April 2nd, 2012

с митинга

Оккультная хуцпа

Люди собирают деньги на разные нужды. Но вот с таким я встречаюсь первый раз.

Оригинал взят у okultist1 в Нужна финансовая помощь
Уважаемые масоны и другие приверженцы оккультизма, мне нужна финансовая подпитка в размере 50 000 долларов. Эта сумма пойдет на подготовку ко второму пришествию Христа-Богородицы.
План освоения средств:
1. Паломническая поездка: Екатеринбург-Париж-Берлин-Гурзуфф
2. Покупка и оформление виз и документов в Тибет.
3. Переезд на постоянное место жительство в Тибет.
4. Покупка недвижимости в Тибете. Духовная работа в Тибете.
5. Путешествия из Тибета по всему миру, с целью пропаганды Нового Откровения.

Проводник для Нового Откровения есть.
Всем кто может прислать, пусть даже меньшую сумму или большую сумму (приветствуется), вышлю реквизиты банковского счета по e-mail.
Мой адрес: okultist11@yandex.ru


Тот же автор (точнее, авторесса) сообщает нам, что

Самый верный признак, что этап духовного (не технократического) развития нации закончился, это когда «мука» (евреи) уходят из процесса. Они никогда не уходят из нации раньше времени. Высшие Силы, ведущие эволюцию, их не отпустят. Поэтому в Советском Союзе границы держат «закрытыми». А если в стране начинают появляться националистические организации, это значит, что процесс «испечение хлеба» подходит к концу и те, кто в нём участвовали негативно, как асуры, кричат: «Это моё! Моя нация! Моя религия! Моя страна!» Поэтому в СССР так жестко пресекаются любые организации националистического толка. [...]

Чистый еврей никогда не позволит себе небытийное состояние. Он может не понять, точнее не принять то, что, допустим, я говорю, и даже «обнаглеть» в этом непонимании. Но в этой наглости он будет абсолютно бытиен. Он эту наглость не затаивает, не разыгрывает понимание. Он жизненно остаётся в том, что ему открыто. А язычник открылся откровению, понял умом, пропустил его в сердце, а наглость зажал в нижних центрах и торчит до времени как лучезарный цветочек.


Мне представляется, что первая цитата является изящной иллюстрацией ко второй.

)(
с митинга

О свободе слова

Читаю вот такой крик души:

Оригинал взят у beth4ever в Культурно

Когда я слышу слово "цензура", мне вспоминается наша учительница литературы. Ее так возмущали жандармы, ссылки и прочие культурные злодеяния царских времен, как будто Бенкендорф чем-то обидел ее лично. Кроме этого, школьного пласта информации, вспоминаются истории из советских времен. Фильмы, лежащие на полках, книги, ценные лишь тем, что они запрещены, и книги, запрещенные совершенно непонятно почему, репрессии и так далее.

Думаю, не у одной меня слово "цензура" вызывает едва ли не инстинктивное отторжение, так что на любом оппозиционном митинге просто обязан быть плакат "Долой политическую цензуру!"

Проблема в том, что люди хотят цензуры. А партии ее им обещают. Ведь тасовка книг и фильмов, это самое простое, что может сделать политик. Это тебе не справедливый суд создавать.

Вот, например, программа партии "Правое дело"
"Мы выступаем против насаждения любой идеологии или религиозного культа, осуждаем преступления коммунистического режима, требуем полного открытия архивов советской эпохи, реабилитации всех жертв произвола и создания действенного механизма защиты от любых рецидивов культа личности".
Тут все довольно скромно, но представьте, что партия приходит к власти. Как она реализует свое осуждение?

Программа партии "Яблоко". Тут все конкретно:
"Мы считаем необходимым:
признать на государственном уровне нелегитимность насильственной смены власти в России в 1917 году, восстановить историческую и юридическую преемственность Российского государства, прерванную роспуском в 1918 году  чредительного Собрания;
установить ответственность за оправдание и пропаганду государственного террора, за отрицание или оправдание сталинских и большевистских репрессий;
принять комплексную государственную программу преодоления советского тоталитарного прошлого".

А кто у нас самые борцы за культуру? Конечно, ЛДПР:
"Почему сокращается рождаемость? Постоянные войны, убийства, революции — все это в полном объеме и часто чрезмерно показывается в средствах массовой информации.
Это настоящая АНТИ-пропаганда, которая вовсе не способствует желанию иметь детей. Вычистить эту "телевизионную порнографию" со средств массового вещания!
Убрать рекламу с государственных каналов телевидения. Для коммерческих каналов создать Общественный совет по запрету нравственного и духовного разложения молодого поколения. Пошлость, разврат должны уйти с экранов. Закрыть порнографические сайты в Интернете, несущие смятение и разврат в головы граждан и уводящие их от реальной действительности".


КПРФ, она как "Яблоко", только наоборот:
"— оградить общество от пропаганды пошлости и цинизма в СМИ, осуществить доступ в государственные средства массовой информации всех политических сил, действующих в рамках закона, прекратить очернение российской и советской истории".

"Справедливая Россия" тоже хороша:
"Будет создан Общественный совет по телевидению с правом контроля за соблюдением этических норм в телепрограммах и фильмах открытого вещания".

И только ЕР в своей программе гуманно призывает к мультикультурализму, сохранению многообразия и обещает интернет в каждом доме. Но кто ж им поверит.


Самое смешное, что национал-демократы - это единственная внятная политическая сила, которая может себе позволить роскошь ратовать за свободу слова как таковую. С естественными поправками на несколько классических ситуаций, типа заведомого обмана в рекламе - "это лекарство лечит рак любой степени" - или, наоборот, некоторых особо опасных секретов типа "атомная бомба на коленке делается вот так". Но все эти ситуации давно и хорошо исследованы и к идеологии и морали отношения не имеют. А так - пусть все пишут, пусть оправдывают сталинский террор или осуждают его, пусть хвалят Власова или ругают Власова, и даже разврат пусть проповедуют, а также и против разврата. И русофобию свою тоже пусть пишут, лишь бы не мешали нам отвечать.

Собственно, все мечтания о цензуре, характерные для патриотов девяностых, были связаны с той непривычной ситуацией, когда цензура была передана в частные руки. Всякие хари по телевизору глумились над русскими, а русских в ящик просто не пускали. При этом все верили, что это делает не государство, а частные лица. "Нам же сказали, что это частные компании". И управу на них искали именно у государства. "Запретите им". Государство же глумливо усмехалось и ещё сильнее разгуливало резвящихся товарищей. "Ещё отсыпьте кредитов НТВ".

Поэтому я сам, когда, к примеру, то же самое НТВ пожелало уже "быть владычицей морскою" и путинские власти их прижбулили, я написал по этому поводу вот что. И, собственно, если вообще уповать на цензуру, ничего другого написать было и невозможно.

Теперь я думаю, что был неправ - не потому, что обидел "уникальный творческий коллектив" (моё отношение к нему не сильно изменилось), а потому, что убедился на практике: в чьих бы руках не оказался контроль за машиной пропаганды, пока она одна, она будет использоваться в наихудших из возможных целей. Причём, что характерно, это не только в интересах использующих, но и в интересах самой же машины, потому что ей так проще и удобнее работать, да и эффект очевиднее и заметнее.

Спасение только в том, чтобы машин было несколько. И чтобы у русских была своя машина, совсем своя. "РусТВ", так сказать. Этого вполне достаточно.

Что касается наших, так сказать, оппонентов... они не просто "имеют право быть", но и, вообще говоря, необходимы. Условный "шендерович" очень неприятен, но в перспективе без него никак, хотя бы для того, чтобы было против кого работать. Советская пропагандистская машина превратилась в убогое посмешище именно потому, что боролась с противником, который не мог отвечать. А когда смог, тут-то всё и - - -

)(
с митинга

О русском языке. Посильные соображения. 2

Я уже писал, что русскому языку не дают развиваться. На язык навешаны оковы и вериги пудовые, в том числе всякими «правилами» (кто ж не рыдал над русской пунктуацией?) Но при этом некоторые закономерности, которые ну просто буквально просятся в правила, не замечаются. Или замечаются только «профессиональными лингвистами» - но в учебники не переходят. Хотя именно здесь стоило бы навести ясность и уменьшить языковую неопределённость.

Вот например. «Всем известно», что в русском предложении принят «свободный порядок слов». Типа – подлежащее, сказуемое и прямое дополнение можно расставлять в любом порядке, без изменения смысла.

На самом деле это не так. Русский язык – тонкий инструмент, и порядок слов в русском предложении имеет значение, причём вполне определённое.

Возьмём простейший случай: повествовательное предложение из трёх слов – «я хочу есть». По идее, эти три слова можно расставлять в любом порядке, и это по барабану.

На самом деле это далеко не так. Все варианты имеют совершенно чёткую смысловую окраску.

Начнём с того, что вариант «хочу есть я» в русском труднопредставим, это получится «язык мастера Йоды».

Напротив, «я хочу есть» - стандартное повествовательное предложение, сообщение факта.

Зато крайне интересен вариант «я есть хочу». Вслушайтесь – здесь появляется интонация, причём совершенно определённая. Голодный ребёнок скажет мамашке, которая тащит его с собой в дамский магазин, где будет три часа крутиться у зеркала, именно это – «я есть хочу!», а не «я хочу есть».

Точно так же, «я это сделаю» - сообщение факта, а «я сделаю это» - вполне внятно интонировано. Прямо-таки слышится – «ну хорошо, я сделаю это, если уж ты так». Если в прошедшем времени – «да, я сделал это, несмотря на».

Что передаётся этой перестановкой слов? Вполне понятный смысл: помимо сообщения факта («я хочу есть», «я это сделал»), говорящий дополнительно сообщает, что намерен преодолеть некое препятствие (или оно уже преодолено, если речь идёт о прошлом). Препятствие не обязательно внешнее (типа «мама, я не хочу в твой магазин, пошли домой!»), оно может быть и внутренним (типа «да, я сделаю это, хотя мне не хочется»).

Всякие «есть хочу я» и «хочу я есть» передают совсем уж тонкие оттенки смысла. «Есть хочу я» - это примерно то же самое, что «я есть хочу», но как бы не совсем всерьёз. Такую фразу хочется произнести смешным баском и чуть быстрее, чем обычно: «бу-бу, есть хочу я». То есть это всё то же самое требование, но как бы в шутку. «Хочу я есть» - тоже шутейно, но говорить надо медленнее, а голос, наоборот, хочется повысить до смешной девчачьей писклявости, с интонацией не требующей, не просящей даже, а выпрашивающей, и сказать не «есть», а «кушать» или даже «кушанькать».

Что это всё? Тонкости? Да, они самые, тонкости, иногда трудноуловимые. Но в других языках такие вещи оформляются правилами.

Вот к примеру. Возьмём русское условное наклонение. Обычно оно делается из изъявительного добавлением частицы «бы». Вроде бы ничего сложного.

Однако сравните формы «я бы сделал» и «сделал бы я». Первое – сообщение факта: я бы сделал нечто (при таких-то и таких-то обстоятельствах). Второе явно подразумевает, что на самом деле я ничего не сделал, потому что мне что-то помешало (обычное продолжение предложения – «сделал бы я, кабы не - - - » или «да вот такая фигня случилась»). Это отчасти напоминает итальянские условные наклонения: первое может быть передано через condizionale presente («я бы сделал» = «farei»), а второе – через condizionale passato, «время утраченной возможности» («сделал бы я» = «avrei fatto»). Но в русском главное – не сам факт нереализованности и нереализуемости упущенной возможности, сколько сожаление о ней.

Ровно то же самое сожаление мы получим, если переставим слова в самом обычном изъявительном наклонении. «Я имел [у меня был] миллион долларов» - просто факт. «Имел я [было у меня] миллион долларов» - дальше прямо-таки напрашивается что-то вроде «да всё просрал» или «а счастья не видал».

А что в настоящем времени? Тут перестановка обозначает не сожаление, а, скорее, наличие какой-то проблемы. «У меня есть сын» - факт, просто факт, за сообщением которого может последовать что угодно. «Есть у меня сын» - произносится с тяжёлым вздохом, и понятно, что с сыном есть какая-то проблема или что-то не в порядке (скажем, не может поступить в институт, забирают в армию или связался с дурной компанией).

Если же мы пересмотрим с этой точки зрения всё предыдущее, то поймём, что и в предыдущих случаях перестановка указывала на проблему, только оставшуюся в прошлом, причём скорее нерешённую (или решённую так, что стало только хуже). «Была у меня жена…» - это типичное начало истории об измене, о неудачном, кривом разводе, скандалах и горестной разлуке, а то и о безвременной смерти любимой. «У меня была жена» - если «была», значит, расстались или умерла, но это подаётся просто как факт биографии, безоценочно.

Ещё несколько примеров. Допустим, человек рассказывает: «Я пришёл за справкой. Меня отправили в Василию Петровичу. Я пошёл к Василию Петровичу…» - рассказ может окончиться по-разному, но, скорее всего, герой рассказа справку получил без особых проблем. Но если рассказ начинается так: «Пришёл я за справкой. Отправили меня к Василию Петровичу. Пошёл я к Василию Петровичу…» - то становится ясно, что либо справку он вовсе не получил, либо столкнулся с проблемами.

Естественно, существуют и «тонкости внутри тонкостей». Например, опытный рассказчик может использовать данный порядок слов в предложении, чтобы подчеркнуть, что он ожидал проблем и сложностей, которых вдруг не случилось (вариант приятной неожиданности). Типа: «Ну, пришёл я за справкой. Отправили меня, естественно, к Василию Петровичу. Пошёл я к Василию Петровичу, ни на что особенно не рассчитывая. И вдруг блиииин! – Василий Петрович за пять минут всё подписал, я прифигел». Кстати, обратим внимание, что форма «прифигел я» используется крайне редко (гугль указывает на 4 370 результатов против 46 400 использования формы «я прифигел» [1]) Это связано с тем, что «я прифигел» уже содержит указание на проблемность ситуации, и перестановка слов кажется избыточной. Единственная ситуация, когда такой форсаж уместен – указание на особую проблемность ситуации и проистекающую отсюда сверхизбыточность прифигения: «тут прифигел я конкретно», «прифигел я от такой наглости», «прифигел я от властей Москвы» и т.п.

Впрочем, остановимся. Зададимся вопросом: можно ли считать, что порядок слов в русском предложении имеет значение? Да, мы это показали. Далее, можно ли сформулировать какие-то правила, касающиеся данного предмета? Это сложно (чтобы не ходить далеко за примером, посмотрите на расположение подлежащего и сказуемого в предыдущем предложении и мысленно поменяйте их местами). Но если постараться – можно, и это придаст пластилиновому русскому языку чуть больше той жёсткости и уверенности, которой ему сейчас особенно не хватает.

[1] Для обсценного, но распространённого варианта «я прихуел» - 31 000 против 3 800 «прихуел я», причём в большинстве случаев речь идёт об ошибке гугля (то есть о фразах типа «зал прихуел, я тоже» или «ты вообще прихуел я смотрю»).


ДОВЕСОК. Уважаемые коллеги, объясняющие мне, что я, дескать, "открыл для себя смысловое ударение" или "инверсию". Я не претендую на новизну и оригинальность исследования. Но и вы мне не говорите ничего нового. Смысл моей речи прост - речь идёт о систематическом явлении в языке, о правиле, которое описывается куда более определённым и недвусмысленным образом, чем расплывчатые формулировки типа "инверсия - она, ну, типа... для выразительности, во" (в справочниках пишут примерно это, с поправкой на наукообразный стиль). Что, как мне представляется, разводит лишнюю неопределённость там, где её нет. Так понятно?

)(
с митинга

Гражданский патруль

Оригинал взят у ruspro2007 в Гражданский патруль
         Еще одним важным событие прошлой недели стала пресс-конференция "Гражданского патруля" прошедшая в Комсомольской правде. На неё, помимо собственно активистов организации были приглашен руководитель СФЦОП Яков Новоселов, осуществляющий экспертизу товаров приобретенных в ходе рейда, а также руководитель фонда по защите прав потребителей Евгений Митрофанов, обеспечивающий нам правовую поддержку проекта.
        Роспотребнадзор и Министерство промышленности и торговли наше приглашение проигнорировали (оно и понятно, делами люди занимаются), зато пришли представители Универсама удачных покупок и Горожанки. Быстроном, где в ходе рейдов было обнаружено больше всего просроченной продукции на пресс-конференцию не явился.
        В ходе развернувшейся дискуссии представитель Горожанки Виола Шкалова принесла публичные извинения за действия сотрудников своего магазина разбивших камеру у журналиста сопровождавшего рейд. Это хорошо, но было бы значительно лучше если бы сеть компенсировала материальный ущерб нанесенный её сотрудниками.
Ну а в целом пресс-конференция прошла очень неплохо.