May 17th, 2013

с митинга

"Ой, деваааачки... ой, чё это?.. ой"

Я вот думал, как могли бы выглядеть те занятия, на которых Эдуард Лимонов преподавал Марии Бароновой известные дисциплины.

Оказывается, вот как они выглядели:

Оригинал взят у ohtori в Пятничный спот: винтажная фотография
Подозреваю, постановочная. В наше время такие одухотворённые девичьи лица нечасто увидишь, да ещё скопом и на лекции.

1929 год лекция по сексологии?

Источник утверждает, что это лекция по сексологии, 1929 год.


ДОВЕСОК. Оказывается, это американский фильм. Что не отменяет годности образа.

)(
с митинга

Наследие великого Чавеса. "Как всё знакомо"

И даже темы родные:

Вашингтон. 16 мая. INTERFAX.RU - Власти Венесуэлы планируют в скором времени импортировать около 50 млн рулонов туалетной бумаги в связи с дефицитом этого товара первой необходимости, сообщает в четверг агентство AP.

Как отмечается, некоторые граждане тщетно ищут туалетную бумагу на прилавках магазинов уже две недели. В тех супермаркетах, куда завозят редкие партии дефицитного товара, сразу выстраиваются очереди.
AP отмечает, что туалетная бумага - далеко не единственный дефицитный товар в Венесуэле. Так, власти вынуждены также закупать за рубежом молоко, масло и кофе.
Эксперты в области экономики из американского университета Джонса Хопкинса считают, что причина дефицита - решение властей искусственным образом удерживать максимально низкие цены на товары повседневного спроса.


Особенно, конечно, нехватка кофе замечательна. "Это ж надо было умудриться". Но для социалистической экономики нет ничего невозможного.

)(
с митинга

(no subject)

Опубликовано на сайте www.krylov.cc

Ответ на вопрос.
Вопрос. Чем "вредна" современная французская философия? Очень любопытна Ваша точка зрения. В ответе на один из вопросов Вы не рекомендовали читать книжки именно по этой самой философии, например. Спасибо.

Ответ. Французский философ начал бы ответ примерно так:

Чем "вредна" современная французская философия? Этот незамысловатый вопрос может показаться брутальным (и, разумеется, наивным, как всякая брутальность) вторжением посторонней оценки в тот порядок символического, который выстроен неявно постулируемой данным вопросом иерархией интеллектуальных авторитетов, самый факт посягательства на каковую равносилен, с позиции данной структуры, столь открытой (или, как заметил бы Жорж Батай, соблазнённой и продуцирующей этот соблазн - в двойной работе оптики сцены, поставленной для единственного зрителя, подобно женщине, ласкающей себя перед зеркалом и возбуждающейся от образа собственного возбуждения) идее завершённости, этой вечной Лилит философов, равносилен измене самому мышлению. Но эта измена немедленно прощается неизменно следующим за ней признанием её имманентной присущести самой мысли: здесь появляется образ неизменного спутника ума, некоего не- или недомыслия, рефлекторные судороги которого легко объяснить потревоженностью мыслью; предрассудок как бы просыпается и предъявляет свои права, как не применул бы бы заметить Вуаля Фуше. Однако сама положенная здесь имманентность рассудка и предрассудка, как писал в своих «Эссе о кенотафе» Жоффруа де ла Бульон, трансцендирует вопрос до уровня вопроса о тождестве: разве не является ли рассудочное и предрассудочное суждение, коль скоро мы воспринимаем – не можем не воспринимать - их именно как суждения, чем-то, по крайней мере, равноправным? Обычный ответ на это – который в разное время и разными словами давали Мишель Фуко, Жан-Люк Нанси, Жэк-Дэз Пежерео и Силь ву Плё Шантрапа – заключается в признании за предрассудком лишь тех прав, которые мы признаём за наслаждением: отмеченная выше рефлекторность оказывается оргиастической судорогой. Остался всего один шаг к тому, чтобы вызывать эту судорогу предрассудка намеренно. Например, кощунством, – отсюда следует со всей очевидностью естественность той связи атеизма и эротизма, которая с такой определённость заявлена де Садом в его бессмертной «Философией в будуаре».


Обратите внимание: текст не является бессмысленным набором слов и не списан по фразочке из "всяких там лаканов". Нееет. Я именно что воспроизвёл приёмы - может быть, недостаточно ловко, но, согласитесь, узнаваемо.

Ну а теперь скажите честно: оно Вам надо?
с митинга

Гламурное-1

Из фейсбука.

Вопрос на кулинарном форуме: "Скажите, а вот когда утром делаешь тарталетки с черной икрой на итальянском хлебе - какое масло лучше брать: немецкое или французское?"

Первый ответ: "Будьте вы прокляты!!!"


И чтосцукохарактерно.

1. Автор вопроса надеялся именно на это, за тем и писал.

2. А вот второй ответ непременно будет в таком примерно стиле:

"Простите, а что такое "чёрная" икра? Если Вы имеете в виду дешёвую иранскую осетровую, то к ней, наверное, может подойти эльзасское фермерское масло (кстати, что такое "немецкое масло"?), и, конечно, не помешают аркашонские устрицы, без них простовато, Вы не находите? Если же говорить о белужьей икре, особенно о golden caviar из белуги-альбиноса, то о каком итальянском хлебе вообще может идти речь? Надеюсь, Вы не кладёте golden caviar на итальянский хлеб? А то некоторые даже подают белужью икру на серебре: по-моему, за такое нужно кастрировать".


)(
с митинга

День рождения шизодискурса

Весь современный российский дискурс, равно разделяемый "властью" и "оппозицией" - который можно называть "российским постмодернизмом", хотя лучше называть его прокачкой шизы - начался в совершенно определённый момент, а именно 17 мая 1991 года.


Вот когда это показали по телевизору, произошёл некий перелом и "смена языка".

С тех самых пор у нас эти фортеплясы всё продолжаются и продолжаются: "позитивная шизофрения", "евразийство", "нашизм", "арам-цам-цам", "целованная тигрица", "жигули круче мерседеса", да, кстати, сюда же и "таджикская девочка" (такой же абсурд, если вдуматься), "антифашистский пакт на Поклонной Горе", "курортный кластер", "Путин стерх" etc etc etc.

Ну а то, что "так всё примерно и будет", нас предупреждали ещё в 1988, в "Городе Зеро". О чём говорил даже Кургинян, сам являющий собою то же самое, и это отлично понимающий.

)(