May 30th, 2012

с митинга

"Они знали, знали"

Антиоранжистская и антиатлантистская агитация:

"Чем дольше Гай смотрел на плакат, тем меньше плакат ему нравился. Он почему-то вспомнил плакат в казарме: тем изображался черный орел-гвардеец (тоже с очень маленькой головой и могучими мышцами), смело отстригающий гигантскими ножницами голову гнусному оранжевому змею, высунувшемуся из моря. На лезвиях ножниц было, помнится, написано: на одном - "Боевая Гвардия", на другом - "Наша славная армия".


)(
с митинга

Мёртвая Смерть: Черчилль умер

Сильно закопался с ночной работой, так что спать пришлось урывками. Понятное дело, снились разнообразные сны, от большинства из них в голове остались только бессюжетные обрывки.

Крайний сон был запоминающийся и к тому же цветной. В этом сне я работал в каком-то южном городе в вялильне. Ну то есть моей обязанностью было вялить мясо для туристов. Для этого мясо нарезалось на кусочки и приклеивалось к чёрной грифельной доске, поставленной наклонно под солнцем. Мясо провяливалось где-то за час – что было связано с солнцем, точнее, с какой-то особенностью местной атмосферы, пропускающей солнечные лучи как-то не так, как у нас. В результате там все ходили в просторных белых одеждах, закутанные в них чуть не по брови, и в шляпах с очень широкими полями.

Итак, я вялил мясо, а рядом стоял Святенков и Карамаев (в смысле Тёмкин), оба в белом, а Тёмкин ещё и с кружевным зонтиком, которым он защищался от солнца: он опасался даже следов загара, чтобы ни в чём не походить на кафра. Я знал, что оба они тут проездом из Южной Италии и направляются в Кению, охотиться. Собственно, весь спор был у них – лететь ли через Египет или через Марокко, ведь «и там и там есть кое-что интересное». Паша отстаивал Египет, а Карамаев настаивал, что обязательно нужно побывать в Касабланке, где он знает какие-то особо злачные места «не для туристов».

Я же лепил на грифельную доску мясо – облизывая подсохшие куски, чтобы лучше клеились - и ощущал отвратную печёночную зависть лузера к состоявшимся людям.

Чтобы им слегка досадить, я включил – не помню, как – музычку, предназначающуюся именно для русских туристов. То была песня «Промокашечка», стилизованная «под народное», но с издёвочкой. Начиналась она примерно так:

Оооой, пойду ль я на Поганку,
На-наааай, на туль ль я выйду ль на Поганку,
Пойдульявыйдуль на Поганку, на Поганочку, фу-фу.
А на Поганке, тьфу да на Поганке -
Промокашка-промокашка-промокашечка фу-фу!


Вся эта хрень сопровождалась музычкой, гаденькой, но чрезвычайно прилипучей. Тёмкин и Святенков начали невольно пританцовывать и подпевать.

Тут появился некий третий человек, тоже закутанный, буквально обёрнутый в несколько слоёв тряпья, которое волочилось за ним по земле (или по асфальту, что там было под ногами, совершенно не помню). Он выключил музыку (опять же не помню, как) и сказал нам, что умер Черчилль, и теперь неизвестно что будет.

От этой страшной новости я и проснулся.

)(
с митинга

Вопросец

Патриотизм у нас квасной. Либерализм - кока-кольный. А вот националисты с каким безалкогольным напитком ассоциируются?

)(