May 10th, 2014

с митинга

Второе издание идеократии

Оригинал взят у alex_mashin в Второе издание идеократии
Украинцы стали убивать нас в товарных количествах. Казалось бы, этого достаточно, чтобы определиться в своём отношении к ним, и в том, что делать при случае.

Но нет. Оказывается, этого мало. Одесские шашлычники, оказывается, виноваты в том, что они фашисты. Если бы не были фашистами, вероятно, были бы невиноваты. Подумаешь, пожгли русских, главное, что не фашисты.

Вот один и пишет, что фашизм — это, оказывается, плохо, и противоречит русскому культурному коду. Другой, на примерах агентуры СБУ, разъясняет, что если слишком долго быть фашистом, превратишься в украинца.

Если эта пропагандистская услуга предназначена на экспорт, то авторы наивны. Там всем давно объяснили, что фашисты — те, и только те, кто против евреев. Поэтому, фашисты не убивающие русских, а те, кто расстреляют оплатившего убийства Коломойского.

А если для русских, то услуга эта медвежья, ибо укрепляет тот самый поганый культурный код, рассчитывая на который, украинские девицы, разливавшие по бутылкам горючую смесь, не заботились о том, чтобы скрыть лица. Они знали, что пойманных, их не обольют бензином и сожгут, как потребовали бы и простая справедливость, и чувство самосохранения, а выпорют и отправят к родителям. Именно убегая от этого культурного кода, поверив в то, что он неотделим от русскости, некоторые фашисты выписались в украинцы.

Фашистская идеократия превращает в украинца. Антифашистская — или делает то же, или связывает руки перед торжествующим украинцем.

Идеократия — положение, когда русские считают себя настолько неполноценными, что без выписанных где-то и наклеенных ярлычков «фашистов», «антифашистов» и т.п. не считают себя вправе защищать свою жизнь и интересы. Идеократу нужен ярлычок, чтобы чего-то стоить в своих глазах.

Все ядерные ракеты, самолёты и батальоны зелёных человечков умножаются на ноль идеократией. Всякий, захотевший русского мяса, знает, что ожидаемые издержки меньше ожидаемого дохода.

Не зря я писал, когда-то, что все отпадут. С каждым испытанием с бритвенного лезвия русского национализма падают всё новые люди: то влево, то вправо.

с митинга

У беспредела нет предела (с)

Оригинал взят у ivkonstant в У беспредела нет предела (с)
Прошу прощенья, что не праздничное. Но приходится писать о том, что здесь и сейчас.

То, что произошло вчера, в нормальной стране стало бы скандалом и предметом серьезного разбирательства, в котором полетели бы головы многих следовательских-прокурорских-судейских голов.

Напомню, что хитромудрые господа из СК-прокуратуры-суда (это, считай, один орган) сами себя перехитрили и наказали. Они 5 часов продержали людей в ожидании, потом начали жесткую зачистку, чтобы провести заседание втихаря.

Invalid video URL.

Люди очень спокойно и очень долго сидят, хотя над ними конкретно издеваются.

Collapse )

с митинга

НДП. День Победы на луганских баррикадах.

Оригинал взят у lasido в НДП. День Победы на луганских баррикадах.
Оригинал взят у juchkovsky в День Победы

С Праздником, друзья, с Днем Победы!

Думаю, вы понимаете с какими чувствами сегодня празднуют этот день здесь. Для этих людей война с фашистами ожила, буквально.

Скажу то, что сегодня говорят многие националисты. В этом году День Победы для меня уже никак не связан с назойливой госпропагандой прошлых лет, и вчера я впервые взял георгиевскую ленту, потому что мне ее дал ополченец на луганских баррикадах.

На фото - баррикада у ОГА, знаменитый оживший танк Т-34 и ополченцы, охраняющие мирных жителей с детьми.




ДОВЕСОК. Для умственных пассионариев - это перепост, это пишу не я, а человек, непосредствнено там находящийся.
с митинга

Расово-познавательное

Отчасти к этому.

Во всяком историческом событии есть нечто расово-познавательное. Нынешние украинские события – не исключение.

В частности, стали более понятны некоторые вещи про русских. В том числе отвалилось кое-какое враньё и подтвердилась кое-какая правда.

Начнём с вранья.

Одной из устойчивых тем в «русском дискурсе» (как и антирусском, впрочем) была неспособность русских к самоорганизации. Дескать, пока все народы легко и непринуждённо помогают друг другу, образуют могущественные землячества и диаспоры, и вообще действуют заедино, русские угрюмо сидят по углам и щерятся друг на друга, продавая друг друга за копейку. Некоторые объясняли это наследием советчины, другие считали это качество изначально присущим русским, но все соглашались с тем, что это именно качество. То есть «русские такие».

Я одно время тоже так думал, так как реальность вроде как это подтверждала. Потом я узнал об окружающем мире несколько больше. В том числе – оценил масштабы работы гебешной машины (а СССРФ по сути своей является одной огромной ГБ, на которую натянуты в несколько слоёв «экономика», «политика» и прочие занавесочки) по непрерывному разрушению русской жизни вообще и русской солидарности в частности, по оглупёздыванию и натравке одураченных русских друг на друга. Тут, скорее, начинаешь удивляться, как это мы ещё друг дружку не перебили ножками от табуреток.

Так вот. Выяснилось: как только постоянная работа гебешной машины прекращается, люди начинают тянуться друг к другу, а там и до самоорганизации недалеко.

Выяснилось это именно на украинском примере. На Юго-Востоке Украины беспека (которая является частью «общесоюзного» ГБ и управляется из того же внешнего центра, что и наши россиянские феесбешники и прочие подобные товарищи) в силу известных обстоятельств несколько застопорилась в работе. Тут же выскочили люди, которых очень долго держали под метлой, и «полезли». Некоторые, возможно, рассчитывали на помощь России. Но даже сейчас, когда всем (кроме наших заукраинцев) стало совершенно ясно, что никакой помощи от России не будет в принципе [1], никакого слива и разбегания не произошло. Напротив, люди активно организуются. Неумело, косо-криво (так как даже самые банальные сведения о том, как это делается, от русских скрывались как госсекреты), но с большим энтузиазмом.

Теперь о правде.

То есть «совсем о правде» писать нельзя, так как это вызывает болезненнейшую аллергическую реакцию: людей не просто искалечили, а вставили в искалеченное место специальный шуруп. В случае хоть сколько-нибудь серьёзного разговора на определённые темы шуруп начинает шевелиться, люди чувствуют страшную боль, ну и начинают нести всякий мерзкий вздор. Поэтому только краешком. Речь идёт о том, что со стороны воспринимается – и правильно, в общем-то, воспринимается – как русская «доброта», «незлобивость», «отходчивость», то есть русская неспособность карать и мстить.

Понятное дело, никакой «доброты» здесь нет. Доброта – это осознанный отказ сильного, способного и желающего мести и кары от своего права мстить и карать. У русских – именно неспособность, даже боязнь мести и кары (при огромной внутренней потребности в мести, которая, однако, маркирована как абсолютно невозможная и неудовлетворимая). Русский не может наказать виновного в мучениях и гибели его близких – максимум «отшлёпает и отпустит домой» (с), причём убийца и мучитель будет ещё всю жизнь припоминать русскому шлепки, а русский – чувствовать вину и стыдиться.

Заметим, что это именно «эгрегориальное»: честно записавшись в украинцы, русский тут же сбрасывает с себя уродливый свинцовый горб, в том числе и эту фатальную неспособность, «несмеяние» наказывать. Украинец может испытывать огромное духовное наслаждение, убивая русского, которого считает причиной всех своих бед [2]. И это не «жестокость и дикость», это естественное качество, отличающее человека, принявшего на себя роль и место Господина. Недаром от сожжения русских в Одессе у них случилось коллективное счастье. Люди увидели и почувствовали, что МОГУТ. По сути дела, «украинцы» в этом огне родились заново – как драконы Дейенерис в известном сериале [3]. И сами стали драконами. Фиговенькими, правда (материальчик-то очень посредственный), но всё-таки способными к какому-никакому полёту. Русские же никого сжечь НЕ МОГУТ. То есть могут, но после этого разбегутся в ужасе и перемрут от «стыда и совести». Именно это и хотят сказать украницы, называя их «русскими рабами».

Продолжать я эту тему не буду, поскольку набегут гебульные мурзилки, патриотролли и просто мудаки, завизжат, что я тут "оправдываю украиских фашистов" или ими "восхищаюсь" и запляшут свою обычную лезгинку. Как я отношусь ко всему этому – понятно: «цена им одна – дерьмо» (с) трактирщик Паливец). Но разговаривать с такими – надоело. Поэтому опустим занавесочку. Замечу лишь напоследок, что сказанное не имеет никакого отношения к брутальности, жестокости, «р-рр – у-уу», влажным садистским мечтаниям - являющимся на самом деле оборотной стороной всё той же неспособности. Интерес представляет только реальность, а она такова, какой я её описываю.

Впрочем, посмотрим.


[1] Позавчера я разговаривал с человеком, имеющим отношение к отправке добровольцев на Украину «по казачьей линии». Он – не без удивления – сказал мне: «Понимаешь, в Крым отправляло всё-таки государство, а теперь оно вообще не участвует, только мешает». Я стал объяснять, что Путину и компании совершенно не нужно никакое русское движение, в том числе и на Украине. И что даже с Крымом у них сейчас возникли проблемы по этой самой части: русские Крыма (в том числе и оказавшиеся у власти) довольно активно сопротивляются и не дают развести у себя татарский курултай-мурултай. Можно опасаться кавказцев (которых уже, по некоторым данным, туда направили), но и тут «всё не так однозначно» (с) дочь офицера. Можно и поупираться.

[2] Для внимательных читателей замечу, почему именно украинец на самом деле так ненавидит русского. Для украинца русский – это прежде всего причина того, почему украинец ещё не признан Белым Миром в качестве человека. Причина сразу в нескольких смыслах. От банального – «Путин хочет затащить нас в свой поганый мир, в свой таёжный союз, не пустив нас в Европу» - до фундаментального: украинца на Западе до сих пор принимают за русского (то есть за опущенного раба), и украинец хочет любой ценой выруситься, стереть с себя это проклятое клеймо, хотя бы и кровью. Кровью такие клейма, кстати, смываются лучше всего: убивая и мучая русских, человек тем самым делом доказывает свою нерусскость, в том числе и перед Белым Миром. Мы уже видим, что это отлично работает – теперь уже весь мир знает, что есть такие «особые украинцы», которые с русскими воюют. Ещё пару лет назад никто об этом и не думал. Другой вопрос, за кого будут держать украинцев в качестве украинцев: признания твоего отличия от данной конкретной разновидности рабов ещё не означает признания тебя свободным и равным. Может ведь получиться и так, что использовать украинцев будут, а за людей считать - нет. Я бы даже сказал, что это весьма вероятно.

[3] Если кто-нибудь вспомнит всю сцену (включая то, кого на том костре сожгли и почему) и подумает, почему она была именно такой, он многое поймёт. Мартин – не только хороший писатель, но и достойный продолжатель дела Inklings.


)(