October 4th, 2012

с митинга

Дззззз! (часть 1)

Я написал этот текстик довольно давно, но всё никак не мог закончить и выложить - за недосугом. Досуга в меня в ближайшее время и не предвидится, так что буду выкладывать кусками, "чтоб не пропало".


Посвящается Эдгару Аллану По, автору "Береники"

ВСТУПЛЕНИЕ

Оригинал взят уtbv в Они это не предают
Мединский, министр культуры: «Каждый человек, который провел молодость в России - а молодость не предашь - все равно остается нашим агентом влияния в самом хорошем смысле этого слова... если он стоматолог, свое влияние распространяет на медсестру и пациента».

Мне кажется, медсестру еще ладно, а вот пациента можно было бы и пощадить. Впрочем, точная метафора того, как Россия оказывает влияние на всех нас через своих агентов. Чувствуется писательская наблюдательность.


Этот постинг вызвал у меня острейший приступ чувства, прямо противоположного ностальгии.

Но сдержусь и начну с начала.

Недавно я опубликовал опрос о вещах и явлениях, которые появились в России после 1991 года – и прижились. Народ стал писать всякое, но, кажется, только один человек упомянул одно обстоятельство, которое мне представляется по-настоящему прорывным.

Я имею в виду появление в России некарательной стоматологии.

Вообще, конечно, советская медицина – та самая, «бесплатная» - заслуживает отдельного, вдумчивого и подробного изучения. Разумеется, sine ira et studio. Хотя это и сложно, так как при вскрытии подобных кейсов первыми лезут травматические эмоции. Не всегда «отрицательные» - многие помнят врачей-подвижников, которые умудрялись вытаскивать тяжёлых пациентов из безнадёжных ситуаций «на честном слове и на одном крыле». Хватало и обратного, и оно, как это обыкновенно бывает, случалось чаще. И, чтобы заранее не разжигать – здоровье и его сохранение в любой стране мира и при любом общественно-политическом строе является темой болезненной и пререкаемой. Всегда будут безутешные родственники, свято уверенные, что их родного-близкого лечили неправильно, тянули деньги и вконец залечили. И наоборот – верящие разного рода шарлатанам и кудесникам. «Это вечное», и тут лучше уж без иллюзий.

Однако существуют критические темы, изломы, где устройство системы в целом особенно хорошо видно.

АНЕСТЕЗИЯ

Первое, что вспоминается при словах «советская стоматология» - это боль. Нет, не так – БОЛЬ. Боль страшная, неизбежная, и особенно страшная своей неизбежностью. Звук «дзззззз» до сих пор заставляет старых людей покрываться холодным потом.

Нынешний прорыв в зубном деле связан в первую очередь с этим. Неприятные ощущения, которые можно испытать в зубоврачебном кресле, по сравнению с советским временем просто несерьёзны. Самая болезненная процедура, которую я испытывал в новое время – это пропускание электрического тока через зубной канал с целью истребления заведшейся там заразы. Это была пыточка, конечно, но не шло ни в какое сравнение с теми ощущениями, когда мне пришлось идти к зубному с острым пульпитом и при рассверливании канала нерв намотался на бор.

Вопрос: а почему, собственно, не раньше? В конце концов, советские хирурги владели не только общим наркозом, но и умели делать местный, по крайней мере местами и временами.

Связано это было с общей концепцией лечения. Про существование лидокаина знали, он даже закупался за рубежом, но использовался только для лечения зубов начальства того уровня, которое могло себе позволить «чего-то требовать» - или по большому блату. Что касается народа попроще, то его обезболивающими не баловали по двум причинам. Во-первых, из экономии (всего всегда не хватало), а во-вторых (точнее сказать, именно во-первых) советская стоматологическая школа исходила из того, что боль – лучший диагност. Так, длительное ковыряние в больном дупле изогнутой металлической иглой с вопросами «больно? а тут? а когда сюда нажимаю?» было стандартной диагностической процедурой, ну а стоны пациента и болевое расширение зрачков при работе бора – полезной информацией, позволяющей понять, что, наконец, добрались до здоровой ткани… Называлось это «болевая диагностика», если мне не изменяет память. Стоматологи старой школы до сих пор исповедуют эти принципы. Как сказала при мне одна старая врачиха - «нас учили в первую очередь думать о здоровье пациента, а не про капризы клиента». Такое явное противопоставление «пациента» и «клиента» меня аж пробрало – по сути, речь шла о противоположных представлений о субъекте, по сути – о разной антропологии… К счастью, даже старые кадры теперь вынуждены считаться с рыночными реалиями.

Впрочем, не стоит и преувеличивать вменённый садизм системы. Вовсе без обезболивания только сверлили и ковыряли. В тяжёлых случаях – например, при удалении зубов, особенно когда можно было ожидать, что придётся возиться с корнями, «долбить» и т.п., отчего пациент может грохнуться в обморок, а то и скопытиться – использовали отечественный новокаин. Однако толстенная игла и отсутствие навыков делало саму процедуру обезболивания мучительной, к тому же анестезирующий эффект достигался далеко не всегда: новокаин вообще анестетик довольно слабенький, и не на всех действует. Связано это, помимо всего прочего, с его сосудорасширяющим действием, из-за которого он довольно быстро уходит из тканей. Чтобы продлить действие, в закалываемую в десну смесь добавляли сужающий сосуды адреналин. Смешивали на глазок, опасаясь адреналиновой передозировки. Так что толстые краснорожие дядьки с повышенным, сердечники и прочие сосудисто-неполноценные граждане страдали больше. Проблему пытались решить, увеличивая дозу новокаина, с понятными последствиями. После качественной новокаиновой блокады нижнюю часть лица буквально парализовывало часов на шесть.  

Ещё была такая техника – убивать нерв мышьяком: сначала рассверливали зуб и клали мышьяковистую пасту, закупоривая это дело временной нашлёпкой, потом нужно было снова прийти через несколько дней. Как мне рассказывал знакомый зубной врач, на Западе этот метод не применялся вообще – но, возможно, это легенда, не берусь судить. Так или иначе, у нас его преспокойно ставили и взрослым, и детям.

Нормой для мышьяка считался трёхдневный срок, но при суровой занятости врачей приходилось гулять и дольше – четыре, пять дней, а то и «на следующей неделе», чтобы завершить процедуру. Эти дни обычно бывали мучительными, не говоря уже о том, что мышьяк не только убивает нерв, но и разрушает зуб и отравляет ткани. А иногда его просто забывали вынуть – такое тоже случалось, мышьяк в таком случае начинал всасываться в десну, постепенно разрушая челюсть.

С другой стороны, мышьяк не всегда действовал, да и не всегда было время убивать нерв. Тогда начинался хардкор: нерв накручивался на специальную спиралевидную иголочку (ме-е-едленно) и потом резко выдёргивался. От полноты ощущений даже суровые взрослые мужики плакали как дети.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОСНАЩЕНИЕ

Про рабочие характеристики советской бормашины-«цапли» на ременной передаче лучше не вспоминать. Но придётся, раз начали.

Бор вращался медленно, сильно вибрировал (то есть разбивал зуб, добавляя боли), сверлить приходилось до-о-олго, и это при ограниченном времени приёма (стоматологи, повторяю, были всегда перегружены и работали «на нервах»), что сокращало время для предварительных процедур и сильно увеличивало шансы на врачебную ошибку. Бор не охлаждался, так что запах дыма и горелой кости запоминался надолго. Как и вкус костяной пыли во рту и текущую слюну – слюноотсосов не было, глотать слюну, чаще всего, запрещали – не знаю почему… Не будем говорить о таких мелочах, как нерегулируемое кресло, или про автомобильную фару, освещающую рот пациента и заодно убивающую ему глаза. Боль помогала не замечать подобных мелочей.

Несколько более продвинутыми были бормашины из соцстран – уж не помню, где их делали, в ГДР или в Венгрии. Там была регулировка кресла, лампа была яркой, но глаза убивала не до такой степени, имелась удобная полоскательница, куда можно было сплюнуть кровавые слюни или воду с красными разводами. Тем не менее, основа конструкции была той же – ременная передача, технология конца восемнадцатого века, ну разве что без ножного привода.

Впрочем, о советских машинах с ножным приводом я слышал: якобы таковые выпускались с довоенных времён и до конца шестидесятых, а в отдалённых местностях использовались даже в восьмидесятые. За правдивость этих сведений не поручусь, так как сам это чудо техники не видел, но ничего невероятного я в этом не вижу: в конце концов, вывезенные из Германии (а то и ввезённые оттуда же в сороковые) немецкие станки работали на советских заводах работали вплоть до наступления эпохи приватизации.

Так или иначе, всё держалась на ремешочках. Импортные «турбинки» на сжатом воздухе стояли в двух-трёх московских ведомственных поликлиниках и где-то в недрах «кремлёвки», о них ходили легенды.

МАТЕРИАЛЫ

Качество советских материалов оставляло желать лучшего везде и всюду, но вот в зубном деле это проявлялось как-то особенно ярко и выпукло.

Например, цемент для пломб, особенно если его плохо замешивали (что при вечной спешке было скорее правилом, чем исключением), держался от нескольких часов или дней до полугода. Два-три года для советской цементной пломбы считались хорошим, годным сроком.

Я слышал также истории ещё о каких-то пластмассовых пломбах, которые обладали свойством неизвлекаемости – если зуб под такой пломбой снова начинал гнить (что случалось почти всегда), то вытащить пломбу было уже невозможно – под буром пластмасса начинала плавиться и наматываться липкими нитями на сверлящее жало. Так что зуб приходилось выдёргивать.

Нормально держалась в зубе только серебряно-ртутная амальгама, которая, правда, смотрелась довольно-таки страшно. Но «это бы ничаво», а вот возможность не ходить к зубному технику ещё десять лет – было по-настоящему ценно.

Однако амальгаму в семидесятые официально запретили - кажется, из-за вредной ртути, - и перешли обратно на цементы. Злые языки утверждали, что настоящая причина запрета амальгамы была иной: надо было создать дополнительный источник дохода для т.н. «хороших специалистов» (о которых речь пойдёт ниже). Во всяком случае, в семидесятые-восьмидесятые заделать зубы амальгамой можно было почти исключительно по блату.

Зубные коронки делали из железа и золота. Были ещё некие «фарфоровые», о которых ходили легенды. Помню фельетон в «Литературке», описывающий реалии суперверхнего уровня жизни «блатных», где распонтованный посетитель Ресторана (о! Ресторана! да знаете ли вы, чтО в советское время был Ресторан!?!?) пытается расплатиться с Официантом (о! Официантом! тут просто слов, слов не хватает) запиской «этому клиенту сделай как мне». В дальнейшем выяснялось, что – помимо прочих бонусов – предлагался и визит к «хорошему стоматологу» (см. ниже), который способен поставить Фарфоровые Зубы.

Но это был айс и скилл верхнего уровня. Официальными зубными материалами был Булат и Злато.

Булат – то есть железные коронки - были страшны, особенно на передних зубах. Особенно впечатлялись редкие иностранцы. Я слышал от одного киномана, что двухметровый русский громила со стальными зубами по кличке Челюсти, преследовавший Джеймса Бонда в паре фильмов, обязан своим появлением именно советским стальным коронкам, поразившим воображение сценаристов.

С золотом были другие проблемы. Легально поставить себе рыжьё было можно, но очень сложно – драгметалл выдавался под страшенным контролем: советская власть относилась к этому металлу нервно, приравнивало его к валюте и за «незаконные операции» с ним могла и шлёпнуть в патоку. Тем не менее, известная часть (откровенно говоря, бОльшая) золотых пломб и коронок изготавливалось и ставилось полу- или нелегально, уже помянутыми «хорошими специалистами» - разумеется, за приличный прайс. О чём мы поговорим ниже.

ОТНОШЕНИЯ ВРАЧА С ПАЦИЕНТОМ

Психологические проблемы, с которыми сталкивались зубные врачи, отчасти напоминали проблемы советских работников торговли: задёрганность и постоянное ощущение негатива, исходящего от жертв пациентов, которые зачастую шалели от страха и боли. И взрослые, и особенно дети, которые орали как резаные, вырывались, могли укусить стоматолога за руку и так далее.

Кстати о детях. В советских школах в обязательном порядке сверлили и пломбировали даже молочные зубы. Называлось это «санацией полости рта» и проводилось в принудительном порядке. Зачем – не понимаю до сих пор, всё равно ведь выпадут. Но, возможно, это всё-таки зачем-то нужно, не знаю уж зачем… Так или иначе, лечение запоминалось навсегда. Мне самому сверлили молочные зубы, и я это помню до сих пор.

Возможно, это аберрация памяти, но детские зубные врачи отличались, как бы это сказать, своеобразным складом психики. То есть они были способны изображать ласковую маму, бегемотика, птичку, если надо было уговорить ребёнка лечь в страшное кресло. Но когда он уже был в кресле, отношение менялось – на него начинали орать, запугивать, требовать терпения и даже героизма. «Ну больно, но ты же пионер!» Помнится, одна пожилая врачиха в аналогичной ситуации рассказывала мне про то, что претерпела Зоя Космодемьянская, которой «фашисты сиськи штыками отрезали, а она молчала и никого не предала». Подразумевалось, что перед лицом такого героизма я должен был устыдиться, молчать и не мешать тёте делать мне больно.

Со взрослыми же вообще не церемонились, поскольку предполагалось, что эти-то уже знают, куда пришли и что их ожидает. Максимум, на что мог рассчитывать пациент в плане психологической помощи – это на равнодушную ложь «совсем не больно будет» или «будет слегка больно». Второе означало, что боль будет адской.

Неудивительно, что подавляющее большинство советских людей страдало на этом месте тяжёлым ятрогенным психрасстройством. И предпочитали перетерпеть даже самую лютую зубную боль (которую пытались утишить всякими домашними средствами, начиная от полосканий водкой и кончая заговорами), чем идти в клинику. Поэтому гнилые зубы были такой же стигмой советского человека, как и уродливая одежда.

ADDENDA. ПОПЫТКИ ЛЕЧЕНИЯ НЕПРАВИЛЬНОГО ПРИКУСА

Отдельная тема – лечение неправильного прикуса. Брекеты в СССР не использовались принципиально, а использовались так называемые «пластинки»: розовые куски пластмассы со скобками, которые мешали говорить и не позволяли сглатывать слюну. Зубы при этом толком не исправлялись, так что все мучения обычно бывали напрасными.

У меня у самого до сих пор неправильный прикус, хотя «пластинку» я добросовестно проносил несколько лет. Зачем – непонятно.

) продолжение следует, замечания и дополнения приветствуются (
с митинга

Убедительная просьба сегодня проголосовать за директора ПЦ РОД Наталию Холмогорову в опросе.

Оригинал взят уrod_nickв Убедительная просьба сегодня проголосовать за директора ПЦ РОД Наталию Холмогорову в опросе.
Дождь

Прошедшей ночью состоялись теледебаты на канале ТВ Дождь с участием Наталии Холмогоровой. Запись дебатов можно посмотреть по ссылке: http://tvrain.ru/teleshow/show/debaty_na_dozhde/?selected_date=2012-10-03
Пост в блоге Наталии Холмогоровой о дебатах см. здесь: http://nataly-hill.livejournal.com/1640624.html

Для того, чтобы выйти в полуфинал, Наталии необходимо набрать большее количество голосов, чем у её троих оппонентов. Мы обращаемся за поддержкой, просим всех сочувствующих делу русской правозащиты проявить солидарность.

Проголосовать можно в течение суток 4 октября тремя способами:
1) зарегистрировавшись как избиратель на сайте ЦВК ( http://cvk2012.org/ ), проголосовать там (за одного из каждой четверки)
2) проголосовать прямо на сайте ТВ Дождь здесь: http://tvrain.ru/teleshow/show/debaty_na_dozhde/?selected_date=2012-10-03
Голосовать можно только за одного кандидата.
3) Отправить на номер 2420 СМС со словом DEBATY [пробел] [номер кандидата]. Номер Наталии Холмогоровой - 24. Стоимость СМС1 рубль 77 копеек с НДС.

Для закрепления эффекта все три способа можно совмещать.

Наталия Холмогорова родилась в Москве в 1976 году. Занимается правозащитной деятельностью с 2005 года. С 2011 года - директор Правозащитного центра РОД.
ПЦ РОД, возглавляемый ею, специализируется на правовой и юридической защите русских людей, неправомерно пострадавших от действий государства или представителей этнических группировок.
с митинга

"Дети гор" будут патрулировать улицы Москвы

Оригинал взят уkazakov_igorв "Дети гор" будут патрулировать улицы Москвы
Совместные российско-кавказские отряды будут гасить межнациональные конфликты в тех местах, где обычно происходят стычки.

По словам председателя московского отделения КМОР "Дети Гор" Берсана Заитова, это будут "своего рода отряды оперативного реагирования, которые будут состоять из чеченцев, дагестанцев, ингушей, нашистов, осетин, азербайджанцев и других народов". Такой интернационал, считают в КМОР, позволит более эффективно смогут заниматься профилактикой межнациональных конфликтов, поскольку участники бригад хорошо знают менталитет своих земляков и в прямом смысле слова легко найдут с ними общий язык. 

* Самое смешное "которые будут состоять из чеченцев, дагестанцев, ингушей, НАШИСТОВ, осетин, азербайджанцев и других НАРОДОВ" 
Эм. Чего я не понимаю? 


А чего не понимать-то? Кажется, всё очень понятно. Союз Других Народов будет гнобить ненарод. Ну, которого никакого нет, а есть фашисты.

)(
с митинга

Письма Баламута- 2. Переписка ангела-куратора Гнуссера и молодой практикантки

Одно из самых популярных произведений Льюиса, помимо «Нарнии», конечно – это «Письма Баламута». Где старый чёрт Баламут поучает молодого практиканта Гнусика по части вредительства. В конце концов Гнусик упускает вверенную ему душу, и Баламут его, судя по всему, то ли съедает, то ли имеет ещё каким-то ужасным способом, о котором целомудренный автор умолчал.

Я подумал, что Льюис как-то уж слишком гуманен и сентиментален. Гнусики так просто не пропадают. И тогда ещё подумал, что Гнусик наверняка вывернется, пусть даже из самой пасти (и даже из желудка) своего куратора и ещё сделает карьерку.

Мои подозрения превратились в уверенность, так как получил в своё распоряжение – каким путём, неважно – фрагменты переписки Гнусика, который карьерку таки сделал, с молодой чертовкой, которую он курирует. Особый интерес эта переписка представляет потому, что молодая чертовка работает на русском направлении.

Предлагаю вашему вниманию первые три письма. Но вообще переписка довольно обширная, так что, если публикация вызовет интерес, я продолжу.


* * *


От: высокопреотемнённго ангела-куратора Гнуссера
Кому: ангелице Гадёнушке, практикантке
Тема письма: Приветствие


Моя дорогая Гадёнушка!

В память о том незабываемом вечере в исландском вулкане я буду назвать тебя этим слегка игривым именем, тем более, что возраст и положение мне это позволяют. Кстати сказать, весьма сожалею о том, что неотложные дела удерживают меня в нижайшем астрале, и я не смогу руководить твоей работой лично. Но будем надеяться на будущее, хе-хе.

Впрочем, шутки в сторону. Блистать на балах в Офисе приятно, но всему своё время. Ты получила свою первую работу, причём достаточно серьёзную и ответственную. Чем может обернуться провал, или хотя бы недостаточно усердное исполнение обязанностей, ты, надеюсь, в курсе. При этом, скажу тебе откровенно, в российском Бюро тебе не будут рады. Ну разумеется, ты наслушаешься комплиментов, а то и подвергнешься незатейливому харрасменту со стороны мелких служек. Но когда дело дойдёт до практики, ты не получишь ни действенной помощи, ни дельного совета. Я постараюсь задействовать свои знакомства на самом дне, чтобы тебя поддержать, но запомни: всё зависит от того, сможешь ли ты себя правильно поставить и сумеешь ли сразу показать сотрудникам Бюро свою осведомлённость и компетентность. Поскольку же российское направление имеет свою специфику – и, поверь мне, весьма нетривиальную! – ты можешь получить необходимые советы только от меня. Я готов уделять твоим делам часть своего времени, но хочу быть уверен, что оно не пропадёт напрасно. Я жду, что твои отчёты будут своевременными, полными, и, что очень важно, вполне откровенными. Я должен знать все подробности происходящего с тобой и твоей работой, чтобы вовремя удержать тебя от ошибок, свойственных неопытности, и направить дело к лучшему.

Надеюсь, мы поняли друг друга. С нетерпением жду первого отчёта.

Твой любящий куратор
Т.-И. Гнуссер


От: высокопреотемнённго ангела-куратора Гнуссера
Кому: ангелице Гадёнушке, практикантке
Тема письма: Личное



Моя дорогая Гадёнушка!

Мне сообщили, что ты наводишь обо мне справки. В принципе, ничего не имею против, и даже хвалю за предусмотрительность. В самом деле, всегда нужно знать, с кем имеешь дело. Но неужели ты думала, что я об этом не узнаю? Равно как и о твоих поспешных и непродуманных (как видишь, я выражаюсь очень, очень обтекаемо) комментариях?

На приёме в российском Бюро ты высказалась в том смысле, что я-де «мелкая сошка» и что ты сожалеешь о том, что досталась мне. Смотри, как бы тебе не пришлось об этом пожалеть по-настоящему. Я равнодушен к непочтительности как таковой, но не терплю некомпетентности и неумения работать с информацией. А ты, мышка, продемонстрировала именно это. Тебя извиняет только скверная подготовка. В 57-й Адской Гимназии слишком много времени уделяют общей теории, и слишком мало – практическим навыкам.

Но, снисходя к твоему положению – которое куда менее надёжно и уж точно менее завидно, чем ты, может быть, полагаешь, - расскажу кое-что о себе.

Как тебе, наверное, уже известно, моя карьера была неровной. После блестящего начала в качестве ангела-искусителя я попал к пристрастному и некомпетентному руководителю, г-ну Баламуту, который, чтобы прикрыть свои ошибки и недоработки, предпочёл спровоцировать ряд огрехов в моей работе, а после провала операции добился моего съедения. Разумеется, за это я его не осуждаю – так поступил бы на его месте любой ангел. И. конечно, я не теряю надежды однажды отплатить ему той же любезностью.

Быть съеденным крайне неприятно, особенно если учесть, что после этого мне пришлось провести какое-то время в статусе экскремента, или, как выражаются в определённых кругах, «побыть говном». Однако благодаря личному вмешательству Мудрейшего, – что само по себе стоит нескольких съедений, если ты понимаешь, о чём я, - мне вернули статус духа. Более того, я был отправлен на крайне ответственную работу, именно в тот регион, где сейчас находишься ты.

Итак, я был понижен (ха-ха, людишки в подобной ситуации до сих пор говорят «повышен») до ангела-аналитика, и теперь занимаюсь в основном интеллектуальной деятельностью в Департаменте Общих Искушений. Кстати сказать, в нашем департаменте большинство сотрудников имели аналогичный опыт, некоторые – неоднократно. Откровенно говоря, мы все считаем ангелов, которые по какой-либо причине избежали подобного эпизода в биографии, необкатанными новичками в нашем деле. Только съедение позволяет вполне и до конца прочувствовать серьёзность, ответственность и, не побоюсь этого слова, трагическое величие нашей работы. Кроме того, съедение добавляет оптимизма. Мы, прошедшие через это, точно знаем, что даже из самого тяжёлого положения есть по крайней мере два выхода.

Но, разумеется, я отнюдь не желаю этого лично тебе: ты слишком мила, моя Гадёнушка, чтобы испытать подобное на твоём прекрасном астральном теле. И, поверь, если долг и необходимость заставят меня вступить с тобой в подобные отношения – опять же, я выражаюсь обтекаемо, стараясь щадить твои чувства – я буду очень, очень огорчён.

С нетерпением жду первого отчёта.

Твой любящий куратор
Т.-И. Гнуссер


От: высокопреотемнённго ангела-куратора Гнуссера
Кому: ангелице Гадёнушке, практикантке
Тема письма: Выговор


Моя дорогая Гадёнушка!

Я получил твоё письмо – и остался в крайнем недоумении. Что это вообще значит – «эти козлы вкатили мне выговор»? Почему ты позволяешь себе брать подобный тон по отношению к своему непосредственному руководству и его приказам? Не забывай про вертикаль, моя птичка, и будь поскромнее и осторожнее в выражениях. И уж тем более не надейся, что я промолчу, а ты сможешь впоследствии подать моё молчание как согласие и поощрение на дальнейшие дерзости, что ты потом сможешь предъявить на дне. Нет, дорогая, даже и не надейся.

Но оставим сантименты. К делу. Ты получила выговор за небрежное оформление документов на своего нового подопечного. Причём небрежность эта была не формальной, а содержательной, а это непростительно вдвойне.

Запомни раз и навсегда. Если ты сделала что-то не по правилам, тебя накажут, вне зависимости от результата. Но если ты сделала что-то по правилам, а тебя за это наказывают – не смей даже и думать, что руководство ошиблось. Руководство не ошибается никогда, во всяком случае у нас. Если же руководство всё-таки ошибается, то за его промахи отвечают подчинённые. Как показала тысячелетняя практика, именно такая система оптимальна для выполнения тех задач, которые поставил перед нами Мудрейший. Кстати, не забывай о Его словах, сказанных в самом начале нашего противостояния с Врагом: «Если я когда-нибудь сдамся, то сначала уничтожу всех, кто пошёл за Мной». Точно так же, Он уничтожает всех, кто потерпел неудачу в том или ином проекте, особенно если проект был инициирован лично Им. Это совершенно правильно с точки зрения низшей целесообразности: даже если сотрудник не виноват в неудаче, но он так или иначе оказался ответственным за неё, значит, ему сильно не повезло. То есть он неудачник - а Мудрейшему не нужны неудачники.

Впрочем, это всё общие рассуждения. Теперь о твоём конкретном случае. Он довольн прост. Заполняя анкету подопечного, ты написала в графе «национальность» – «русский». Что решительно противоречит политике Офиса в этой стране – и более того, нормам позитивного мышления.

Мы, ангелы, мыслим позитивно. Это, в частности, означает, что мы всегда исходим из презумпции своей правоты и конечного успеха. Так, Офис официально именует себя Администрацией Мира Сего, а Мудрейший величается Князем Мира Сего. То обстоятельство, что пока ещё не вся обитаемая Вселенная подчинена Ему и не все существа творят Его волю – случайное и временное обстоятельство, которое рано или поздно будет исправлено. Точно так же, случайные и временные явления и феномены ни в коем случае не должны именоваться так, как будто они и в самом деле «существуют». В сущности говоря, их и нет – а есть только наши просчёты и недоработки, позволяющие им временно «существовать». Все эти явления так и следует называть – недоработками, огрехами, промахами. В частности, по этой причине мы не используем некоторые человеческие слова. Так, ты не встретишь ни в одном официальном документе слова «совесть», или, скажем, «верность». Есть точные и определённые термины «недовыполнение стандартного освобождающего комплекса Шестого Отдела ДОИ» и «непреодолённое сопротивление биопсихического материала». Разумеется, это несколько затянуто, но у нас широко используются аббревиатуры и сокращения.

И более того! Мы обязательно навязываем свою терминологию нашим подопечным. Мы категорически не приветствуем, чтобы несуществующие явления назывались именами, подобающими чему-то сущему, да ещё и, не дай Мудрейший, хорошему. Так, мы приложили огромные усилия, чтобы наши подопечные приучились называть совесть «комплексами», а верность – «негибкостью». Увы, мы не всегда можем прямо внедрять в головёнки наших подопечных наши понятия, но это связано только с тем, что наш филологический отдел не всегда справляется со своими обязанностями, ведь у него так много работы.

Так вот. Политика Офиса по так называемому «русскому вопросу» состоит в том что никаких «русских» нет. Их не существует, и точка. Есть лишь некоторые негативные явления, именуемые, к примеру, «русский фашизм», «русская преступность», «русское хамство» или «русское пьянство». Иногда можно использовать слово «русские», но только в том случае, если с ним сопрягается негативный эпитет – например, «русские ублюдки». Но называть «русским» какого-то конкретного человека нельзя: ведь тем самым мы хотя бы условно допускаем, что «русский» - это идентичность, а с нашей точки зрения, подобной идентичности не существует вовсе. Никаких русских нет, запомни это раз и навсегда! Русское пьянство гнусно, а русский фашизм представляет угрозу для цивилизованного человечества (из чего не следует, что он существует «на самом деле» – об этом мы поговорим позже), но никаких «русских» нет, не было и не будет. НЕТ, НЕ БЫЛО И НЕ БУДЕТ – запомни это раз и навсегда.

Поэтому ты не должна использовать слово «русский» в каких бы то ни было документах, тем более наших внутренних. Ты можешь назвать своего подопечного «заражённым русским духом» или «увлечённым так называемыми «русскими» «идеями»». Кстати, советую по-дружески: не стесняйся, используй в подобных случаях побольше кавычек и выражений типа «так называемый», кашу маслом не испортишь.

Ты, возможно, возмущённо запищишь, что твой подопечный именно что «русский», и многое в его поведении объясняется именно этим. Ну да, в этом-то и состоит его вина перед нами. Но мы не должны называть его «русским». Для этого есть специальная терминология. То, что тебя не просветили на сей счёт – твоя личная недоработка. Не надо было щёлкать клювом, птичка моя! Нужно было ознакомиться с документами, заполняемыми твоими коллегами на своих подопечных. Тогда бы ты не совершила этой глупой ошибки и не получила бы выговора.

Запомни. Всякого нерусского в России мы определяем именем той нации, к которой он принадлежит. Если он полукровка (а не прикидывается, как многие из этих русских подлецов) – то он имеет право определить свою идентичность как ему (то есть нам) выгодно и удобно. Но назвать человека «русским» можно только в том случае, если он тяжёлый алкоголик, преступник, мент или дегенерат. Твой подопечный к этим категориям пок не относится – поэтому использовать это слово для его характеристики нельзя.

Что же нужно было написать в соответствующей графе, спросишь ты? Всё очень просто. Как известно, всех нерусских (17% населения России), а также ренегатов, предателей, ментов, высших чиновников и прочих так называемых «предателей» «собственного» «народа», называют «россиянами». Это слово придумал наш филологический отдел, и весьма удачно. Соответственно, те русские, которые пока ещё не стали ренегатами и предателями, следует назвать «ещё не россиянами», или, проще говоря, НЕДОРОССИЯНАМИ.

Это и есть искомое слово. Ты должна была написать, что твой подопечный – никакой не «русский». Ещё раз: никаких «русских» нет, не было и не будет, заруби это себе на носу!), а именно что недороссиянин. То есть неполноценное существо, лишённое идентичности, и болезненно завидующее тем счастливцам, у которых она есть – то есть полноценным россиянам. Не смей мне только писать, что твой подопечный не таков! Он именно таков, потому что такова наша официальная позиция. С ней и работай.

Твой любящий куратор
Т.-И. Гнуссер

) продолжение, возможно, последует (
с митинга

О грядущем позоре

На самом деле я огорчён поражением партии Саакашвили на выборах.

Не потому, что я его как-то особенно люблю, совсем нет. Мне за нашу косодурую державу всё-таки несколько обидно.

Сейчас этот самый Иванишвили с Путиным найдёт общий язык. Простейшим способом – будет ругать Саакашвили, может быть, даже при личных разговорах. Будет говорить "всякие сладости" - желательно не на камеру, чтобы не офоршмачиться перед грузинами и американцами, а так, в личном порядке. Будет звонить ночью и говорить – «Володя, я не могу спать, я про этого подлеца Саакашвили всё думаю - какой подлец, какой подлец, как ты вообще терпел так долго, Володя».

Путин, разумеется, потечёт. Потому что никакие «национальные интересы» его не интересуют абсолютно, а вот личные отношения для него сверхважны. На Саакашвили он сердится и ничего ему не даст, а его врагу – откроет объятья.

И когда Иванишвили попросит у него Абхазию – поломается немного да и отдаст. Южную Осетию – вряд ли, это святое (долго объяснять, почему), а Абхазию хорошему человеку в подарок чего не отдать. 

После чего Грузия от Осетии откажется (или даже не откажется, а сделает вид, что "это потом"), предъявит Вашингтону отсутствие территориальных проблем, благополучно вступит в НАТО, а глупопёзой Москве и лично Володе насуёт столько хуёв в панамку, что удивится вся Европа. Или лично Иванишвили насуёт, или его сменят на какого-нибудь другого швили, их там много, швилЕй.

) разговаривали с Пашей Святенковым (