September 16th, 2012

с митинга

НДП-СПб на акции оппозиции 15 сентября

Про вчера в Москве я напишу, а вот это - про Питер. 

Оригинал взят у juchkovsky в НДП-СПб на акции оппозиции 15 сентября
15 сентября в Санкт-Петербурге состоялась очередная акция народного протеста, в которой приняло участие около трех тысяч человек. Активное участие в организации и проведении марша и митинга оппозиции принял петербургский оргкомитет по созданию Национально-Демократической Партии.

Марш протестующих начался у традиционного места сбора - БКЗ "Октябрьский" на Лиговском проспекте, прошел по центру города и закончился митингом на Конюшенной площади. В ходе акции соратники НДП распространили среди граждан несколько сотен буклетов Национальной-Демократической Партии.

Как и всегда, акция не обошлась без курьеза, который описывает "БалтИнфо": "Один участник шествия и вовсе нес плакат с лозунгом «Свободу Расулу Мирзаеву». Уже во время митинга его заметили активисты Национал-демократической партии и весьма решительно потребовали убрать провокационный транспарант. Стороннику дагестанского бойца пришлось покориться, так как сам он на бойца без правил был мало похож".

На митинге оппозиции выступил глава петербургского оргкомитета НДП Андрей Кузнецов. Отметив, что в 2012 году в России проснулась полноценная политическая жизнь, Кузнецов обратил внимание собравшихся на важную для протестного движения тему выборов в Координационный совет оппозиции. Он призвал всех митингующих не пренебрегать этим мероприятием, регистрироваться на сайте ЦВК и активно голосовать за своих кандидатов.

15

Collapse )


с митинга

Маленькая страна, или Надо ли нам становиться Данией

Третьяков возмущённо рассказывает:

На симпозиуме в Новосибирске, в котором я принимал участие, один известный московский либерал начал свою речь с рассказа о том, как первого сентября сего года он оказался в одной из московских школ. И услышал, что школьников собирают на линейку под музыку песни "Что тебе снится, крейсер "Аврора". Слова, насколько я понял, не звучали.
Так вот этот либерал всю свою речь построил на том, как это ужасно и даже преступно, что сегодня в России звучит такая музыка.
Если это не шизофрения, то объясните мне, что.
Итак, чего не должно быть в современной России, я понял. Не менее ясно прозвучало и то, что должно быть. Вот Дания, сказал известный московский либерал, маленькая, а какая комфортная, спокойная и материально процветающая страна. А ведь тоже когда-то была большой (я и другие участники этой дискуссии задумались, а когда это Дания была такой же большой, как Россия, страной). И ничего - избавилась от своих колоний и как теперь процветает.
На следующий день этот либерал рассказал о своих переживаниях по поводу упомянутой выше музыки (по свидетельству очевидцев) и, надо думать, о том, что России надо стать Данией, полусотне студентов одного из новосибирских вузов.
Обращаю ваше внимание на то, что данное предложение прозвучало из уст московского гостя в Сибири. Впрочем, конкретных предложений, как поступить именно с Сибирью, модернизируя Россию до масштабов Дании, этот либерал не привёл. Возможно, ещё не придумал.


Ну, про «крейсер Аврора» я уж не буду. Может, у человека с этой музыкой связано что-то травматическое. Чужая душа потёмки.

А вот про «маленькую страну», пожалуй, поговорить стоит.

Дело в том, что Третьяков напрасно торопится возмущаться. Вполне возможно, либерал тот был знаком с историей, бывает же такое. И в таком случае фраза «Дания избавилась от колоний» имеет отчётливый патриотический оттенок.

Начнём с начала. По одной из версий, Рёрик Ютландский, датский конунг, был тем самым легендарным Рюриком, который, как известно, первым навёл на Руси порядок (точнее, порядки). И если норманисты правы, то Русь-то, выходит, некогда была колонией воинственной Дании. Так что, быть может, рекомый либерал - как честный патриот своего Отечества – радовался, что Русь всё-таки ею не осталась, а обрела самостоятельность.

Впрочем, норманскую теорию разделяют не все. Но есть факты несомненные. Например, датчанам одно время принадлежала часть нынешней Эстонии и немножко Латвии, герцогство Эстляндское и епископство Курляндское. В Эстляндии они сидели почти весь XIII век и немножко XV. Правда, земли те были изначально колонизированы русскими, построившими Колывань и жившими с торговлишки. Русских выгнали немцы, занимавшиеся в те века свойственным им дранхнагостеном. Потом припёрлись датчане. Колывань в результате стала Таллинным – что, по одной из версий, означает «датский город», taani linn… Потом на место датчан пришли шведы, а кто именно в результате отхавал все эти бывшие датские колонии, мы помним. Хотя большого счастья нам это и не принесло, надо признать. Однако и здесь – «была Дания, стала Россия».

Что касается позднейших датских колониальных устремлений, то и они были пресечены не без российского участия.

Тут придётся начать с начала. Величайшим достижением датского государственного гения была Кальмарская уния, на весь XV век объединившая Скандинавию. Дания с Норвегией объединились путём династического брака, надавили на шведов, и, победив короля Альберта, заставили его «подписать бумажки». Однако назвать Норвегию или Швецию «колониями Дании» было нельзя. Согласно своим статутам, уния была похожа на экономический и оборонно-наступательный союз с большой внутренней автономией входящих в неё стран. Так что это был скорее один из ранних прообразов Евросоюза, с поправкой на тогдашние евростандарты, разумеется.

Первое время уния была вполне успешна. Однако завоёванная Швеция ничего не забыла и, поднакопив сил, начала бороться за главенство в союзе. Это кончилось серией датско-шведских войн, ознаменовавшихся такими запоминающимися примерами гуманизма, как Стокгольсмская кровавая баня 1520 года, которая, в свою очередь, послужила причиной восстания Густава Эрикссона, впоследствии известного как король Густав Ваза. Уния фактически перестала существовать в 1523 году, но разводились ещё долго, с шумом и вонью.

Её наследником стала Датско-Норвежская уния, включавшая также нынешнюю Исландию. Вот здесь уже можно – пусть и с некоторыми натяжками – говорить о «колониализме», так как Норвегия от Дании зависела куда сильнее, чем Дания от Норвегии, не говоря уже об Исландии. Правда, закон и правопорядок в этом объединении имели место (датчане вообще это умеют), так что уния могла продержаться долго. Однако Дания в ходе наполеоновских войн имела неосторожность выбрать сторону французов и присоединиться к континентальной блокаде. Великобритания в ответ объявила Дании войну, захватила датский военный флот, а потом купила шведов, чтобы они с этой самой Данией воевали. Шведам вместо этого пришлось воевать с русскими, что закончилось известно как.

Впоследствии те же русские победили самого Наполеона. Дания осталась с голым задом и к тому же разорилась, так что в 1814 году вынуждена была заключить Кильский мир, то есть, проще говоря, продать Норвегию Швеции. Так что и в этом случае избавление Дании от колоний было следствием славных побед русского оружия.

Да, славно мы потроллили рюриков! Разве что Исландия отвалилась от Дании сама, без русской помощи.

Но вот ведь что обидно. Россия, откровенно говоря, от всех прямых и косвенных побед над Данией ничего особенного не получила, кроме сомнительной славы и головной боли на будущее. Все вкусняшки неизменно получала Британия, решавшая таким способом свои вопросы.

Но отвлечёмся от европейского театра датской колонизации и обратимся к колониям заморским.

Дании принадлежали Виргинские острова на Карибах. Дания избавилась от них. И не потому, что хотела уютно съёжиться, а потому, что удержать территорию в непосредственной близости от США не представлялось возможным. Острова были чинно проданы американцам за 25 миллионов долларов. Напоминаю, что Россия в похожей ситуации продала Аляску (!!!) за 7,2 миллиона долларов (!!!). Сравните порядок цифр и экономический потенциал территорий. Правда, «русские» доллары стоили несколько дороже, но Россия их так и не получила, так что понятно, кто у кого должен поучиться коммерции.

Дания владела также африканским Золотым Берегом (отобрав его у Швеции), который, в свою очередь, отняли англичане. Дания не стала упираться и поступила так же – официально продали то, что не могли удержать.

Были датчане и в Индии – существовала датская Ост-Индийская Компания, которой принадлежало кое-что в Бенгалии, Никобарские острова и город около Мадраса, называвшийся Тракенбар. Всё пришлось отдать самизнаетекому – точнее, опять же, продать. Правда, за сущие гроши, но война стоила дороже, к тому же её исход был немного предсказуем.

Однако к заморскому колониальному вопросу Дания подходила меркантильно, как к торговому предприятию. В которое датчане входили, когда это было экономически оправдано, и выходили, когда овчинка переставала стоить выделки или когда на неё накладывал лапу более крупный хищник. Но и с хищного крупняка Дания умудрялась получить отступного.

А напоследок – небольшое напоминание. Дания – не маленькая. Дания – самое большое государство в Европе. Если, конечно, считать колонии, от которых она якобы избавилась. 

Дело в том, что Дании до сих пор – на правах автономии - принадлежит Гренландия. Это 2 130 800 км². Правда, климат там как у нас на северах (ну, несколько мягче, не Якутск), плюс лёд, который покрывает 80% территории. Живут там местные эскимосы. Будет ли эта территория представлять какую-либо ценность в будущем – неизвестно, поскольку это зависит от климатических изменений. Тем не менее, датчане не торопятся расставаться с этим куском земли. Пусть будет, запас карман не тянет. Глядишь, пригодится.

И наконец – в чём мораль сей басни? Да к тому, что у Дании и в самом деле есть чему поучиться. Не тому, что «хорошо быть маленьким государством», а тому, как не надо обращаться с территориями и как надо. Особенно - в тяжёлой геополитической ситуации. 

А то земля у нас и посейчас довольно-таки велика велика (несмотря на все усилия по её сокращению, предпринимавшиеся в разные времена разными правительствами),  местами даже обильна, а счастья нет как нет. Что ставит под сомнение первые две её характеристики. Несчастные земли обычно отходят счастливым, знаете ли.  

)(
с митинга

Сводная таблица | два понимания "маленькой страны"

Классические националисты считают, что страна должна быть «размером с народ». Плюс туда-сюда, как это обыкновенно бывает. Но в идеале размерчики должны совпадать, чтобы порядок был.

Старые западные империалисты считали, что стране надо больше земли, потому что своя плоха. А с другими народами можно справиться, чтобы порядок был.

Современные западные либералы считают, что своя земля может быть любой, в том числе плохой, и народ тоже. Главное - иметь побольше собственности за рубежом, где земля хорошая и люди хорошие: бедные и работящие. И платить им можно ровно столько, сколько нужно, чтобы порядок был.

Российская власть и её «имперцы» считают, что стране надо побольше народов, потому что свой плох. С ним-то и нужно справиться, чтобы порядок был.

А российские либералисты считают, что с плохим народом справиться можно, только раздав страну другим народам, и вот тогда-то и будет, наконец, порядок.

Поэтому, кстати, дискурс «маленькой страны» является, по сути, промежуточным. На самом деле они имеют в виду её уменьшение до нуля или до «политически незначимой величины», «резервации», в которой помещается настолько малая часть плохого народа, что им можно будет уже и пренебречь. На таки условиях они вроде бы готовы «дать нам пожить».

Но надо отдавать себе отчёт в том, что имеется в виду резервация или банстустан, а вовсе не «маленькая европейская страна», вся суть и весь пафос которой как раз в том, что она хоть и маленькая, но настоящая, «самостоятельная величина».

)(
с митинга

О маленьких уютных странах, или В чём мерять размерчик

К этому.

Все уютные и процветающие маленькие евространы уютны не потому, что они маленькие, а потому, что внутри они больше, чем снаружи. То есть страна с виду маленькая, а на самом деле большая.

Например, Голландия размером с табакерку - 41 526 км². У которой есть при этом не только Ван Гог, марихуана и гомосексуализм, но и, скажем, авиакомпания KLM, бывшая до 2004 года национальной даже официально. Которая и была гигантом, а в 2004 объединилась с французами в Air France-KLM и подмяла под себя Европу. Сейчас это воздушная империя с 586 собственными самолетами (каталожной стоимостью €27 млрд) 75,8 млн перевозимых за год пассажиров и 230 направлениями в 113 странах мира.

Или, скажем, такая тема, как бескрайние поля. Голландцы на своих очень даже крайних полях выращивают столько всего, что доля Нидерландов мировом экспорте составляет 3,5% от всего объёма, причём голландские продукты считаются эталонными по качеству. При этом крестьяне составляют около одного процента населения страны.

Или совсем уж пространственная тема – жильё, квадратные метры. Вообще-то НАСТОЯЩАЯ площадь страны измеряется именно в квадратных метрах жилья на человека. Так вот, в Голландии на человека приходится 41 квадрат. Больше чем во Франции или в Испании.

И так далее, и тому подобное. Большая страна эти Нидерланды.

А Россия, к сожалению, снаружи большая – а внутри маленькая. Тесная и узенькая. Хорошо хоть не по всем измерениям: то же историческое значения или культура у нас большие. Но вот с кое-чем другим у нас проблемы.

Начнём уж сразу с жилья. Несмотря на сокращение населения, мы мучаемся в дикой, чудовищной, воистину азиатской тесноте – 21 квадрат очень некачественной жилплощали на человека. Про цену этих квадратных метров говорить страшно. Голландец, наверное, обморочился бы, если б узнал, сколько – это – стоит. Причём тут ужас вызывает и «сколько», и «что именно». Например, надёжных данных по аварийному жилью, в котором, однако, люди продолжают жить, просто не существует.

При этом плотность населения в российской столице в полтора раза выше, чем в Гонконге или Нью-Йорке, а плотность дорожной сети в три раза меньше, чем в Лондоне, и в пять раз меньше, чем в Париже. Это именно что типичнейший азиатский муравейник, только, во отличие от Азии, тут ещё и холодно.

Или тот же рынок авиаперевозок. У Аэрофлота в пять раз меньше самолётов, чем у голландско-французской компании (причём они не свои, а в лизинге), в семь раз меньше пассажиров, долги, плюс долги, постоянные проблемы и всякие загадки природы типа принадлежности Шереметьево. То есть с воздушными замками плоховато.

Но спустимся на настоящую землю, на родные чернозёмы. У России в собственности 9 % мировой пашни, 52 % чернозёмных почв, 20 % мировой пресной воды. При этом мы едим прошедшее глубокую заморозку латиноамериканское мясо, что такое настоящая говядина, вообще не знаем, зато гордимся тем, что сумели-таки наладить зерновой экспорт и начинаем мечтать о сахаре.

Теперь для недогадливых. Я всё это пишу не для того, чтобы донести до вас мысль, что «там хорошо, а здесь у нас плохо», с последующим сеансом унывания, переходящего в русохайство. Вот уж нет. Я мог бы вообще взять для примера не Россию, просто по России легче найти статистику и она вызывает меньше споров.

Я говорил об очень простой вещи: что делают страну уютной и комфортной. Так вот, популярный у нас образ «маленькой уютной страны», уютной именно за счёт своей малости – ложен. Это БОЛЬШИЕ СТРАНЫ. Большие – в том числе и пространственно, территориально. Потому что величину страны человек меряет по своим ощущениям. И если он живёт в тесноте, физической, а также экономической и социальной, то страна маленькая, понимаете? А если ему жить просторно, в том числе и в плане кошелька и амбиций, то и страна, значит, не маленькая, а компактная. И при этом не несёт на себе многих издержек большой страны, включая имиджевые - что и создаёт ощущение специфического "уюта". Который, кстати, не всем так уж и люб.

Если же кому хочется посмотреть на страну маленькую во всех смыслах – пожалуйста. Албания. 28 748 км², примерно половина Голландии. Евространа, член НАТО, все дела.

Если следовать теории, в ней должно быть в два раза уютнее, чем в Нидерландах.

Но - увы. И - ах.

)(
с митинга

Московское отделение НДП приняло участие в Марше миллионов

Оригинал взят у lasido в Московское отделение НДП приняло участие в Марше миллионов

15 сентября в России в третий раз прошел Марш миллионов. И Национально-Демократическая Партия приняла в проведении этой кампании активное участие, в частности, московское отделение НДП.

Активисты НДП вместе с другими представителями оппозиционных движений шествовали от Пушкинской площади до проспекта Сахарова, где, собственно, состоялся митинг. Стоит отметить, колонна НДП объединила еще и участников движения Русский гражданский Союз и Русское Общественное движение.

«Люди, которые сейчас состоят в НДП, с самого начала участвовали в российском протестном движении. И мы с ними не видим никаких причин отказываться от того, что нас в свое время привело на Болотную площадь… Мы сами никогда не отказывались от принципов и ценностей современного протестного движения в России, они заключаются в двух вещах – демократизация политической жизни и прекращении политических репрессий по 282 статье», - уверен один из лидеров НДП Константин Крылов. - Я считаю, что потенциал протестного движения набирает обороты, что он не иссякает, как считают некоторые». 

IMG_0646

IMG_0687



IMG_0593

IMG_0809

IMG_0819

IMG_0461