July 18th, 2013

с митинга

Мёртвая Смерть: ряды фистингующих домохозяек

Давно не записывал сны, а тут как раз и повод.

Вчера у меня был довольно тяжёлый день, погода тоже не баловала, так что спалось мне скверно, беспокойно. Под утро приснилась мне Маша Сергеева. Опять же, как в большинстве случаев, между абстрактной фигурой, увиденной во сне, и реальной Машей было очень мало портретного сходства, просто я откуда-то знал, что это именно «та самая» Маша Сергеева, а не какая-нибудь другая Маша.

Маша находилась на бетонной стене какого-то офисного центра, как бы прилипнув к ней, а точнее – наполовину погрузившись в саму стену, так что от неё оставался как бы барельеф. При этом она была жива, здорова и читала стихи – одну огромную поэму, из которой я запомнил только четыре строчки:

И навеки покинув ряды
Фистингующих домохозяек,
Я стою у последней черты,
Я сегодня – поэт и прозаик!

Внизу стояла толпа людей, которые кидали в Машу бумажками, апельсиновыми косточками и прочей ерундой, но никто не мог докинуть.

Я же каким-то странным усилием поднялся в воздух - не полетел, а именно поднялся в воздух, разница есть - и начал приближаться к Маше, чтобы вытащить её из стены. Однако по мере моего приближения Маша всё больше уходила в стену, как бы тонула в ней, и когда я к ней приблизился, из стены торчали только груди. Я было потянулся к ним - безо всякого "еротизму", просто как к единственной выступающей части Маши - но увы, тут утонули и они. Я испугался, что меня сейчас тоже затянет, и тут вдруг бумажки и косточки полетели уже в меня. Я решил, что нужно подниматься выше, чтобы до меня не докинули, сделал соответствующее усилие, но вместо этого проснулся.

ДОВЕСОК. Прокручивая запись на диктофоне, обнаружил ещё одну, ночную, в четыре тридцать, где я очень сонным голосом говорю: "БАСНЯ ДЛЯ ЛИЦА МУХА СТРЕКОЗА". Видимо, был ещё какой-то интересный сон, который я попытался рассказать, но не смог, увы-увы.

)(
с митинга

Постинг Алексея Навального, написанный перед приговором

Оригинал взят у navalny в перед приговором
Это неловкое чувство, когда тебя надо написать что-то очень многозначительное перед завтрашним приговором.

Проблема конечно не в том, чтобы сделать слова и буквы многозначительными - это я запросто. Дело в том, что восприятие сильно варьируется от самого приговора.

Странная ситуация, да:
- если Путин струсит и невиновному человеку в результате неправосудного решения дадут условный срок - значит "повезло".
- если наберётся храбрости и срок будет реальный - "не повезло".

Во втором случае все будут любить и жалеть. Обязательно кто-то снимет ролик о том, как меня ведёт конвой и положит его на вот эту музыку. На таком душераздирающем фоне любой пост нельзя комментировать иначе, чем "это он очень верно сказал".
Хотя, замечу, что очень хотел бы, чтоб все мои возможные аресты и посадки имели исключительно такое визуальное и музыкальное сопровождение.


В первом случае ("повезло") ничего трогательного не случится, а даже и вовсе наоборот. Журналисты напишут "после оглашения приговора Навальный прошёл в кафе напротив и заказал себе пива и жареной картошки, которые выпил и съел, уставившись в телевизор".
Можно ли верить человеку, который вместо переживания драматических моментов ест жареную картошку? С трудом, понятное дело.


Тем не менее. Вот, что хочу сказать.
Вернее, давайте все рассмотрим на примере известных картинок.

Правильно ли то, что изображено здесь?

Правильно конечно в плане главной идеи "нечего без конца ныть и пугаться, а нужно организовывать работу", но совершенно неправильно в смысле пропорций этих самых рыб.

Мы совершенно не противостоим какой-то здоровой рыбине, которую нужно испугать, изобразив ещё более здоровую.

Нынешняя власть - это не здоровая рыбина, это скорее рыба-шар или латиноамериканская жаба, которая при виде опасности раздувает себя с помощью телевидения, показывающего врущих проституток-телеведущих или чудиков из СК в синих мундирах, лопочущих, что они всех посадят.
Ну кого они там могут посадить? Ну 20 человек, ну 50. Ну 100, если сильно постараются.

Вот и весь страшенный потенциал.
Понятное дело, что довольно неприятно оказаться среди этих 20-50-100, но всякое в жизни случается.
Бывает, на людей и рояли падают.

Так что, наша задача проще, чем у рыб на картинке, нам согранизовываться надо не против акулы, а против какой-нибудь Пипы Суринамской, случайно оказавшейся не вентиле нефтяной трубы и раздувающейся от собственного страха и , одновременно, от наслаждения тем, что этот страх принимают за угрозу и величие.



Однако жаба сама с вентиля не спрыгнет. Для этого её надо долго тыкать палкой или снять её, обернув бумажкой.

Это и требует организационной работы. Пока жаба побеждает тем, что мы ленимся её вести.

Все эти годы я вместе с вами и учился организовываться в условиях госпропаганды, запугивания и отсутствия денег.

Чему-то научился.
Мы умеем теперь и собирать деньги. Уверен, что вы поможете собрать их нашему Фонду, в случае негативного развития событий.
По моей оценке годовой потенциал сбора денег с граждан на политические проекты - не меньше 300 млн рублей.
Надо их просто собирать, а сейчас это делает только наш Фонд и ещё пара организаций. Мы выбираем только малую часть.

Умеем вести расследования лучше, чем любые структуры, которым положено вести расследования.

Умеем находить недвижимость и активы жуликов, их виды на жительство.

Умеем делать, децентрализованно финансировать и выпускать газеты. Первый выпуск уже больше, чем миллионным тиражом разошёлся, значит можем и 5-10 миллионов каждые три месяца делать, если постараемся.

Умеем митинги большие проводить.

Умеем партии создавать. Партии настолько настоящие и пугающие власть, что они их не хотят регистрировать, несмотря на "либерализацию и уведомительный порядок".

Умеем под петициями собирать 100 тысяч реальных подписей.

Умеем проводить честные выборы в интернете и знаем теперь как формировать сильные предвыборные списки на основе предварительных выборов для любой избирательной кампании.

Сейчас учимся организовывать тысячи волонтёров и обязательно научимся это делать. Наш штаб уже сейчас представляет собой потрясающую штуку, такое никто не делал в российской политике. Нам многие готовы помогать и мы будем бороться за ещё большую поддержку.


То есть понятно что делать, понятно как делать, понятно на что делать.
Главное набраться смелости, отбросить лень и делать.
Никакого особого руководства и не нужно, на самом деле.

Поэтому нашу ситуацию гораздо больше характеризует не картинка с рыбками, а вот такая:

345

Первому страшно, второму - ещё страшнее, а потом, всем остальным, совсем не страшно, легко и гарантирует результат.

И здесь переходим к главному, ради чего я и сел это писать.
Общее усилие гарантирует результат, но общее складывается из частного и личного.

Это не какой-то сообщающийся сосуд, где вы можете уклониться и посидеть на скамейке, а кто-то сделает работу за вас.

Просто поймите: никого кроме вас нет.

Никого происходящее в стране и городе не волнует больше, чем вас.

Нет удивительных волонтёров, которые приедут сделают работу за вас.
Нет прекрасных перечисляльщиков пятисот рублей, которые накидают денег в тот момент, когда вам лень войти в интернет-банк.
Нету тех, кто, как на картинке поднимется за вас.

Если вы уж дошли до того, что читаете этот жж, то вы и есть передний край.

Нет никого сознательнее, нет никого продвинутее.
Нет тех, на кого могут надеятся несчастные, запуганные и одураченные миллионы жителей России. Им повезло в жизни меньше, чем вам и вы - их надежда.
Нет таинственного подполья, листовки которого вы с удивлением обнаружите утром в подъезде.
Нет человека, который придёт и молча поправит всё, про вас кто-то думает как о таком человеке.
Никто не в состоянии сопротивляться сильнее вас.

Долг перед остальными, если вы его осознали, это такая штука, которую нельзя делегировать кому-то ещё.

Нет никого, кроме вас.

Если вы это читаете, вы и есть сопротивление.




с митинга

«Добро ты вздумал, диавол, и нам то любо»

Где-то за час до приговора мне позвонили и попросили экспертный комментарий. В частности, спросили, сколько дадут Навальному. Я сказал – «небольшой, но реальный срок».

Я ошибся, срок дали средний – не большой, но и ни в коем случае не маленький. Чувствительный. Чтобы, значит, выключить человека из жизни. Ну да, выйдет когда-нибудь – а вокруг «всё другое и лица другие». И волчий политический билет в кармане – он же осУжденный, такому в политику в собственном качестве «низзя». Во всяком случае, они так думают.

Теперь о том, как меняется ситуация в Эрефии в связи с посадкой Алексея.

То, что Эрефия является диктатурой, общеизвестно. Но теперь она торжественно переходит в совершенно определённую категорию диктатур – а именно, тех, в которых а) существует главный оппозиционер, всеми признаваемый за такового; б) этот главный оппозиционер сидит в тюрьме. Примеры можете вспомнить сами. Замечу только, что с посадкой Ходорковского такой ситуации не возникло, поскольку даже те, кто считал его жертвой путинского режима, не воспринимали его в качестве главы оппозиции. Он им, впрочем, и не был, как не было и самой оппозиции в нынешнем смысле этого слова. Ходорковский – это нефтяной олигарх, сунувшийся в политику (причём элитную, подковёрную) и за это пострадавший. Навальный же – это именно публичный политик, тем и известен. И сажают его именно за это – что преотлично понимают даже те, кто из последних сил пытается верить в российский суд и его хотя бы относительную справедливость на уровне «ну ведь было же что-нибудь, наверное». Хотя бы потому, что на фоне вот такого изысканного гуманизма все подобные разговоры звучат ну совсем уж глупо.

Это совершенно не означает, что теперь от путинского режима «все в мире отвернутся». Скорее даже наоброт: теперь с путинскими будет проще обращаться, «в мире» это любят. Путинским тоже стало проще: набор игр, в которые можно и нужно играть с обществом и друг с другом, упрощается и унифицируется. Собственно, в глобальном сысле игра с обществом вообще остаётся ровно одна – «пусть ненавидят, лишь бы боялись». При этом вся сложность состоит в том, что страх надо нагнетать быстрее, чем копится ненависть, а ненависть нужно регулярно спускать хоть куда-нибудь, всё равно уже куда, лишь бы слилось хоть что-то. В связи с чем можно ожидать дальнейшей активизации всех известных общественных раздражителей и появление новых – впрочем, это и так очевидно.

Что касается главного для путинских вопроса, то есть внутриэлитного консенсуса, тут надо понимать, что посадка Навального означает, помимо всего прочего, ещё и закрытие определённых возможностей, которыми раньше можно было пользоваться без ведома начальства (в частности, тех практик, которыми Навальный занимался, но и не только). Причём вряд ли им это как-то компенсируют, так как Путин уже ничего не может дать даже своим: практически всё роздано, подъедают остатки. Значит, и здесь поднагонят страха, что к тому же способствует решению задачи номер один: если власть начнёт примучивать или хотя бы припугивать своих же холуёв, запуганному населению это типа понравится. И опять же - "во всяком случае, они так думают".

А так – «реакция торжествует». Да и не может не, потому как механизм, запущенный в 2011, должен проработать все стадии. Хотя выбор был – пройти одним маршрутом или другим. Товарищи выбрали не самый крутой, но довольно неприятный.

Что ж. «Добро ты вздумал, диавол, и нам то любо».

)(