January 29th, 2012

с митинга

Совещание русских националистов

Оригинал взят у rus_voron в Совещание русских националистов

«Если мы не будем на митинге, на сцене будет не просто Рыжков, а десять Рыжковых».

Александр Белов

  Сегодня в Доме Союза писателей России произошло если не историческое, то, по крайней мере, весьма важное событие. И важное, в первую очередь, для самих националистов. Наконец-то собравшиеся лидеры абсолютно разных направлений русского национализма сумели прийти к общему мнению. И, что весьма примечательно, практически все сошлись на той точке зрения, которую с самого начала высказывали и транслировали в политическую среду национал-демократы.


  Главный вопрос, который обсуждался – участие националистов в гражданском протесте и отношения с политическими силами других флангов – с либералами и левыми. Особым гостем мероприятия был Гарри Каспаров. Присутствие лидеров оппозиционного движения, имеющих другие политические воззрения, весьма важно для националистов, как, впрочем, и для идейных оппонентов. Понять друг друга, а не замыкаться на тупиковых путях, которым для русских националистов является отказ от участия в протесте, а для либералов – невнимание к чаяниям и надеждам русских, составляющих не только «скелет», но и «мясо» поднимающегося гражданского движения, является обоюдоострой задачей оппозиции, если она стремится к успеху.

  Севастьянов и Павлов, призывавшие националистов отказаться от участия в шествиях и митингах, противопоставляя «опытных» старопатриотов «поколению 90-х годов», оказались в абсолютном меньшинстве. Сергей Бабурин, Александр Белов, Константин Крылов, Егор Холмогоров, Борис и Иван Мироновы, Владимир Тор и еще свыше десятка представителей русской интеллигенции и русских националистических организаций пришли к одному выводу: необходимо активное участие в зарождающихся структурах гражданского движения,  а на политических акциях вести постоянный диалог и с левыми, и с либералами, ведь интересы этих движений во многом сопадают. Что, однако, не отменяет того факта, что некоторые узкие круги, в частности связка Немцов-Рыжков-Касьянов с их друзьями вроде Кудрина и Собчак пытаются оседлать протестное движение, ведь им в случае «честных» выборов ничего не светит.

  Гарри Каспаров же подчеркнул, что «шиза» есть везде, есть она и у националистов (трудно не согласиться), есть она и у либералов (Новодворская, допустим). А адекватные люди всегда способны найти общий язык. И вообще не стоит представлять либералов как однообразную массу. Следует отличать либералов от реваншистов 90-х годов. В целом, Каспаров прав, только куда его отнести самого – это покажет время. И заодно те решения и действия, которые он будет принимать.

  Действительно, националистам ни в коем случае не стоит самоустраняться, ведь это будет означать историческое поражение политического национализма в России. Участие националистов в протесте позволяет не только отодвинуть подальше от руля «приватизаторов», но и решить основную проблему оппозиции – сделать поистине антипутинское движение. Привлечение же фигур вроде Ксении Собчак и Алексея Кудрина, практически единственных, кого показывали в телевизионных репортажах по телевидению, оказывает медвежью услугу оппозиционерам. Насмотревшись на них, народ в массе своей принимает решение «лучше Путин, чем они». А это нам надо?

  Политическая чистоплотность и брезгливость уже пару раз наносили русскому национализму тяжелейшие удары – в 1917 и в 1991 годах. Третьего удара мы не выдержим. Только деятельное участие националистов в организации массового оппозиционного движения в наступающую «эпоху перемен» дает последний исторический шанс на победу.

  Или сейчас, или никогда!




ДОВЕСОК. Но не забывайте, товарищи, о революционной бдительности!

с митинга

Нравственный урок

Я всегда был уверен в том, что доброе дело не только приносит пользу тому, ради кого оно совершено, но и подаёт добрый пример другим. Даже жестоковыйным злодеям, которые невольно умягчаются сердцем и как бы забвев свою испорченность начинают тоже творить добро.

И вот прямо сейчас вышло этому изрядное подтверждение.

Я попросил своих друзей-читателей проплатить мне платный аккаунт в ЖЖ - просто чтобы показать, что я не зря работаю. Друзья откликнулись и мою просьбу исполнили с лихвою. Нашёлся, однако, злой человек - не будем говорить, кто это был, хотя это был Витя Милитарёв - который мне позавидовал и разразился жалобными проклятьями. Дескать, почему же это он никогда не имел платного аккаунта, в то время какой-то пошлый Крылов этим счастьем не обделён, и до чего же это несправедливо.

И что же? Нашёлся средь нас добрый человек, который пожалел Милитаёва и оплатил Вите аккаунт на два месяца!

Вот какова сила доброго примера.

)(
с митинга

"Не прошло и полгода": S.N.U.F.F.

Давным-давно, в 2005 году (это по нашим меркам - седая древность) Слава Макаров придумал литературоведческий термин "либерпанк". Ну, в смысле - поджанр антиутопии, описание мира победившей либеральной идеологии, где всё принесено в жертву идолам Рынка и Закона. С некоторыми типическими деталями - например, половыми извращениями, вменёнными в обязанность, или изощрённым гноблением остатков русских как "нерыночного и беззаконного народа".

Мы даже создали комьюнити под обсуждение этой темы - увы, заглохшее и заросшее травой.

И что же? В 2012 году вышел очередной пелевинский роман, S.N.U.F.F. Который на поверку оказался совершенно эталонным либерпанком.

)(
с митинга

К одному пререкаемому вопросу: расположение цветов "имперки"

"Имперка" - это самый распространённый символ русского движения, объединяющий националистов и патриотов. Цвета "имперки" известны: чёрный, жёлтый, белый. А вот по поводу их расположения время от времени вспыхивают споры.

Большинство патриотов и националистов принимает чёрно-жёлто-белый вариант (чёрная полоса сверху). Меньшинство настаивает на том, что сверху должна быть именно белая полоса.

Мне лично больше нравится именно второй вариант, хотя я на нём и не настаиваю (так как придаю символике не слишком много значения). Но при случае высказываюсь именно за это.

И вот тут как раз мне попались два материала, вроде бы подтверждающие близкую мне точку зрения.

Первый - вот. Текст сам по себе "шизовый", с "еврейским заговором" и прочими прелестями, но с интересной фоткой:



И второй - вырезка из "белогвардейского" журнала "Наши вести", № 458. На сайте журнала этого номера нет, но мне дали вырезку: Collapse )

Я так понимаю, что здесь упоминается то самое знамя, которое приведено выше. Что как бы подтверждает.

А вот насчёт "цветов Ганноверской династии" - подтверждений пока не нашёл. Хотя "было бы любопытно".

)(
с митинга

"Чаёк с сахарином", или Политические контакты

Несколькими постингами ниже я перепечатал сообщение rus_voron о совещании русских националистов, где за одним столом сидели Бабурин и Каспаров (нет, не как русский националист, а как гость мероприятия).

Автор в связи с этим заявил:

Политическая чистоплотность и брезгливость уже пару раз наносили русскому национализму тяжелейшие удары – в 1917 и в 1991 годах. Третьего удара мы не выдержим. Только деятельное участие националистов в организации массового оппозиционного движения в наступающую «эпоху перемен» дает последний исторический шанс на победу.


Честно говоря, меня этот абзац несколько покоробил. Не сутью, а формулировкой. Потому что из неё как бы следует, что «политическая чистоплотность» - это ни что иное, как уклонение от контактов с другими политическими силами, неучастие в массовых движениях, и вообще эскапизм, отрицалово и статус отверженных и проклятьем заклеймённых.

Комментарии к постингу это моё ощущение подтвердили. А именно – вполне себе внятные, неглупые люди принялись обсуждать, как же можно сидеть за одним столом с идейными противниками, да ещё и о чём-то с ними договариваться. «Это же предательство, ужас и мерзость».

При этом те же самые люди вроде бы читали книжки «про политику». И вроде бы знают, что политика – это прежде всего общение, причём не с лепшими корешами, а прямо наоборот: с врагами, противниками, неприятелями, союзниками неприятелей и посторонними интересантами. С каковыми, однако, можно и нужно находить общий язык, точки соприкосновения, кооперироваться против общих врагов, делить добычу, и много чего ещё, включая умение разорвать отношения с минимальными потерями для себя. А так - Молотов жал руку Риббентропу, Черчилль договаривался со Сталиным, и даже д’Артаньян, этот символ бескомпромиссной непорочности, играл в шахматы с Ришелье и почтительнейше брал из его рук патент на производство в лейтенанты.

То есть – теоретически все это понимают. А вот на практике начинаются проблемки. «Как же так, за одним столом-то».

Ну конечно, я прекрасно понимаю, кто это закидывает и зачем. Но я хочу поговорить о другом: почему вполне нормальные люди на это ведутся.

Связано это с положением русских в последнее столетие. Которое в принципе исключало «политическую логику» как таковую.

Дело в том, что политика, пусть и самая мелкая, предполагает символическое равенство сторон. Даже переговоры Ришелье и д’Артаньяна, несмотря на всю несравнимость веса этих фигур – это переговоры людей свободных и равных. Хотя бы потому, что оба - благородные. Конечно, Ришелье может засунуть д’Артаньяна в Бастилию, и тогда бы начались совсем другие разговоры. Но пока он не в Бастилии, символическое равенство сохраняется.

Это можно сравнить с теми же шахматами. Допустим, один шахматист – гроссмейстер, и у него на доске почти все фигуры целы. Второй – новичок, и у него остался только король, конь и две пешки. Но гроссмейстер не имеет права и возможности менять правила игры – только потому что он гроссмейстер. И пока игра не закончена, он не выиграл. Более того, возможно, ему придётся согласиться на ничью, только потому, что он торопится, а его соперник тянет время. «Мало ли как оно сложится».

Беда русских в том, что они уже сто лет как находятся в положении узников Бастилии. Как и почему – я писал и говорил много, да и не я один. Так что этот момент мы отдельно освещать не будем. «Так есть». И к этому привыкли.

Важно, что из этого следует.

Для узника мир разделён на сокамерников и тюремщиков. И «политические отношения» возможны в лучшем случае с сокамерниками. Все, абсолютно все «чужие» - это тюремщики, так как других людей в тюрьме просто нет и быть не может. Соответственно, любой контакт с «чужим» - это контакт с тюремщиком. Каковой может иметь ровно один смысл: сговор против сокамерников. Потому что тюремщику просто не о чем говорить с узником, кроме этого.

Как себя в такой ситуации должен вести приличный человек, желающий сохранить остатки достоинства? «Не сотрудничать с администрацией». А сотрудничеством на поверку оказывается любой контакт, не заканчивающийся для узника плохо.

Ну сами посудите. Из камеры уводят человека. Он возвращается через три часа, от него пахнет табаком и чайком с сахарином. С кем он говорил и о чём договорился? ДА ПОНЯТНО ЖЕ. Вот если его приволокут в камеру избитого и швырнут на пол – значит, честным остался, устоял перед соблазнами и на сговор не пошёл, да. А если живой, сытый и нос в табаке – значит, «ссучился, блядина, в стукачи подался».

Тут важно вот что: ЛЮБОЙ ЧУЖАК в такой ситуации воспринимается как «начальник» и «тюремщик», особенно если «чужой» сильнее и обладает большими ресурсами (а сильными в такой ситуации кажутся абсолютно все «чужие»). Соответственно, любой контакт с ним переживается как сговор и предательство – если, повторяю, он не заканчивается для контактирующего плохо. Буквально так: разговаривал с Каспаровым, Немцовым или Алексеевой, ушёл живым и здоровым – понятное дело, ПРЕДАЛ И ПРОДАЛ. Потому что - как же иначе? «Они же либералы, значит, не наши, значит, господа и хозяева, значит, начальство, значит, тюремщики, значит, ПОНЯТНО ВСЁ».

Кстати: тот же самый психологический механизм сработал по теме «американского посольства», куда недавно ходили наши, так сказать, оппозиционеры. Вроде бы всем понятно, что что в посещении посольства не больше криминала, чем в посещении выставки или вернисажа. Светское мероприятие как оно есть. Но нет же, все всполошились и перепугались. «Пошли гады нас бедняжечек продавать за чаёк с сахарином».

И, кстати, об этом. Самое неприятное, что люди с подобным мировоззрением, если уж идут на контакт с противником, то и в самом деле начинают «предавать», хотя бы понемножку. Я часто замечал, что самые непримиримые противники «либерастии» и «путинщины», если уж оказываются допущенными до общества тех самых клятых либералов, или, того паче, путинских чинуш, начинают вести себя как-то по-особенному подобострастно, улыбаться и кланяться. Что вызывает у другой стороны сначала брезгливое недоумение, а потом брезгливое понимание: «а, понятно, они чаёк с сахарином пришли клянчить».

Что отнюдь не способствует, ага-ага.

)(