нами недолго, посулила всем счастья и скрылась в ослепительном свете под «Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко». И вернуться не обещала.

А вот Весельчак У и Крыс остались. Весельчак У даже стал первым президентом РФ, а потом передал власть напарнику.

)(
с митинга

К историческому процессу возвышения российской государственности

Ельцин, в сущности говоря, очень узнаваемый типаж. Это двоечник.

Не тот, что с двойки на тройку перебивается, а такой, который выше двойки не получает, а иногда ему и кол влепят за крайний идиотизм. Из тех, кого кое-как перетаскивают из класса в класс, а то и оставляют на второй год. «Учителя уже рукой махнули». Потому что сделать с ним ничего невозможно – семья плохая, пьющая, сам уже тоже и курит вовсю, и с другими взрослыми пороками знаком не понаслышке.

Такой двоечник всегда «с кулаками», но, в общем, добродушен. Может и рыльной мази кому-нибудь выписать под настроение, а может и задружиться. Даже с отличником, если отличник смешной и не выпендривается. Это потому, что двоечнику от отличника ничего не надо – так как двоечник не списывает, а отличник не курит и девочек боится. Зато с ним можно поболтать под настроение. Прикольно же – отличник, с портфельчиком такой, губками чмокает, разные умности говорит. «Слышь, Гайдарка, расскажи про эту, как его, флюенцию». – «Инфляцию, Борис Николаевич». – «Бля, не выговоришь… без поллитры… бушь?» - «Не». – «Да лана. Наливай да пей». – «Ну если только чуточку…»

А вот Путин - типичный троечник. Из тех, кто перебиваются с двойки на тройку, но всё-таки вытягивает тройку, потому что родители строгие, авторитарного склада, и могут сильно наказать. Но учиться тоже не получается – не то чтобы по неспособности к наукам, больше из-за рассеянности и недостатка усердия.

Троечники не умные, но хитрые, потому что им нужно всё время изворачиваться, стучать классной и списывать у отличников. Отличников – чтобы они давали списывать и делали за троечника домашку – приходится запугивать и цукать, а классную – улещивать. Что вырабатывает специфический характер: «подловатые ребята». Эта подловатость проявляется и в других отношениях – например, именно такие трутся в раздевалке, тырят мелочь из курточек и пальтишек.

К двоечникам троечники относятся со смесью презрения и подобострастия: сами не хотят «в такие», но завидуют их свободе и раскованности, а также кулакам и готовности их пускать в ход (троечнику и с этим сложнее: за поведение ему нужен как минимум «уд»). Поэтому они стараются с ними не портить отношения. «Хорошистов» они воспринимают как бесполезный вариант отличников: те не годятся для списывания (потому что сами много ошибаются) и домашку за троечника делать не смогут даже под угрозой побоев (потому что и себя-то еле вытягивают). «Ну и зачем». Поэтому хорошистов они специально не тиранят, но зло срывают в основном на них.

Медведев в этой схеме – как раз хорошист. Опять же, не из крепких, а из таких, которые могут скатиться на тройки.

Ум у таких хорошистов есть, но они тратят его целиком на учёбу, отчего частенько выглядят дураками по жизни. Очень хотят быть отличниками и сильно отличникам завидуют. Любят всякие вещицы – например, ручки с окошечком, где пальма плавает, а то и голая тётка. По жизни относительно безвредны, хотя могут плюнуть из трубочки жёвой в спину, или подложить в чужой портфель картофельное пюре из столовки, а то и кефирчика налить. Но это если точно никто не увидит – страшно.

Можно было бы порассуждать и про возможность появления отличника, но на самом деле важно не это. Все они – школота. И все боятся старших.

Вот что существенно.

)(