June 30th, 2011

с митинга

"в шинелях с наганами племя пушкиноведов": полякование из-за зубцов

Известная пушкинская фраза «правительство – единственный европеец в России» оказалась роковой.

Дело в том, что правительству (уже не тому, о котором говорил Пушкин) эта идея ПОНРАВИЛАСЬ. В самом деле, лестно же быть единственным европейцем в стране. Единственным, повторяю, европейцем. Единственным и неповторимым.

А что для этого нужно сделать? Убить или запрессовать всех остальных европейцев. Чтобы остаться именно ЕДИНСТВЕННЫМ. Эксклюзивным.

Ну а сейчас ситуация стала и вовсе безвыходной. Для азиатских полукровок, которые сейчас у нас «правительство», это ведь единственный шанс: опустить ниже плинтуса всех настоящих европейцев, чтобы самим из себя корчить «пренатуральных пановьев сигизмудовичей». Разумеется, они как были азиатами-полукровками, так ими и остались, только вместо засаленных халатов они понапяливали на себя «спинжаков за мульон долларов» (в чём азиаты и усматривают «европейскость»). Но вот настоящих европейцев они чуют, как динозавры чуяли теплокровных. «А дальше – чавканье и хруст». В самом лучшем случае – «не пущать и жить не давать».

А самим, значит, за кремёвской стеной сидеть и оттедова на всю страну из себя СУЩИХ ИНОСТРАНЦЕВ КОРЧИТЬ. Так сказать, поляковать из-за зубцов. И Пушкиным хрустеть. "Правительство - единственный европеец в России, там было, так есть и так будет".

)(
с митинга

ох, вот уж точно

Егор Холмогоров пишет:

Случившийся "потеевосрач" - конечно очень серьезный сигнал. Самое интересное, что сигнал первой подал суд, приговоривший ублюдка к 25 годам, а не к пожизненному и не к смерти... И дальше понеслось. Для кого-то герой. Для кого-то ничего особенного. Кто-то, как не очень, простите, умный, зато очень шумный публицист Тарас Бурмистров, который радостно рапортует: "не дай Бог - не мне даже, а кому-либо из нас - этой власти вручить нам СОБЛАЗН в виде сети из 10, скажем, агентов, которые МОЖНО БЫЛО БЫ СДАТЬ американским властям. К тому же и за деньги. Да за ТРИ СЕКУНДЫ".

Еще больший гнев, предсказуемо, вызвал остро написанный, но хирургически точный текст Крылова про исчезновение чувства Родины. Текст, который и навел меня на мысль, о феерическом балансировании мысли Крылова на грани, на которой большинство людей просто не удержится в силу своей более простой ментальной организации.

Так вот. Мы не осознаем масштаба проблемы.

Кто такой был Потеев?

Потеев был элита из элит советско-русского общества.

Сын ветерана.
Служил в Афгане.
Чуть ли не в Вымпеле (точнее, после КУОС, в Зените и Каскаде).
Прошедший массу проверок разведчик.
С учетом еще и того, что разведчики при Путине стали сверхэлитой и кадровым резервом.
Даже чисто внешне приятный блондинистый мужик.

И вот если эти вот результаты многодесятилетней советской селекции - начиная от книжек про пионеров-героев и кончая спецслужбистским корпоративным пафосом вот так вот легко, на фуфу сдают Родину ради мелкого американского прайса (а ведь очевидно, что по отношению к подлости даже самый максимум, который дадут ему сейчас штатовцы, будет довольно мелким прайсом), то надо понимать, что наступил жесточайший кризис чувства Родины.

Я об этом систематически говорю последние полгода. Сдав все святое на растерзание дикарям и ворью, почему-то решили думать, что народ будет любить родину как прежде. А народ на это наплевал - он устроен гораздо проще, грубее, примитивней, чем смелый пионер из советской сказки. Особенно хитрые и ушлые мужички, которые "чего-то добились в жизни", то есть прошли обратную селекцию применительно к подлости. Никаких сантиментов у них не осталось.

Не осталось именно потому, что они свои.

В каком-то смысле Троцкий или Березовский относились к России как стране русских с большей бережностью - потому, что они были чужие. И всегда знали, что один неверный шаг и тебя как чужака пустят под нож. А тут - гуляй Вася - свое ж добро пропиваем на американские шмотки, не жалко.

В заданных координатах воровства и предательства именно лучшие советские-русские люди, военная, спецслужбистская и прочая элита регулярно показывала себя законченными мразями. И дальше будет показывать.

Сегодня любить родину, как правило, не дело крепких, умных, хитроватых мужиков. Это дело либо настоящих простаков, либо усложненных гуманитариев, которые знают как устроено чувство Родины и способны его отрефлексировать, найти точку опоры. И напротив на военные перевороты, честных служак и прочую хреноту надежды нет никакой - вот уж где изнутри все сгнило.

Беда рыцарей Большого Проекта состоит в том, что они никак не поймут - эти хитроватые мужики будут радостно свистеть с ними за Державу, а потом ради копейки пустят их под нож. Вот она беда-то...


И опять же. Всё написанное - это ещё очень смягчённая правда.

Дальше уж и не буду покамест.

)(
с митинга

Мёртвая Смерть

Сегодня проснулся рано утром. Но не сразу, то есть не до конца. И попал, как это обыкновенно бывает, в нехорошее пространство между сном и явью. Ну то есть у тебя есть ощущение, что ты проснулся, голова работает как днём, а вокруг сон.

В этом самом сне мне явилось что-то непонятное и пригласило на круглый сон (я так понял, аналог круглого стола) по теме «Роль мёртвых в Великой Отечественной Войне».

Я решил не ходить и проснулся окончательно. И пошёл на думский круглый стол по межнациональным конфликтам в армии.

)(
с митинга

Не слово, но дело | оранжевый галстук обещан

Надо отдать должное Максиму Калашникову – он выдерживает имперский стиль.

А именно: решив дать достойную отповедь на мои происки и нападки на фетиш «территориальной целостности», он выставил против меня не какого-нибудь случайного публицистишку, а человека подлинно имперской культуры.

То есть, во-первых, армянина, и, во-вторых, не просто армянина, а дурака. И не просто дурака, а дурака карикатурно-азиатского, буквально «по Галковскому». Который может только подтаскивать или оттаскивать. То есть или петь медовую хвалу великому падишаху, да живёт он сто лет и ещё сто лет, либо уж визгливо проклинать врагов падишаха, да сдохнут они в канаве, они и дети их, и внуки их, тьфу. В данном случае, естественно, второе: «Крылов, похожий на Трахненберга», «продолжая зомбирующее манипулирование», «в нездоровой голове Крылова преломился страх», «просто лепет умалишенного», ну и, конечно, намёк на пособничество американскому агрессору, который спит и видит, спит и видит.

Это бы ладно. Но по ходу прилетело православному Белковскому, обозванному хасидом, французской кухне, где копошатся слизни, и Грузии, где, как выяснилось, тысячи людей умирают от голода, да. Саакашвили-то, видать, галстук с голодухи жевал. Намекал, значит, что у них там нямки нетушки.

Однако можно ж посмотреть на дело и с другой стороны. И терпентин на что-нибудь полезен. Даже имперские охранители могут, наверное, принести пользу человечеству, если будут не только говорить, но и делать.

Например, было бы поистине имперским жестом с их стороны – собрать гуманитарную помощь для голодающих Тбилиси. Это было бы достойным ответом на все нападки и происки.

И я тоже устыжусь. И, скрепя сердце, приду на сборный пункт и положу в кучу продуктов две банки тушёнки и стильный оранжевый галстук. Чтоб уж - - -

)(