September 5th, 2012

с митинга

Основной закон психологии

Кто не хочет кормить своих тараканов, будет кормить чужих.

Единственная основа внутренней свободы и умственной независимости, а то и самой что ни на есть физической – это ебанутость. Потому что нормального человека легко убедить или запугать, а ебанат на то и ебанат, что не понимает аргументов и не боится кулака у носа.

Поэтому миллионы нормальных людей вынуждены подчиняться кучке психопатов с «сильной волей» - то есть., попросту говоря, свихнувшихся на какой-нибудь «идее», чаще всего пошлой и гнусной.

Честертон, правда, в «Человеке, который был Четвергом» предложил своего рода выход – ебануться на нормуль, то бишь с параноидальным пылом утверждать ценности здравого смысла. Или – что то же самое – усвоить привычки и повадки ебанашек и переиграть их на этом поле, пользуясь преимуществами, которые даёт вменяемость.

Что, впрочем, является вариацей английской национальной идеи «агента», поскольку точным антиподом ебаната является не «нормальный человек», а именно «агент».

)(
с митинга

"Русскому народу лучше недоедать"

Оригинал взят у holmogor в "Русскому народу лучше недоедать"
Оригинал взят у juchkovsky в "Русскому народу лучше недоедать"
Продолжаю вести рубрику "Классика ордынского дискурса". На этот раз мое внимание привлек Алий Тоторкулов, глава "Российского конгресса народов Кавказа".

Во вчерашней передаче на finam.fm "В России усиливаются националистические настроения. Причины и последствия" сей товарищ обогатил евразийскую мысль и творческое ордынское наследие следующими бессмертными афоризмами:

"Национализм какого-то одного из малочисленных народов не так страшен, как национализм государствообразующего народа"

"Вы знаете, русский народ, если взять русский народ, русский народ не может быть просто бюргером. Русскому народу лучше недоедать, но ему лучше в космос слетать".


с митинга

К теме дня

Оригинал взят у holmogor в Лирическое
Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Сегодня, предвечернею порою,
Я вижу, как в тумане журавли
Летят своим определенным строем,
Как по полям людьми они брели.

Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.
Не потому ли с кличем журавлиным
От века речь аварская сходна?

Летит, летит по небу клин усталый —
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый —
Быть может, это место для меня!

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Расул Гамзатов. Перевод Наума Гребнева