March 12th, 2013

с митинга

Митинг 14 апреля: "Визам - Да!"

Как известно, меня считают непримиримым оппозиционером. Который спит и видит, как бы торпедировать любые инициативы Президента и Правительства посредством издевательства и злобного глумления. И что все сотоварищи мои таковы.

Что ж, у меня есть основания не любить Президента и Правительство. В конце концов, я считаю эти прекрасные, в общем-то, учреждения причиной моих личных неприятностей – ибо, в своей слепоте, полагаю, что к судобищу, устроенному надо мной – вполне себе издевательскому и злобноглумливому – они имеют некое отношение. И не только к нему, тащемта.

Да, основания у меня есть. Но я пока ещё допускаю, что даже из этих инстанций может изойти какая-то полезная инициатива. И более того: хочу это допущение проверить на деле.

На днях Президент России Владимир Путин подписал указ о правилах рассмотрения интернет-петиций. Будет создан специальный сайт, на котором совершеннолетние граждане этой страны смогут невозбранно размещать петиции, кои можно будет подписыать. Петиции, собравшие сто тысяч голосов, будут – если верить Путину, но можно ли ему не верить? – рассматриваться в Госдуме. Сайт для сбора подписей «Российская общественная инициатива» должен заработать на федеральном уровне с 15 апреля 2013 года.

Что важно. В указе указывается, что до публикации петиции ее будут проверять на отсутствие призывов к экстремистской деятельности, а также на актуальность.

Так вот. Мы недавно занимались сбором подписей под призывом о немедленном введении визового режима со странами Средней Азии. Тем же занималась партия «Новая Сила», и преуспела больше нас: они уже собрали сто тысяч подписей и понесли их в Думу. Однако более чем вероятно, что все эти подписи будут завёрнуты назад – под тем предлогом, что приниматься будет лишь то, что собрано на госсайте. То есть продолжение кампании по сбору подписей за введение визового режима со странами Средней Азии и Закавказья в прежнем формате становится бессмысленным и бесполезным.

Что мы намерены в связи с этим предпринять.

Во-первых, мы разместим нашу петицию на государственном сайте. Это само собой понятно. И проследим, чтобы в ней не было ни скрупула экстремизма, а только добрая, но настоятельно выраженная гражданская воля.

Во-вторых, мы приложим усилия, чтобы она не была снята с него под предлогом неактуальности. То есть – что данный вопрос волнует граждан достаточно, чтобы выразить свою озабоченность открыто.

В связи с этим 14 апреля, в воскресенье, накануне открытия сайта, мы – то есть Национально-Демократическая Партия и ещё ряд политических сил, с которыми мы сегодня провели переговоры - намерены провести митинг, на котором мы:

Поддержим указ об официальном рассмотрении интернет-петиций Думой;
Публично заявим о намерении воспользоваться новым сервисом и выдвинуть петицию о скорейшем введении визового режима со странами Средней Азии.

Митинг будет общегражданским, и мы пригласим на него всех добрых людей, разделяющих нашу позицию.

)(
с митинга

О вкусе к расизму

Что характерно для реального, «гитлеровского» фашизма – так это полнейшее непонимание вопросов расы, крови, происхождения, рода. Более того – нежелание эти вопросы понимать и с ними возиться.

Нацистский подход к этим темам – абсолютно механистический, «на отойди».

Ну, например, «арийская» тема. «Мы все арийцы». При этом само слово «арийцы» - из какой-то там «науки», и покрывает, представьте себе, «вообще индоевропейцев». То есть – максимально широкую общность, в которую входят не только «белые люди», но и чёрт знает кто ещё. Просто не хочется возиться и различать оттенки, в которых весь сок, вся прелесть, вся душа «расового».

Или, скажем, немецкий «образ истинного арийца». Он абсолютно стёртый, безликий – белокурый голубоглазый великан без явных дефектов внешности, такая болванка с минимумом именно родовых и национальных черт. У него нет даже немецких черт – это именно «обобщённый и идеализированный европеец». Ничего истинно национального, интимно-немецкого в нём нет.

Или это знаменитое «я тут сам решаю, кто здесь еврей». Это не цинизм, а именно что откровенное предпочтение вопросов крови (которые презрительно отодвигаются на задний план) какой-то «эффективности». Это механическое «толковый человек, будем считать немцем», и такое же механическое, бесстрастное – «полагается родителей проверить». Так и слышно – «но особо не усердствовать».

Для сравнения – несравненные в этих вопросах англичане. Которые ЗНАЮТ ТОЛК в тонкостях настоящего расизма, которым бесконечно интересны подробности генеалогий, которые каждую капельку крови чуть ли не на языке катают, смакуют, входят в тонкости.

Возьмём то же самое «я сам тут решаю, кто еврей». А вот, помнится, Паркинсон шутил насчёт того, что единственный вопрос, который задаётся молодому кандидату на любую сколь-нибудь заметную должность – «кто ваши родители?» ,И разумеется, «мой двоюродный дядя по отцу – адмирал такой-то» - это сразу решает дело, вне зависимости от глупых немецких «рабочих качеств». Да кому они нужны, эти немецкие глупости. Только кровь, только родство.

Или, скажем, о внешности. В каком-то фильме про Джеймса Бонда некий эпичный злыдень пытался выдать себя за английского аристократа. У этих аристократов в роду был дефект внешности – отсутствовали мочки ушей. Злодей сделал себе пластическую операцию, чтобы воспроизвести этот родовой признак. И, разумеется, был разоблачён – то ли потому, что мочки обрезал не по фасону, то ли из-за какой-то другой, неотслеженной злыднем мелочи.

Более того, именно это посягательство на чужую кровь и воспринимается англичанами как предельное преступление. Всё можно (англичанин считает, что раз Англия есть, то всё позволено, всякий англичанин – прирождённый преступник, чья страсть к убийству и грабежу сдерживается только законами и соображениями приличия, вторые важнее), но вот этого – нельзя. Это посягательство на единственную английскую святыню - на багровые реки крови, на млечнозвёздные её пути.

Ах, эта бесконечная английская любовь к своим ОСОБЕННОСТЯМ, «родовым отметинам», пусть и «некрасивым» (для посторонних, разумеется, для посторонних) – она так показательна. Англичанин ценит, ценит свою плоть и кровь, свою холодную, змеиную кровушку, любит своё тощее семя, с таким трудом засеваемое и так трудно завязывающееся в костлявом, иссушённом теле английской женщины. И, разумеется, столь же важны его родители, донёсшие, не расплескавшие, его линию крови. Родители! Родственники! Линии родства, свойства! Вот что бесконечно, БЕСКОНЕЧНО важно – кто папочка, кто мамочка, дяди, тёти, генеалогические линии, траектории, следы движения крови, крови, крови! Только написанное этим «совсем особым соком» в самой плоти человеческой – стоит внимания, всё остальное – "дело техники".

И куда там до ТАКОГО уровня расового чутья и расовой гигиены тюхам-фофыстам! «Расовые законы». СМЕШНО.

)(