September 3rd, 2011

с митинга

"Западничество": между Смердяковым и Левшой

Так называемое «западничество» у нас бывает двух направлений.

1. «В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки».

2. «Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся».


Первое направление, в общем-то, всегда разделялось «на самом высоком уровне»: все, кто правил Россией, подсознательно – а иногда и сознательно – верили, что «нация здесь глупая» и что «при Наполеоне были бы совсем даже другие порядки». Этого последнего, кстати, они сильно опасались - что придут иностранцы и отнесутся к русским по-человечески. Простив чего принимались меры - в частности, всячески мазали лицо России сажей и поощряли самую дикую русофобию: чтобы иностранцы «не польстились». Иностранцы всё равно «льстились» (на землицу и всё такое), но трюк всё-таки срабатывал – они сюда приходили войском и тут же начинали хамить и зверствовать над русскими, что приводило к понятным последствиям: «народ вставал».

Вторых же презирали и ненавидели, как кощунников: это ж надо, какие-то черви смеют не просто мечтать о «других порядках», а ещё и пытаются РАЗОБРАТЬСЯ, что да как, да смеют думать, что ОНИ САМИ способны их у себя завести? Неееет, «власть имеет монополию на европейство».

И потому история всякого Левши-англомана кончалась одинаково:

Мартын-Сольский сейчас же поехал, об этом графу Чернышеву доложил, чтобы до государя довести, а граф Чернышев на него закричал:
- Знай, - говорит, - свое рвотное да слабительное, а не в свое дело не мешайся: в России на это генералы есть.
Государю так и не сказали, и чистка все продолжалась до самой Крымской кампании.
В тогдашнее время как стали ружья заряжать, а пули в них и болтаются, потому что стволы кирпичом расчищены.
Тут Мартын-Сольский Чернышеву о левше и напомнил, а граф Чернышев и говорит:
- Пошел к черту, плезирная трубка, не в свое дело не мешайся, а не то я отопрусь, что никогда от тебя об этом не слыхал, - тебе же и достанется.
Мартын-Сольский подумал: "И вправду отопрется", - так и молчал. А доведи он левшины слова в свое время, до государя, - в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был.


)(
с митинга

эстетиццкое

Чисто материальные, "низкие" удовольствия - такие, которые берут только количеством, и возрастают пропорционально количеству. "Еще котлет! ещё водки!" Ограничение - только физические: желудок и печень ну просто не справляются. Но "в идеале", имея лужёный желудок и турбо-печень, можно было бы не вставать из-за стола, ага.

Момент качества - уже момент духовный: "дегустационное вино" не предназначено для того, чтобы его "хлестали". Именно ограниченность количества качеством и делает наслаждение изысканным: "переберёшь - будет уже не то".

Поэтому "культ денег" и кажется чем-то низменным: деньги, дескать, ниже водки и котлет, которых всё-таки нельзя потреблять "сколько угодно".

)(
с митинга

литературное

Вообще говоря, носовского «Незнайку в сСолнечном городе» можно рассматривать как довольно злую пародию на юнгеровский «Гелиополис». Начиная от темы «супертехнологий» и кончая описанием городских беспорядков, инициированных некими «новыми варварами».

Интересно, мог ли Носов читать «Гелиополис»? По времени – да, мог. Язык – мог знать, всё-таки родился в 1908 году. К тому же детская литература добезцаря в основном делалась с немецкой (а не с английской). Книжки на языках в то время не особо фильтровались - их и в позднесоветские-то времена вполне можно было достать, если не Solzhenitsyn - могло попасть и в букинистический. "Мало ли".

Хотя, может, и совпадение. Но - - -

)(
  • Current Music
    http://haritonov.kulichki.net/pesnia/kmuze.mov