January 12th, 2013

с митинга

Ещё о россиянцах

Нормальный обыватель в нормальной стране живёт по принципу "дают - бери, бьют - беги".

Это не то чтобы очень высокие принципы, но жизненные. Так жить можно. Правда, только в том случае, если есть куда деться в случае чего.

Советских людей, которым было деться некуда, за попытку бежать от битья били вдвойне. А когда что-то давали, то, как правило, на верёвочке, чтобы потом выдернуть. Иногда из глотки выдёргивали.

В результате вывели породу людей, которые на битьё реагируют принятием позы покорности, а на любой подарок смотрят с испугом и ищут верёвочку. И, что самое скверное, учат тому же детей. "Дают - бойся и не трогай, бьют - терпи, а если кто побежит - лови и сдавай бьющим, чтобы самому не досталось". Ну и про подарки - либо "осторожней смотри", либо уж "жуй скоренько, пока не дёрнули, что-то в животе да останется".

ДОВЕСОК. Кстати, по этой самой причине и советский, и россиянский человеки краденое предпочитают заработанному и даже дарёному. У дарёного верёвочка, а если ты украл, то верёвочки точно нет. Поэтому лучше дайте мне кормушку, чем повысьте зарплату. С повышенной зарплаты потом придётся какие-нибудь специальные налоги платить, или ещё чем-нибудь обяжете, знаем мы вас. А что я покрал - уж то моё.

)(
с митинга

Жерар Депардье удостоился того же, что и Марат Гельман: стал удмуртом

Оригинал взят у maratguelman в вот наши дорожки и пересеклись
 (фото ИТАР-ТАСС)

Жерар Депардье стал почетным удмуртом

Всемирно известный актер Жерар Депардье, получивший паспорт РФ, стал почетным удмуртом. Такое звание новоиспеченному россиянину было присвоено в знак благодарности за то, что он получил гражданство РФ. Стоит отметить, что лауреатами премии в разные годы становились Альберт Эйнштейн, Стив Джобс, Джон Леннон, Юрий Гагарин, Марат Гельман и другие великие люди.


с митинга

"придумай что-нибудь"

Есть известный анекдот про неверного мужа, который припирается домой очень поздно. Жена спрашивает, где он был, он что-то мычит. Та догадывается – наверное, начальство задержало, устроило общее собрание. Тот утвердительно кивает. Дальше жена догадывается, почему от него пахнет духами – наверное, вокруг сидели одни женщины. Следы помады на шее объясняет давкой в автобусе. Наконец, муж раздевается и на нём обнаруживаются женские трусы. На вопрос жены муж отвечает – «Маша, ну ты же умная женщина, ну придумай что-нибудь!»

Примерно по тому же принципу у нас живут запутинцы, имперцы, прочие поклонники властей. Любую мерзость, совершаемую начальством, они объясняют какими-нибудь высшими соображениями. Но когда начальская мерзость становится нестерпимо и оскорбительно очевидной, они всё-таки начинают ждать ну каких-нибудь объяснений, хоть самых кривых и глупых.

А сверху доносится – «Дугин, Кургинян, ну кто там ещё есть… ну вы же умные люди, придумайте что-нибудь».

Но фантазия-то не бесконечна. Сейчас уже пошло в ход что-то вроде борхесовского «ваши мерзкие грехи не дают вам узреть сияния Путина».

Хотя, в отличие от борхесовского рассказа, такие аргументы у нас работают.

)(
с митинга

Русская национальная идея

Собственно говоря, лучше всего чаяния народные - aka "национальная идея" - выразил Михаил Афанасьевич Булгаков.

Озвучил он эти чаяния в двух вариантах - для сельской местности и для города. Хотя идея, что характерно, абсолютно одна и та же.

Национальная идея для сельской местности:

Никакой этой панской сволочной реформы не нужно, а нужна та вечная, чаемая мужицкая реформа:
  1. Вся земля мужикам.
  2. Каждому по сто десятин [109 гектаров, он же квадратный километр – К.К.].
  3. Чтобы никаких помещиков и духу не было.
  4. И чтобы на каждые эти сто десятин верная гербовая бумага с печатью - во владение вечное, наследственное, от деда к отцу, от отца к сыну, к внуку и так далее.
  5. Чтобы никакая шпана из Города не приезжала требовать хлеб. Хлеб мужицкий, никому его не дадим, что сами не съедим, закопаем в землю.
  6. Чтобы из Города привозили керосин.

Национальная идея для местности городской:

  1. Я один живу и работаю в семи комнатах, и желал бы иметь восьмую. Она мне необходима под библиотеку.
  2. Передайте это общему собранию, и покорнейше прошу вас вернуться к вашим делам, а мне предоставить возможность принять пищу там, где ее принимают все нормальные люди, то есть в столовой, а не в передней и не в детской.
  3. Кем угодно, что угодно, когда угодно, но чтобы это была такая бумажка, при наличности которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог бы даже подойти к дверям моей квартиры. Окончательная бумажка. Фактическая. Настоящая. Броня. Чтобы мое имя даже не упоминалось.

То есть идея-то одна, ибо нужно-то всем одно.

Во-первых, ДОСТАТОЧНАЯ ПЛОЩАДЬ. Не вот этот пятачок, где на одной ноге стоишь, а ДОСТАТОЧНАЯ. Цифры у Булгакова "чуть завышены", но вообще-то психологически правильные. Да, километр квадратный под поместье и восемь (лучше десять) комнат в доме, желательно с отдельным входом, чтобы в общем подъезде со всякой сволочью не толкаться. Или не сволочью, но всё равно чтоб не толкаться.

И, во-вторых, ВЕЧНОЕ АБСОЛЮТНОЕ ПРАВО на эту площадь. Не эти филькины грамотки, которые в любой момент идут лесом, а международно признанная и гарантированная. "Окончательная бумажка", дающая право ОКОПАТЬСЯ, поставить десятиметровый забор (или собственный подъезд с бронированной стальной дверью) и за ним спокойно жить - десять лет, сто лет, тысячу лет. С полными абсолютным правом отстреливать Швондера, как он за забор сунется или явится "трубы проверять".

И чтобы никакого тебе - - -

)(
  • Current Mood
    excited excited