February 24th, 2014

с митинга

Официальное. Обращение НДП в связи с ситуацией на Украине

Национально-Демократическая партия внимательно следит за развитием ситуации на Украине и вокруг неё.

Массовые народные выступления последних месяцев привели к тому, что режим Януковича потерпел поражение. В Киеве установилась новая власть, принявшая на себя ответственность за происходящее в стране.

Мы помним, что украинская оппозиция настаивала на том, что на Украине происходит мирная антикриминальная революция, направленная против коррумпированного режима Януковича и только против него. Однако первые же действия новой власти заставляют в этом усомниться.

Так, одним их первых решений новой Верховной рады стал отмен Закона Украины «О принципах государственной языковой политики», гарантировавшего русскому языку региональный статус, а также право на открытие русских классов в школах. Фактически речь идёт о запрете русского языка как официального. Заметим, что подобное решение урезает существующие политические свободы. Это чисто антирусский жест, не имеющий иного смысла, помимо ущемления прав русского населения Украины.

Антирусскую направленность нового режима подтверждают и многочисленные высказывания видных украинских оппозиционеров. Так, лидеры «Правого Сектора» открыто провозгласили своей целью дерусификацию Украины. Эти высказывания не вызвали никаких возражений со стороны пришедших к власти политических сил, из чего следует, что они их, как минимум, не осуждают, а как максимум – разделяют и поддерживают. Фактически, это открывает путь к созданию государства официального антирусского апартеида.

Антирусское государство на Украине – прямой путь к долгосрочному конфликту между Россией и Украиной. Более того, это путь к войне между двумя народами, вероятность чего уже не кажется фантастической после российско-грузинской войны 2008 года.

Необходимо учесть и мнение жителей восточных областей Украины, которые не хотят расставаться со своей национальной идентичностью и считают, что с Россией их связывают узы кровного и культурного родства. В Севастополе, Одессе и Керчи проходят многотысячные митинги под российскими флагами, на которых жители требуют, чтобы Россия защитила их права.

Если сейчас российское руководство открыто не провозгласит своей миссией защиту прав русского населения - как за пределами нашей страны, так и в самой России - она публично предаст миллионы русских и русскоязычных.

Поэтому мы требуем от российских властей для защиты прав русских на Украине следующих неотложных мер:

1. Необходимо немедленно отменить меры, ограничивающие право украинцев на пребывание на российской земле. Существующие законы должны быть скорректированы: ограничения должны касаться только мигрантов из Средней Азии и Закавказья.
2. Необходимо разработать и утвердить положение о Карте Русского, дающей право безвизового посещения нашей страны и работы на ее территории всем гражданам Украины, которые этого пожелают, и прежде всего – русским.
3. Необходимо принять законы о немедленном предоставлении российского гражданства всем жителям Украины, которые пожелают его принять.
4. Российское руководство обязано четко и недвусмысленно заявить, что политика России по отношению к новому режиму на Украине (в том числе предоставление кредитов и любой экономической помощи) будет прямо зависеть от положения дел с правами русского народа в украинском государстве. Россия должна стать гарантом прав русских на Украине.

)(
с митинга

Сергей Сергеев: Майдан как проблема русского национализма

Оригинал: http://www.apn.ru/publications/article31117.htm

Я не писал и ничего не собирался писать об украинских событиях, ибо не считаю себя специалистом в этой сложной теме. Я очень надеялся, что прочитаю серьёзные аналитические работы, которые мне разъяснят ситуацию и предложат убедительные прогнозы дальнейшего развития событий. К сожалению, такой аналитики оказалось удручающе мало. Даже если брать только добросовестно написанные материалы, а не заказную жертву интеллектом - мне, как на подбор, попадались тексты, для создания которых вовсе не требовалось каких-либо специальных познаний в «украинском вопросе» и в которых наблюдения и выводы, заслуживающие внимания, были скорее обусловлены наличием у того или иного автора элементарного здравого смысла. Нужно признать, что обсуждение «проблемы Майдана» стало одним из крупнейших провалов российского политологического сообщества, и в первую очередь, естественно, его специализированного «украиноведческого» сектора.

Касается это и русских националистов. Подавляющее большинство их рефлексий по поводу Майдана были, по точному определению Олега Кильдюшова, «детскими» - кто-то болел «за», кто-то - «против». Одни благословляли «беркутов» и истерически призывали к введению в Восточную Украину российских войск, другие, зайдясь в эйфории межнационалистического братания, скандировали: «Хлопцы, мы с вами! За нашу и вашу свободу!» Трудно сказать, что более безответственно и нелепо. Первые автоматически становятся в новой Украине персонами нон грата и тем самым лишаются возможностей влиять там в будущем хоть на что-нибудь, вторые - выглядят весьма двусмысленно в свете только что свершившейся отмены Радой закона о региональном статусе русского языка (напоминал же им Константин Крылов о печальном финале польской авантюры Герцена – да всё без толку!)

Трудно припомнить и что-нибудь из более раннего в националистической «украинистике», предсказывающее нынешнюю ситуацию. Могу назвать разве что чисто информативную статью Александра Жучковского и Дмитрия Павлова о партии «Свобода», которая была многократно обругана как якобы апологетическая, причём не только охранителями, но и некоторыми националистами. А между тем она давала материал (собранный, что называется, методом «полевого исследования»), опираясь на который, можно было предполагать, в каком направлении будут развиваться украинская политика.

Единственной здравой позицией, звучавшей в комментариях и заявлениях представителей НДП и близких к ней аналитиков, которой оставалось держаться - печально фиксировать, что «наших» в этом противостоянии нет.

Я меньше всего претендую на какие-то «прорывы» в «майдановедении». Не дождавшись компетентных выкладок от специалистов, я, дилетант, просто хочу высказать несколько банальных и очевидных, но от того не менее горьких, истин. Надеюсь, спецы меня поправят, если что не так.

Первое. После победы Майдана процесс нацбилдинга в Украине вступает в решающую фазу. Впереди – в той или иной форме – «вхождение в Европу», окончательный уход из орбиты «русского мира» и украинизация русских Юго-Востока.

Второе. Победа Майдана в очередной раз выявила антинациональную, антирусскую сущность внешней и внутренней политики правящего режима РФ. Именно в силу своей фундаментальной антинациональности курс последнего на украинском направлении оказался столь бездарным и закончился столь сокрушительным провалом. Таможенный союз без Украины теряет для России ценность, исконные русские территории, щедро политые русской кровью, и миллионы русских людей на ближайшую перспективу для нас потеряны.

Третье. Русские Юго-Востока (пока)не в состоянии предложить какую-либо серьёзную альтернативу западенскому национализму и будут вынуждены приспосабливаться к тому, что им продиктует Киев.

Четвёртое, непосредственно касающееся русских националистов. Мы явно недооценили потенциал украинского национализма. Слабость и провинциальность культурного базиса «украинства» («сало, Шевченко, Бандера»), который среди русских националистов (прежде всего, консервативного толка) принято презрительно третировать, не помешал его впечатляющим политическим успехам. Между тем базис высокой, мирового уровня, русской культуры («Достоевский, Чайковский, Менделеев») нимало не способствует триумфам русских националистов, которые как были, так и остаются политическими маргиналами в РФ. «Сельский национализм» (в терминологии Олега Неменского) западенцев, основанный на простой этнической солидарности, оказался эффективен в условиях государственного кризиса, когда нарушилась стабильная работа структур «городской» цивилизации.

Да, я понимаю, что русский национализм в РФ давят и изводят на государственном уровне, а украинский на Украине – поощряют и пестуют. Но нельзя не видеть, что социальная основа для этого пестования в украинском случае была более благоприятна – Запад попал в советскую молотилку на двадцать лет с лишним лет (и каких лет!) позднее, чем Юго-Восток, и сохранил навыки самоорганизации и традиции сопротивления коммунистическому режиму.

Наконец, самое тревожное. Русские в РФ в большинстве своём – это те же восточные украинцы (даже в ещё более утрированном виде) – советские люди, госслужащие, лишённые способности даже к простой бытовой (не говоря уже о политической) самодеятельности. В отличие от Украины у них нет своего «Запада». Поэтому процесс национального возрождения русских схож с процессом вытаскивания человеком самого себя из болота. Для того, чтобы русский национализм победил, нужна сначала смена правящего режима, но это практически невозможно при том уровне политической пассивности, на котором находятся современные русские. (И эта пассивность актуальна не только для националистов, а едва ли не в большей степени и для левых и либералов). Пока что перед нами замкнутый круг.

Перед глазами рисуется мрачная антиутопия. Всё увеличивающееся мусульманское население РФ объединяется общим проектом создания исламского государства на её территории. «Западом» данного проекта становится Чечня, чей потенциал в этом смысле будет покруче западенского. В таких условиях, не покажется ли жителям русских областей, пограничных с Украиной (на которые, кстати, некоторые украинские националисты уже предъявляют претензии) украинизация куда меньшим злом, чем чеченизация?
Сергей Сергеев
с митинга

Банальное. О политических заявлениях. Разбор механики на свежем примере

Заявление НДП по нынешней ситуации на Украине вызвало, помимо всего прочего, потоки однотипных комментариев.

Первчый тип: «ну вы тупыыые слоупоки, неужели сразу не было ясно, что они там гады, бандеровцы и ненавидят русских?!! Куда же вы раньше-то смотрели?!!»

Второй: «а чего это вы дёрнулись, ну отменили закон, так закон был плохой, принимался с нарушениями, украинцы потом хороший закон примут, правильный, и русских мёдом обмажут, они же за свободу, а вы как имперцы какие-то».

Третий: «да кто вы такие, воши, вы никто, великая власть вас не слышит и не замечает, вы смешны в своей ничтожности»;

Ну что ж. Разберём по косточкам.

Начнём с «самого начала было ясно». «Ясно» или «не ясно» - это личное дело того, кому ясно. В частном порядке вы можете всё прозревать на столетия вперёд. Вы можете даже делиться своими прозрениями, опять же в частном порядке (см. в фейсбуке серию моих постов про Украину, например). Но сколько-нибудь ответственные высказывания должны опираться на факты и только на факты. Вы можете сколько угодно подозревать прохожего в недобрых намерениях, но пока он на вас не замахнулся, кричать на всю улицу «Помогите, убивают!» - по меньшей мере глупо.

С другой стороны, первое же недружественное действие – достаточное основание для того, чтобы начать кричать. Вы не обязаны ждать, пока вам десять раз ударят по морде, три раза плюнут и оторвут левую ступню. Более того, вы будете последним идиотом, если будете ждать столь веских подтверждений. Достаточно замаха.

Так вот. До последнего времени украинские деятели вели себя достаточно осторожно. Антирусский фон на Майдане был, и весьма густой, но это был именно фон, который всегда можно было списать на экзальтацию толпы и прочие вещи. Сейчас ситуация изменилась: эти люди пришли к власти и совершили первое действие, которое нельзя истолковать «в хорошем смысле» никаким образом. В сочетании с тем, что слово «дерусификация» вошло в официальный политический лексикон украинцев, это делает картинку однозначной.

Теперь о том, почему мы чего-то требуем от властей и на что надеемся.

Мы – российская партия. Мы вольны давать оценки любым событиям в любой стране, хоть на Альфе Центавра, но чего-то требовать мы можем только от своего правительства. Это формально так: считается, что власть принадлежит гражданам страны, а правительство только осуществляет её от имени граждан, так что граждане имеют право обращаться с требованиями. Во всех остальных случаях – то есть когда речь идёт о других государствах - мы можем только обращаться с просьбами и призывать. Что в некоторых ситуациях уместно (и мы оставляем за собой такое право), но это средство обоюдоострое: обращение к чужому государству всегда выглядит морально сомнительно. А к своему (пусть даже «формально своему») – нет.

На всё это можно сказать, что всё это глупости, «вы же знаете, как у нас на самом деле всё обстоит, у нас же диктатура, да кто вас слушать будет, мелочь пузатая».

По пунктам. Ну, диктатура. Но мы не считаем диктатуру нормальным явлением и не намерены облегчать этой самой диктатуре жизнь. И пока диктатура не объявит себя таковой официально и не запретит публичные обращения граждан к властям – мы будем их беспокоить.

Теперь вопрос – беспокоятся ли они и слушают ли всякую мелочь пузатую. Да, разумеется, беспокоятся и слушают! Потому что диктатура опирается на пассивность граждан (как демократия – на их активность), и любая идея, которая граждан может взволновать и расшевелить, диктатуру беспокоит.

В данном случае ситуация следующая. Наш обыватель, ещё с советских времён усвоивший, что его жизнь ему не принадлежит и во внутреннюю политику собственной страны ему соваться запрещено (на уровне «не влезай – убьёт»), компенсирует это нездоровой увлечённостью политикой внешней. Сидят два работяги, пьют пиво и обсуждают какой-нибудь «сектор Газа» - это я ещё застал. Сейчас ситуация принципиально не изменилась: власть охотно перенаправляет политический интерес вовне. Пусть дурачки до хрипоты спорят и ругаются из-за Каддафи или Асада, главное – чтобы не лезли в то, что у них под носом происходит [1].

Однако с Украиной эта традиционная схема канализации внимания пробуксовывает. Потому что Украина одновременно и заграница (ну просто потому, что ей не правят российские власти – это главный признак заграницы) и нет (потому что «люди-то свои», «да у меня родственики в Киеве» и т.п.). Соответственно, всё, что делается на Украине, воспринимается здесь обострённо, а все внешнеполитические высказывания на украинскую тему одновременно являются и внутриполитическими. И это очень сильно нервирует.

Чтобы не ходить далеко за примером. Мы вчера ночью приняли заявление, в котором призвали власть принять в России русских и украинских граждан, предоставить им гражданство и т.п. То есть комплекс разумных и напрашивающихся мер, которые просто обречены на массовые симпатии. По ста причинам, начиная с моральной (русские очень хотят быть хорошими и кого-нибудь спасти) и кончая прагматической (есть уж так нужны мигранты, пусть это будут украинцы с салом, а не таджики с наркотой).

И что же? Сегодня с аналогичной инициативой (гораздо менее радикальной, впрочем, чем у нас) выступило ЛДПР.

Разумеется, я не думаю, что это они сделали из-за нас и нашего заявления. Нет, разумеется. В лучшем случае мы сработали как индикатор. Потому что нашим властям было совершенно очевидно, что кто-нибудь это да предложит: идея-то лежит на поверхности, вот уж не бином Ньютона. Они опасались того, что несистемная оппозиция начнёт это требование выдвигать хором, чем сильно повысит свои ставки в глазах общества. Поэтому дело было передано Жириновскому, специалисту по спуску в унитаз всех подобных инициатив. «А, это ж ЛДПР, западло же поддерживать ЛДПР». За что их и держат.

Дальнейшее развитие сюжета мы разберём по мере его развития. Пока что – хоть это.


[1] Ту же цель преследуют постоянно заводимые властью «споры о прошлом» – велик ли Сталин, надо ли было сдавать Ленинград, и что вы думаете об Иване Грозном. Надобно, чтобы людишки-глупышки глазоньки друг другу выцарапывали по поводу Ивана Грозного.


)(