October 23rd, 2011

с митинга

"Хватит кормить Кавказ!" в Москве - отчет с фото

с митинга

На ту же тему. Хватит кормить Кавказ!” Митинг на Болотной 22 октября. Видеоотчёт.

Оригинал взят у kwas_1972 в Хватит кормить Кавказ!” Митинг на Болотной 22 октября. Видеоотчёт.
" Хватит кормить Кавказ!” Митинг на Болотной 22 октября. Видеоотчёт.
Ссылка на видеоотчёт здесь - http://www.youtube.com/watch?v=oLqYpsRnatQ
В Москве прошел митинг “Хватит кормить Кавказ, хватит грабить регионы, долой партию жуликов и воров!”.
На митинге выступили Владимир Тор и Константин Крылов (Русское общественное движение), Даниил Константинов (Лига обороны Москвы), Антон Сусов (Русский гражданский союз), Владимир Милов (“Демократический выбор”), Александр Белов (этнополитическое объединение “Русские”), Алексей Навальный.
Накануне опрос даже такой специфической аудитории  как радио "Эхо Москвы" показал что лозунг "Хватит кормить Кавказ поддерживают 89%.
Участие Милова и Навального в митинге националистов показывает не только то что политический русский национализм становится респектабельной и общепризнанной идеологией, имеющей все права наряду с другими идеологическими концепциями.
Их участие демонстрирует что к многим приходит, хоть и позднее, но понимание того, что демократическое общество это общество большинства, а не общество построенное на претензиях на руководящую роль манипуляторов социальных распрей, или эгоистического либерализма.
Как сказала по этому поводу Юлия Латынина:
Collapse )

"
с митинга

"Право имеющие"

Оригинал взят у v_milov в Ответ Сергею Алексашенко по вопросу национализма
Речь идет об ответе вот на это.

Дорогой Сергей! В ответ на твой опус – 5 простых пунктов.

1. Я искренне, без всяких шуток, с огромным уважением к тебе отношусь. Как к честному и порядочному человеку, как к одному из лучших экономистов в нашей стране.

С политикой сложнее. Еще год назад ты не был в политике. Ты помнишь, что это я тебя уговаривал – выступить в нашу коалицию, вступить в Парнас. С интересом наблюдал за твоими шагами в политике. И с сожалением вынужден констатировать, что твоя позиция по принципиальнейшим вопросам все время меняется. Год назад на учредительном съезде Парнаса ты полемизировал с Новодворской, утверждавшей, что ни при каких условиях нельзя сотрудничать с коммунистами. Ты тогда с трибуны, под запись, говорил, что если политическая ситуация того требует – надо сотрудничать и с КПРФ, и с кем угодно, ради достижения общих политических целей, такова политика. Мне ты не раз говорил, что, если будет возможность выдвигаться по спискам КПРФ, надо выдвигаться по спискам КПРФ – хотя я, признаться, до такой степени прагматизма не дошел и вряд ли дойду.

А недавно ты вдруг прозрел, мощно выступив в поддержку порчи бюллетеней, с аргументацией в том духе, что голосовать за КПРФ или ЛДПР – выше твоих моральных принципов, через которые ты никогда не сможешь переступить. Хотя еще за три недели до этого на «Эхе Москвы», опять же под запись, говорил, что поддерживаешь «вариант Навального» на выборах в Госдуму – голосовать против «Единой России» за другие партии.

Поэтому, Сергей, извини, дорогой, без обид – но для меня ценность твоих рекомендаций по политическим вопросам – в отличие от вопросов экономических – невелика. А вдруг ты опять передумаешь?

2. Передумать тут есть отчего. Вот ты говоришь, что «национализм – это бочка с дерьмом». Ты бы сказал это лидерам антикоммунистических революций конца 1980-х в Восточной Европе, странах Балтии – прошу прощения у наиболее брезгливых представителей либеральной интеллигенции, но увы, историческая правда такова, что детей находят не в капусте, а восточноевропейские и прибалтийские революции были движимы прежде всего мощным националистическим драйвом. Америка, крупнейшая экономика мира, построена на национализме. Национализм был главной движущей силой арабских революций этого года, которым рукоплескала московская либеральная тусовка.

Конечно, национализм, если его развернуть в неправильном направлении, может стать опасной и разрушительной силой. Много что может стать опасной и разрушительной силой. Ядерное оружие было создано, чтобы стать опасной и разрушительной силой – а оказалось мощнейшей силой сдерживания, способствовавшей полному прекращению глобальных войн на планете в последние шесть десятилетий и воцарению пусть худого, но глобального мира.

В национализме, кроме разрушительного, есть и огромный созидательный потенциал. Главное – в какую сторону его развернуть. Вот за это сейчас будет идти борьба. В ней надо участвовать, бороться за то, чтобы победила цивилизованная, созидательная концепция национализма. Но что точно не получится – спрятать от национального фактора голову в песок.

3. За годы пребывания в оппозиции я объездил больше 40 регионов, пообщался с тысячами людей. У меня сложилось четкое представление о том, чего хотят наши избиратели. Один из принципиальных моментов: избиратели, скажем так, в крайнем недоумении от того, что оппозиция – по крайней мере, либерально-демократическая ее часть – шарахается от национального вопроса, как черт от ладана, боится слова «русский», считает его ругательным, начинает шикать на всякого, кто это слово произнесет. Многие представители либерально-демократической общественности открыто и подробно разъясняют, почему быть русским – это плохо, почему русский национализм – это «бочка с дерьмом», как ты изволил выразиться. Польский, американский, египетский национализм – это не бочка с дерьмом, а русский – бочка. Так разъясняют нам светочи либеральной демократии.

Неудивительно, что значительная часть населения после всего этого воспринимает либерально-демократическую оппозицию как антирусскую. А вакуум потребности в политиках, выступающих с национальных позиций, заполняют имперцы, охранители, национал-радикалы и т.п.

Антирусская оппозиция не имеет никаких перспектив. Я это понял достаточно давно. Мне никогда не нравилось, что в российской либеральной оппозиции распространено уничижительное, презрительное, боязненное отношение к слову «русский». Так мы далеко не уедем.

Другое дело, что вопрос определения русской национальной идентичности в политическом смысле слова – сложный вопрос, на этом поле хозяйничали всякие имперцы, консерваторы, традиционалисты, почвенники. Так это значит, что надо выходить на это поле и предлагать свои идеи, в чем состоит фактор «русскости» в политическом смысле. Бороться за избирателя, бороться за русский дискурс.

Я определяю этот фактор как необходимость возврата к потерянной европейскости – в противовес азиатчине (это к вопросу о конфликте европейской и кавказской общественно-политических моделей и к вопросу «Хватит кормить Кавказ!»). Подробнее о моей позиции можно прочитать здесь.

Я рад, что русские националисты разворачиваются от средневековой имперской риторики в сторону современной европейской. Я рад, что дискурс переместился от «долой Запад, мы – Евразия» в сторону «Хватит кормить Кавказ, мы – Европа». Это позитивная тенденция в русском национализме. Я готов сделать все возможное, чтобы ее поддерживать.

4. Чтобы понять, что проблема Кавказа – не пустой звук и не придумка тех, кто «пытается заработать политические очки» на вопросе межэтнических отношений, я дам тебе простой совет. Возьми в охапку Доброхотова, Подрабинека и кого там еще из яростных противников русского национализма – да поезжайте 31-го октября в город Грозный, проведите там акцию в защиту свободы собраний и 31-й статьи Конституции. Дабы от диванной критики «плохих русских националистов» перейти к реальному пониманию того, в чем разница между Россией и сегодняшним Кавказом. Может, осознаете, что происходящее там – это слишком даже для путинской России, и что Кавказ – территория, где вообще не действуют никакие законы – превратился в реальную угрозу будущему России как европейского государства. И дело не в путинском режиме как таковом.

На Кавказе сегодня – совсем другой режим, по сравнению с которым «винтилово» на Триумфальной покажется апофеозом толерантности и вежливости. И вся эта красота содержится на наши деньги. На твои, Сергей, в том числе – ты ведь платишь государству немалые налоги.

Пока не съездите и не помитингуете в Грозном – никакие ваши возражения по Кавказу и рассуждения с дивана о том, что «нет проблемы Кавказа», не принимаются. Кавказ сегодня – это совсем другая территория. Это территория тотального беззакония, криминала, коррупции, которые, увы, не остаются там, а экспортируются на остальную территорию страны. Сурков в летнем интервью чеченскому ТВ так и сказал: он считает, что это правильно и хорошо. По Москве спокойно разгуливает находящийся в международном розыске депутат Делимханов, который находится в списке миллиардеров журнала «Финанс» - где напротив фамилий других миллиардеров написано, каким бизнесом они заработали свои деньги, а напротив фамилии Делиммханова – «депутат Госдумы от Чечни». И все. Вот такая вот доходная «профессия».

И все это хозяйство содержится на наши федеральные деньги. Эта система накачки насквозь коррумпированных местных царьков и «вертикалек» деньгами не только несправедлива с точки зрения интересов остальной России, но полностью убивает экономику кавказских регионов, перспективы развития малого и среднего бизнеса на Кавказе – почитай, как об этом пишет одна из лучших российских специалистов по экономике регионов Наталья Зубаревич.

Нет уж, хватит. Давайте начнем с того, что поставим перед кавказскими элитами вопрос: давайте-ка вы учитесь зарабатывать сами, у вас отличное географическое положение, природные ресурсы, молодое и быстрорастущее население – такого нет ни в одном другом субъекте Федерации. Но другие субъекты федерации не получают 80-90% своих бюджетов в виде федеральных дотаций. Дотаций на продолжение всего того безобразия, беззакония и насилия, которое на Кавказе сегодня творится. Фактически - индульгенции на продолжение этого безобразия.

5. Среди российских националистов есть много, скажем так, сомнительных персонажей. Как и среди либералов. Фашисты кидают «зиги» - а демшиза требует сажать всех направо и налево в тюрьму по 282-й статье за «неправильные» взгляды. Чем одни отличаются от других, понять на самом деле трудно.

В последние годы я много ходил на либеральные митинги – там было очень много, мягко говоря, странной публики, странных лозунгов. Это я так крайне мягко выражаюсь, хотя можно было бы красочно живописать – и это именно то, что отпугивает многих людей от демократических организаций и митингов. «Да там одна шиза сумасшедшая», говорят люди.

От «русских маршей» отпугивает другое – обилие зигующей бритоголовой молодежи. И то и другое мне неприятно. Но ни того, ни другого я не видел в субботу на Болотной площади. Видел много нормально одетых современных людей, озабоченных проблемой кавказской экспансии, этнопреступностью, вызывающим поведением облеченных властью коррупционеров с юга. Адекватные молодые спикеры, говорящие дело. Навальный, опять же. Другая атмосфера, другая энергетика. Другая оппозиция.

Думаю, для Кремля эта штука самая опасная – если вменяемые демократы и вменяемые националисты начнут сотрудничать по ряду актуальных и важных тем, таких как кавказский вопрос. Ночной кошмар Суркова. Потенциал поддержки здесь – огромный, причем во многом среди состоявшихся, обеспеченных людей, активных членов общества. Это вам не потерявшие нюх и неопасные старые оппозиционеры, картинно перечеркивающие бюллетени. Это совсем другая история.

В общем, Сергей, с удовольствием поучаствую с тобой в прямых дебатах на эту тему. Вот Навальный в субботу «вынес» Доброхотова даже на «Эхе Москвы», 89% слушателей которого по итогам их дебатов поддержали лозунг «Хватит кормить Кавказ!». Дело не только в Навальном: вот вам пример того, как на сайте «Эха Москвы» три уважаемых либерала уговаривают читателей, что национализм – это страшно-страшное зло, а потом идет опрос: считаете ли вы национализм главной угрозой? Более 60% - не считают. Обработка мозгов не удалась. Избирателей не обманешь. И это на либеральном «Эхе Москвы».

Так что, если не побоишься в эфире обсудить все это, - готов к дебатам.


И к этому - комментарий Егора Холмогорова:

Оригинал взят у holmogor в Дурно пахнут мертвые слова
Читаю рассуждения Милова о союзе национализма и либерализма.

Рассуждения-то со стороны либералов понятные, хотя и внутренне неискренние. Либералов привлекает национализм как политический фактор, но проблема в том, что для его действительного усвоения им придется перешагнуть через "небыдло-дискурс", отказаться от социал-дарвинистского восприятия большинства нации. Как они, воображающие себя белой костью и голубой кровью, будут ломать себя через колено здесь - это было бы то еще зрелище.

Но мое внимание привлек другой пассаж:

вопрос определения русской национальной идентичности в политическом смысле слова – сложный вопрос, на этом поле хозяйничали всякие имперцы, консерваторы, традиционалисты, почвенники.

И я с горечью подумал о другом. В самом деле, было время, когда за русский народ были "имперцы, консерваторы, традиционалисты, почвенники" - и в общем-то только они.

А потом звезды перевернулись вниз и имперцы, консерваторы, традиционалисты, почвенники, в огромном, достигшем уже критических значений, числе предали русский народ.

1. Они признали право "более пассионарных" горских народов грабить, насиловать и убивать русских безнаказанно и готовы поддерживать режим, базирующийся на обеспечении этого права. И называют это "имперским беременем".

2. Они признали власть клептократа разновидностью самодержавной имперской власти, а потому священной и неприкосновенной. И называют это консерватизмом.

3. Они согласились с тем, чтобы традиционные ценности и институты были "настроены" так, чтобы унижать русский народ и его обезоруживать. Сколько мы за последнее время слышали православненьких рассуждений на тему того, что жертва насилия сама виновата, что "несть ни эллина, ни иудея, ни чеченца, ни русского". Произошла манихейская трансформация традиционных духовных ценностей в антипод жизненным ценностям, ценности выживания русского народа.

4. Ценность "почвы" была примитивизирована и деградировала до формальных, высушенных заклинаний "территориальной целостностью". Почвенное движение когда-то начиналось как протест против обезлюдения и истощения русской земли, коренных русских регионов, ради великих строек, поворота рек и подъема братских республик. Сейчас защитники "почвы" в противоположность крови готовы договориться до такой мерзости как "Хватит кормить Дальний Восток", лишь бы вступиться за своих новообретенных имперских братьев по духу.

5. То же самое и с неосоветистами. Единственный смысл и оправдание советского проекта были в использовании этого проекта для технического и организационного усиления русского народа. По формуле Сталина "если русские вооруженны танками - они непобедимы". Сейчас неосоветизм чаще всего вырождается в идеологию поддержания устаревших и несвязанных между собой артефактов, не имеющих системного смысла за счет крови и жизненных соков вымирающего русского народа. Это как тяжело раненного и истекающего кровью рыцаря заставили бы ходить неперевязанным в броне, поскольку броня это круто и снимать ее не позволяет честь.

Общий знаменатель таков, что консервативно-традиционные ценности превратились в ментальных упырей, во имя которых те, кто предан этим ментальным упырям больше, чем своим братьям, готовы истощать или санкционировать истощение последних жизненных сил народа.

Это превращение произошло потому, что не был преодолен фантастический, мечтательный характер этих ценностей. Напротив, "консервативная волна" 2000-ных была движением арьергардных фантазеров.

Чем отличаются арьергардные фантазеры от авангардных? Авангардный фантазер - это, к примеру, Циолковский, за кторым наодится Цандер, за которым находится Королев и в итоге Гагарин летит в космос. Мечта постепенно обрастает плотью и кровью и становится фактом, пусть и в более суровых и приземленных формах, чем в фантазии.

Арьергардное фантазирование носит прямо противоположный характер - реальность постепенно истончается, разрежается, растворяется. Дома рушатся, ракеты гниют, юные девы становятся старыми шлюхами. А фантазер продолжает считать, что всё еще находится на своих местах, а то и вовсе расцветает и развивается. Живет в мире фантомов. А если у него в руках еще и пила, то отпиливает куски еще живой реальности, поскольку они нарушают фантомную симметрию.

В этом смысле наше арьергардное фантазирование породило в нулевые фантомную империю, фантомный консерватизм, фантомный традиционализм, фантомное почвенничество. До какого-то момента казалось, что реальность народной беды не противоречит этим фантомам, что вот сейчас вот народец оклемается и фантомы наполнятся жизнью.

Но вот, обозначился раскол - народ и страна уже настолько больны, что нужны хирургия, антибиотики, припарки, постельный режим, капельницы. А фантомы требуют парадов, званых обедов, плясок до упаду, питья да полуночи и многочасовых крестных ходов.

И уже понятно, что либо эти фантомы, в сочетании с корыстью (а не забываем, что фантомы стали вдруг так востребованы именно из-за чьей-то вполне определенной корысти) убьют организм, либо их придется ампутировать.

По этой же причине понятно и оживление на национальном фронте либералов и, более того, вполне возможно, они будут иметь на этом поприще кое-какие успехи. Дело в том, что преуменьшенное мнение о народе и стране у либералов (у вменяемых конечно, не у сочащихся слюной и ядом психопатов) менее опасно для национального организма, чем преувеличенное мнение о нем у имперцев. Осознание нашей слабости, если оно не переходит в желание "добить сраную рашку", гораздо более верная сегодня позиция, чем фантазирование о нашей мнимой силе.

Значит ли это, что либералы будут гарцевать на националистическом коне все время?

Нет, не значит. Поскольку объективно и традиционализм, и консерватизм, и почвенничество и даже в каком-то смысле имперство - это объективная истина. И тем паче это истина для русского народа.

Но...

Нам, - консерваторам, традиционалистам, православным, почвенником, славянофилам, необходимо осознать, что под нашими знаменами и цветами было совершено масштабное предательство по отношению к русскому народу.

Сейчас это еще не вполне ясно, но через несколько лет, когда плоды безумной кавказской и миграционной политики будут вскрываться один за другим, - это будет очевидно. И, боюсь, тогда главный "консервативный" аргумент - вина либералов за либеральные реформы перестанет работать, поскольку память о них померкнет перед ужасом от нашествия Орды, к вине за которое вина консерваторов будет примазана по полной.

Предательство было совершено частично "нашими", но по большей части нашими же злейшими врагами, которые просто подняли наши "цвета".

Делать вид, что это предательства не было - бессмысленно и глупо.

Если мы не хотим, чтобы при словах "я консерватор" или "я традиционалист" нам начали плевать в лицо, нам нужно очистить наши знамена от грязи предательства, а ряды - от предателей, от тех, кто принес наши ценности в дар новоордынской клептократии и четко считать их своими врагами.

1. Каждый, кто выступает против Конституционных прав русского народа на Россию - враг.

2. Каждый, кто оправдывает кавказский беспредел, дань, экстерриториальную юрисдикцию - враг, какие бы он не придумывал высокоумные и высокдуховные оправдания.

3. Каждый, кто приветствует имеющуюся миграционную политику и обосновывает допустимость или терпимость Нашествия - враг.

Те, кто не говорит и не делает этих трех вещей - друзья, потенциальные друзья и союзники - будь они консерваторы, либералы, сталинисты, пофигисты или кто-то еще.

Отделив четко друзей от врагов мы должны заняться очищением консервативного, патриотического, традиционалистского дискурса от фантомных элементов, от консервативного фантазирования, оказавшегося, на поверку, весьма слабой защитой от национального предательства.


Тут что важно. И Милов, и Холмогоров - это люди, которые ПРАВО ИМЕЮТ говорить за либералов и за консерваторов.

Милов, что про него не скажи - а вот назвать его не либералом, а замаскировавшимся черносотенцем ни у кого язык не повернётся. Ну невозможно. Он настоящий либерал, "жизнью доказал". И говорить имеет право именно как либерал. Сто процентов

Точно так же и Холмогоров. Опять же, как ни крути - но именно он долгое время был не просто консерватором, а буквально олицетворял собой имперство, консерватизм, традиционализм и почвенничество. Те, кто его сейчас клянёт - на его текстах выросли. Опять же, право говорить "с этой стороны" у него стопроцентное.

Так что прислушаться к их словам стоит хотя бы поэтому. И сделать выводы.

)(