November 26th, 2011

с митинга

аккуратнее надоть

Цытатко, уже разошедшееся (благодаря Мальгину, халва ему), но вкусное:

«Представьте, что государство – это муж, власть – это муж, а мы все, общество, это жена. В 2000-м году наше общество вышло замуж за Владимира Владимировича Путина. Общество же за него проголосовало и сказало: Владимир Владимирович, будьте нашим мужем, то есть заботьтесь о нас, защитите нас, дайте нам работу».

Василий Якеменко


Это он, конечно, лишку сказанул, да ещё и на публику. На грядущую путинскую вечность лучше разрабатывать учения мистические, в иудейском этаком стиле - например, о вечном Завете между населением страны и её Нацлидом, "да не будет у тебя других президентов перед лицом Моим", и так далее. Ну а брачные и сексуальные метафоры - в устное предание, на ушко нашистикам. "Путин наш, хе-хе... того-с".

)(
с митинга

Ну что ж

Я очень надеюсь, что вот именно сейчас у сотрудников нашей правоохранительной системы не возникнет внезапной и острой потребности совершить со мной какие-нибудь "следственные действия".

И я спокойно дойду до наб. Тараса Шевченко, где что-нибудь скажу про наши выеборы и наеборы.

)(
с митинга

Мёртвая Смерть: Быков, Демидов и Марина Литвинович

Мне давно ничего не снилось - или не запоминалось. В основном потому, что спал мало и «всё какими-то урывками». А сегодня удалось нормально выспаться, Оле-Лукойе и объявился.

Правда, сказки его были отчасти скабрезны, и к тому же «затрагивали личности», поэтому я публикую только ту часть сна, которая касается людей, о которых я точно знаю, что психика у них устойчивая и способность к самоиронии наличествует. Иначе не стал бы, ага. Если вдруг чего – «извините если кого обидел».

Короче говоря, мне приблазилось, что я сижу на какой-то петербургской (во сне я знал, что действие происходит в Петербурге) кухне с Димой Быковым и каким-то дедушкой с пегой бородкой, похожим на спившегося голливудского актёра. Естественно, всюду висело мокрое бельё, на плите стояли три чайника и тазик с водой, в мойке – гора немытой посуды под потолок, стол уставлен грязными стопками «и всё такоэ». Меня это даже во сне раздражало, Быкова тоже – он постоянно вскакивал и бегал по комнате, низко свисающее бельё ему мешало, так что он его срывал с верёвок и швырял куда-то в угол.

Быков рассказывал, что за него вышла замуж Марина Литвинович - по политическим причинам. Оказывается, Марину любит Путин, любит давно, тайно и безнадёжно. Марина Путина «не поощряет», но несколько раз пользовалась его благорасположением, чтобы спасти ближних от разного рода кар и репрессий. Когда Путин хотел окончательно погубить Лимонова, Марина якобы ему позвонила и сказала, что Лимонов – её муж, «и чтоб он от него отстал». Путин потребовал доказательств, что Лимонов и в самом деле муж Литвинович, и та за него вышла замуж официально, после чего Путин отвял. А теперь преследуют Быкова, и Марина тоже за него вышла замуж, потому что хочет его спасти. Быков, соответственно, женился, но проблема вся в том, что Марина понимает этот брак как формальность, а он – как возможность. «Костя, ты не понимаешь, я всегда хотел её, а сейчас хочу её ещё больше, я хочу её раздеть, я хочу видеть её голенькой, беззащитной, я хочу её такую - - - , а она мне не - - -» - кричал он, судорожно комкая какие-то простыни и полотенца. Я пытался объяснить Быкову, что солидарность и интим – вещи всё-таки разные, но он меня категорически не желал слушать, пылая гневом и страстью.

Потом внимание перетянул на себя пегобородый дедок. Он отрекомендовался как народный изобретатель, который – ни хухры-мухры – открыл левитацию. По его словам, чтобы ходить по воздуху, нужно всего лишь намочить ноги в выделениях некоей японской водоросли, каковую он нам тут же и продемонстрировал, выдвинув из-под стола корыто с мутной водой, в которой плавали какие-то белые стебельки. Я встал в корыто (оказалось, что я был бос) и после некоторых усилий и в самом деле пошёл по воздуху, для равновесия цепляясь за бельевые верёвки. Выяснилось, что потолок и в самом деле очень высоко, и к тому же покрыт росписями. Быков что-то кричал мне вслед, но я уже поднялся очень высоко и увидел высокое сводчатое окно, заклеенное бумагой. Проломившись сквозь него, я оказался на Триумфальной площади, где бесновались нашисты (под синими флагами, синий цвет я запомнил). Беснования их почему-то были обращены в адрес телеведущего Ивана Демидова, которого нашисты обвиняли в каких-то абсурдных грехах. «Демидов – это наркотики!» - кричал какой-то тип со сцены, а толпа отвечала «Демидов – это Манежка!» Тут каким-то образом рядом нарисовался Быков, который стал мне объяснять, что, оказывается, Демидов состоит в некоем тайном ордене и имеет чин «подвижника». В частности, заявил Быков, именно Демидов организовал Манежку и даже сам там присутствовал – под маской. Теперь же он якобы работает с некими «рожалицами» и Скурлатовым, который, дескать…

Дальше, увы, не могу: подсознание разбушевалось.

) хотел запостить утром – но не успел: торопился на митинг (