August 17th, 2012

с митинга

Мигранты заняли очередь в петербургские детские сады

Оригинал взят у rus_obr в Мигранты заняли очередь в петербургские детские сады

Автор: Русский обозреватель

Мигранты заняли очередь в петербургские детские сады

Девять месяцев – столько сейчас в среднем родителям приходится ждать зачисления своих детей в садик. Причин много – тут и рост рождаемости, и массовый переезд петербуржцев в новые квартирына окраинах, и повышенный спрос на дошкольные учреждения.

Еще одна причина – рост количества детей мигрантов

Подробнее

КРОЛИКИ, КРОЛИКИ, МИЛЫЕ АВСТРАЛИЙСКИЕ КРОЛИКИ.

Они едят нашу жизнь и жизнь наших детей. Едят, едят, едят, хрустят нашим будущим. 


)(
с митинга

"Клянёмся именем святого маркиза де Кюстина - понимать Россию так, как он её понимал"

COLTA.RU попросила писателей, поэтов и мыслителей - в количестве 25 штук - назвать книги, которые наиболее полно объясняют, что с Россией было и будет.

Я, ещё не читая списка, предположил, что где-нибудь треть опрошенных писателей, поэтов и мыслителейнепременно упомянут де Кюстина. Ошибся - всего четверо. Но, в общем, как был маркиз "главным объяснителем России", так и остался.

Кроме того, Россию, по мнению писателей, поэтов и мыслителей, описывают такие книги, как «1984» Оруэлла, «Сандро из Чегема» Фазиля Искандера, а также старый любимец нашей интеллигенции Франц Кафка - с романом «Процесс» и с рассказом «Воспоминания о дороге на Кальду». Элитный интеллектуал Зиновий Зиник вообще обошёлся немецкоязычной литературой - он считает, что Россию объясняет роман «Beton» (1982) австрийского писателя Томаса Бернхарда (он вообще-то про Австрию, но Бернхард относится к Австрии как приличные люди к России, так что это взаимозаменяемо) и «Luftkrieg und Literatur» (1999) немецкого писателя-эссеиста В.Г. Зебальда.

Также писателям, поэтам и мыслителям оказали помощь в понимании России сборник статей Алена Безансона «Советское настоящее и русское прошлое», сочинение американского историка Тимоти Снайдера «Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным».

Из русских авторов писатели, поэты и мыслители чаще всего упоминали "Бесов" Достоевского. А также Платонова, Замятина, ну и собственные сочинения Алешковский и Мамлеев порекламировали.

Такая верность вековым традициям заслуживает, наверное, уважения. Жива, жива ещё основа интеллигентская. И верность де Кюстину не порушила.

ДОВЕСОК. Только Ольга Седакова странным образом не поучаствовала. Говорит, не нравится постановка вопроса. Ну да это тоже так надо - уж больно сплочённый коллектив там у них получается.

)(
с митинга

К вопросу о памятниках историческим персонажам

В формшпринге мне "задали вопросик":

упоротый клерикал холмогорий ратует за памятник сталину и грозному, такой нацдем, прям нацдем, интересно сколько вам заплатили за зашкваривание национал-демократии?!


Форма вопроса оскорбительная, но я решил ответить. Вот так:

Мы и есть национал-демократы, и как таковые – европейцы. А вот Вы, к сожалению – нет.

Прежде всего. У нас в партии приняты определённые принципы взаимоотношений. В частности, мы

А) Разделяем партийную позицию и частные мнения.
Б) В нашу партийную позицию не входят мнения о российском прошлом: наша партия – это не объединение людей с общим видением прошлого, а объединение людей с общим видением будущего.

Разумеется, эти принципы не абсолютны, у них есть разумные ограничения. Так, частные высказывания членов партии могут бросить на неё тень, и это понятно. Точно так же, общее видение будущего предполагает определённую общность взглядов на прошлое – так что оно, как ни крути, желательно.

Но в целом этих принципов надо придерживаться, поскольку противоположные принципы просто губительны.

А) Партии и общественные организации состоят не из идеальных воинов, а из обычных людей, которые склонны к разномыслию. Демонстрация натужного единства «по всем решительно вопросам бытия», и уж тем более попытки добиться такого единства на самом деле, съедает всё время и все силы. Нормальные политики стремятся сойтись не на максимальном, а на минимальном числе условий согласия. Действующие иначе – не политики, а мудаки.

Б) Когда же требуется ещё и единство мнений о давно прошедших событиях, исторических фигурах и т.п., это обязательно приводит к ссорам и расколам на совершенно пустом месте. Люди, объединившиеся для того, чтобы строить русское национальное государство, и при этом расплёвывающиеся из-за разного отношения к Ивану Грозному, Петру Первому, князю Владимиру, Рюрику, Христу, Каину и Адаму – никакие не политики, а мудаки.

Важно только одно: согласны ли люди с тем, что ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС русскому народу необходимо построение национального государства, а также о путях к этому. Вот это важно, остальное – «рассматривается не в первую очередь».

Но и это ещё не всё.

Холмогоров ведь высказался об Иване Грозном весьма точно. Вот его слова:

«Я тоже не поклонник Ивана Грозного и считаю его англофилом и палачом лучших людей собственного народа».


То есть "любителем Ивана Грозного" его по любому назвать нельзя. Зафиксируем это.

«Но… При всем при этом не поставить памятник государю при котором Россия стала царством, взяты были Казань и Астрахань, начато строительство засечной черты, выиграна битва при Молодях, начались важные государствоустроительные и церковноустроительные реформы, который был предметом удивления, пусть и не всегда благожелательного, всего тогдашнего мира - это как-то странно, тем более в стране напичканной памятниками Ленину. Я считаю, что памятник Ивану Грозному должен стоять, причем не где-нибудь, а к примеру на Васильевском спуске, рядом с построенным при нем великим собором, который и до сих пор заслуженно остается остается международно признанным символом русской идеи. А тот негатив, который он принес в русскую жизнь наряду с позитивом, должен быть честно и внятно прописан в учебниках истории. Но вообще великим людям нужно воздавать символические почести за хорошее и текстуально обозначать плохое, а не наоборот - превращать их в символические пугала, заслуги которых признаются в подстрочных примечаниях».


Это вполне соответствует европейскому подходу к историческим деятелям. Например, в итальянских городах стоят памятники деятелям, чья репутация более чем сомнительна, а то и одиозна – например, памятник Чезаре Борджиа в Виене. А в Венгии, в Сигишоаре, стоит памятник валашскому господарю Владу Цепешу, более известному как Дракула – чьи злодеяния уж точно кроют подвиги товарища Грозного, как бык овцу.

Тем не менее, сам факт того, что они хоть чем-то известны, делает их заслуживающими памятника. А вот в книжках пишут всё, что считают нужным.

Исключений из этого правила очень мало. Так, в Германии полностью уничтожены все фашистские памятники – впрочем, это решали не немцы. В той же Италии – нет, всё стоит на месте, включая муссолиниевские слова на стенах зданий. Кажется, только переименовали скульптуру, олицетворяющую «дух фашизма», в «дух спорта».

Почему так? Потому что памятники задают контуры общей долговременной исторической памяти нации: вот такие люди у нас БЫЛИ. А вот область мнений и оценок у них считаются не то чтобы совсем частным делом, но преходящим. То есть: в какую-то эпоху актуален, скажем, Наполеон, а в какую-то словосочетание «наполеоновская политика» является ругательным. Но кончается всё одним: политическим забвением и коммерческим использованием. Тортом «Наполеон». А у нас будет когда-нибудь коньяк «Сталин». И что?

При этом я считаю абсолютно неприемлемыми и с национальной демократией несовместимыми - современное евразийство (сильно повёрнутое на идеях «опричнины» и «нового Грозного») и современный же сталинизм, с его упованиями на «нового Иосифа Виссарионовича».

Почему так? Потому что это идеологии, направленные В БУДУЩЕЕ. Им хочется повторить опричнину и сталинский террор, они видят в Сталине и Грозном образцы для будущего, они восхваляют этих деятелей только для того, чтобы снова реализовать ту же политику.

А вот тут уже начинаются са-авсем другие вопросы.

Так что если у Вас вызывает какие-то вопросы позиция того же Холмогорова, спросите его – считаете ли Вы, Егор Станиславович, что нам нужен новый Сталин, который наведёт настоящий порядок? А восстановление великого Советского Союза хотите ли? А новую опричнину, орден метлоносцев, чтобы железной метлой Русь подмела, измену выкорчевала – желаете?

И вот если он – или я – всерьёз, на насупленных бровях скажем, что да, надо бы, вот тогда - - -


)(