May 1st, 2013

с митинга

Вышел в свет и уже поступил в продажу № 13 "Вопросов национализма"

Оригинал взят у sm_sergeev в Вышел в свет и уже поступил в продажу № 13 "Вопросов национализма"
Точно должен быть в "Фаланстере" и "Циолковском"

Содержание:

ЗЛОБА ДНЯ

Ростислав Антонов. Исламизация Ставрополья.

Михаил Беляев. Миграция: опора кремлёвского «престола».

Сергей Корнев. Русской «глубинке» запретили малый бизнес.

Павел Святенков. Фиктивное государство.

ТЕМА НОМЕРА. Русофобия

Олег Неменский. Русофобия как идеология.

Сергей Сергеев. Как возможна русская русофобия?

Олег Кильдюшов. «Русский комплекс». К истории русофобии в Германии.

Марк Любомудров. Мой рафтинг.

Сергей Жаворонков. Электоральные корни русофобии.

ИНТЕРВЬЮ:

Алексей Захаров: «Общество в один голос кричит: долой нелегальную иммиграцию!»



ИНСТИТУТЫ НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА: ОБРАЗОВАНИЕ

Елена Галкина. Эффект варёной лягушки, или Новый этап реформы образования в РФ

Виталий Худошин: «Патриотизма в нашей школе хватает».

НАЦИОНАЛИЗМ VS. ЕВРАЗИЙСТВО

Сергей Петров. Был ли в древней Руси национализм?

РУССКАЯ НАЦИЯ И РУССКАЯ ЗЕМЛЯ

Дмитрий Павлов. «Русь от Карпат до Камчатки». Восход и закат галицкого русофильства.

НАЦИОНАЛИЗМ И ГЕОПОЛИТИКА

Александр Давыдов. «Боснийство» и «неоосманизм» как факторы дестабилизации Балкан.

ЮБИЛЕИ

Владимир Волков. Собор национальной демократии.

РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД КНИГОЙ

Александр Севастьянов. Разбалансировка дискурса.

ПОЛЕМИКА

Александр Храмов. Может ли националист быть либералом? Ответ Александру Севастьянову.

Никита Федосов. Казачество и ненаучная фантастика.

Авторы номера

Summary


с митинга

"хорошо бы вышло"

На Демократии-2 – голосования по соведущим на митинг 6 мая. Нужно было выбрать мужчину и женщину из двух заранее составленных списков.

Я подумал-подумал и проголосовал за Ксению Собчак и Александра Белова. Исходя из единственного важного в данной ситуации соображения – насколько люди умеют вести мероприятия и как смотрятся на сцене, в т.ч. вместе. Получилось, что из всех предложенных кандидатур по женской линии наиболее профессиональна Ксюша, а по мужской – Саша. При этом как выступающие они, конечно, вызвали бы у части собравшихся известный негатив (хотя и у разных частей и по разным причинам), а вот как ведущие – вряд ли. Ну и, что немаловажно, эта пара хорошо смотрится вместе, а что Ксения и Александр несколько не сходятся в теории вероятности – так это в данном случае побарабанно.

Впрочем, боюсь, что коллеги мой выбор не поддержат и проголосуют за кого-нибудь менее вызывающего. А жаль.

)(
с митинга

Два фюреризма

1. Случайно дошло, что распространённое «командир» в адрес таксиста – это, скорее всего, калька с немецкого («Führer»).

2. Думал, как перевести на немецкий русское слово «государство». Как ни крути, а получается Führerstaat.

)(
с митинга

Ещё раз о "на" и "в"

Меня всегда удивляла глупая настойчивость украинцев в навукраинском вопросе. То есть упорное «в Украине», как будто в этом есть что-то хорошее.

Вообще говоря, предлог «на» в русском языке относится к Руси (в отличие от «России»). И то же самое относится к родине – с малой и большой буквы. «На родине» или «на Родине», но уж никак не «в».

Почему? Потому что Русь и Родина воспринималась как символический верх мира, «гора», на которую нужно именно подниматься.

А вот «в» - это, наоборот, указание на спуск. Поднимаются НА гору, а спускаются В долину. Или в пропасть, или в какую-нибудь «дыру». В любом случае, это путь вниз.

То есть «на» - это куда серьёзнее и уважительнее, чем «в». Которое применялось ко всем остальным странам и краям, кроме родной Руси. «Въ земле германьской» какой-нибудь там, «въ немьцехъ». То же по отношению к родине – «въ краю чюжомъ».

При этом Украина, как «исконная Русь», сумела это «на» по отношению к себе сохранить, даже после 1721, когда калька с греческого канцелярита «Россия» окончательно утвердилась в государственном обиходе и к нему присосалось пиявицею «в» (надо ещё посмотреть, откуда – но, скорее всего, это тоже калька с какого-нибудь греческого предлога). И долго была символической «высотой» с Киевом во главе – «матерью городов Руських».

И теперь отказаться от такой чести добровольно? «Ну и дурни».

А вот нам не мешало бы задуматься. Всё-таки после всего того, что теперь ассоциируется со словом «российский» (которое стало антонимом задавленному им «русскому») и «Россия» пора бы подумать – хотя бы на будущее – о реабилитации слова «Русь» как названия страны и государства. Не отказываясь, может быть, от «России», но официально сделав оба названия равнозначными (как сейчас равнозначны «Россия» и «Российская Федерация»). Ну а потом что-нибудь да отсохнет.

И будем мы жить на Руси. А украинцы пусть в своей глубокой Украине обустраиваются.

ДОВЕСОК. Хороший пример - "на Урал" и "в Сибирь". Понятно, что Урал - это Горы, причём горы древние, почитаемые, а Сибирь, увы, слишком долго воспринималась как "яма" и "ссылка".

ДОВЕСОК 2. Все эти рассуждения можно опрокинуть одним примером, который никто из комментаторов до сих пор почему-то не привёл. Ну я тоже пока подержу его при себе.

)(
с митинга

О невозвращенцах

Среди легенд на тему «этой страны» есть одна, которую я слышал в детстве и никогда не сомневался, что это правда. Я имею в виду историю о том, как Борис Годунов отправил учиться в Европу русских юношей из приличных семей – и ни один не вернулся.

При этом как-то между слов подразумевалось, что отправленных было много – не меньше сотни, наверное. То есть мне этого никто не говорил, но впечатление создалось именно такое. Соответственно и драматический эффект рассказа – «и ни один не вернулся назад» - был действительно эффектным. «Умный человек в России не останется».

Потом, уже взрослым, я наткнулся на ту же историю в пересказе Новодворской. У неё было с подробностями – посылали несколько раз, и никто никогда не возвращался.

Ну, что этим хотела сказать баба Лера, понятно. Однако в самой истории я не усомнился, да и с чего бы.

Дальше эти годуновские невозвращенцы регулярно всплывали на периферии умственного зрения, но как-то не цепляли. А тут Сергей Сергеев наткнулся на более-менее подробное описание этой истории. Выяснилось вот что:

Широко распространено мнение, что никто из русских юношей, отправленных Борисом Годуновым на учёбу в Европу, оттуда не вернулся. Придерживался этого мнения и я, ибо об этом писал такой авторитет как С.Ф. Платонов (в работе "Москва и Запад"). Кое-кто отсюда делал вывод: дескать, уже тогда русские только и мечтали, как бы "свалить из Рашки". Но вот читаю у Р.Г. Скрынникова ("Самозванцы в России в нач. 17 в. Григорий Отрепьев") подробное изложение этой истории:

"В связи с развитием русско-английских торговых и дипломатических отношений возник замысел обмена учащимися с целью подготовки знающих переводчиков. План был осуществлен благодаря усилиям Д. Мерика, агента торговой компании. В 1600 году в Лондон с Мериком выехали двое иностранных студентов, обучавшихся русскому языку в Москве. Через два года русские власти направили в Англию четырех русских студентов "для науки розных языков и грамотам". То были дети боярские из дьяческих семей: Никифор Алферьев сын Григорьев, Софон Михайлов сын Кожухов, Казарин Давыдов, Федор Семенов Костомаров. Московские приказные люди принадлежали к наиболее образованной части русского общества. Царь Борис сам представил Мерику русских юношей и просил королеву, чтобы им позволено было получить образование и при этом сохранить свою веру. Мерик согласился взять на себя "заботу о их воспитании". Личное обращение царя к королеве возымело действие. В Лондоне студентам из Москвы был оказан наилучший прием. Осенью 1602 года Д. Чемберлен сообщил, что прибывшие юноши будут обучаться английскому языку и латыни и с этой целью их предполагается определить в различные школы: Винчестр, Итон, Кембридж и Оксфорд. Перед русскими "робятками" открылись двери лучших учебных заведений Англии.

Год спустя московское правительство решило направить за рубеж вторую группу учащихся. На этот раз местом обучения была избрана Германия. После успешных переговоров с царем послы города Любека в июне 1603 года выехали на родину. В пути к ним присоединились пять студентов, имевших при себе грамоту от Бориса Годунова. Царь просил послов представить русских учащихся городскому совету в Любеке и поместить в школу для обучения немецкому и латинскому языкам. Он выразил пожелание, чтобы русские юноши оставались в православной вере и не забывали русских обычаев, и сообщал, что берет на себя все расходы по их содержанию. В ответном письме царю послы обещали поместить московских учащихся в учебные заведения в Любеке под присмотром добрых и почтенных людей.

Учителя немецкой школы в Москве располагали достоверной информацией о проекте Годунова в области образования. С их слов Конрад Буссов записал сведения о том, что русские студенты были направлены не только в Англию и Любек, но и во Францию. Однако никаких подробностей о лицах, посланных во Францию, не сохранилось. По данным Петра Петрея, несколько русских учеников находились в Стокгольме. Буссов засвидетельствовал, что один из учеников по имени Дмитрий позже вернулся на родину из Стокгольма.

Судьба русских студентов за рубежом сложилась неудачно. В России наступила Смута. Борис Годунов умер, и царская казна перестала отпускать средства на содержание студентов за границей. Заброшенные на чужбину "робятки" вынуждены были искать свои пути в жизни. Немногим довелось вернуться на родину. Среди них был Игнатий Алексеев сын Кучкин, посланный для обучения в Вену и Любек. По возвращении в Москву он рассказал о себе, что "в учении он был в Цесарской земле и в Любках восемь лет, и… во 119 (1610–1611) году поехал из Цесарской земли, научась языку и грамоте, опять к Москве, и на море-де его переняли ис Колывани (Таллинна) свейские люди". С большим трудом Кучкину удалось освободиться из шведского плена и вернуться в Россию".


Что тут не совпадает с известной мне «исторической картинкой».

Во-первых, оказывается, послали всего ничего – сначала четверых, потом пятерых.

Во-вторых, пока они учились, в России наступило Смутное время, что, прямо скажем, затрудняло и возвращение, и последующее трудоустройство.

И, в-третьих, из этой крохотной кучки несколько человек (как минимум двое) вернулись, причём с большим трудом и «всякими приключениями». Более вероятно, что осталные скорее "не доехали", чем "остались нарочно".

Что из этого следует? Что в тогдашней России было мёдом намазано, или что давеча русские были патриоты, не то что нонеча? Или что на Русь-матушку постоянно клевещут?

Нет, я не про это. Просто легенды обычно хорошо отображают текущие запросы. Запрос на Заграницу в России с течением времени только усиливался, а в советское стал нестерпимо болезненным. Заграница постепенно приобрела статус Царства Мёртвых (точнее, Островов Блаженных), откуда не возвращаются.

В то время как на Западе сочиняли совсем другие истории. О людях, уехавших в южные колонии подзаработать - и там оставшихся, прельстившись райским климатом и смуглыми девами. "Семеро сыновей старого лорда уехали в Индию - и никто не вернулся назад".

)(