August 19th, 2014

с митинга

Что день грядущий нам готовит

В текущем русско-украинском конфликте меня сильно напрягают некоторые моменты, которые многие не замечают – или интерпретируют позитивно., в стиле "вот какие украинцы дураки и уроды". Чего делать не следует, имхо.

Вот например. В настоящее время американцы – которые, собственно, и руководят АТО на верхнем и среднем уровнях – вполне сознательно МАКСИМИЗИРУЮТ жертвы украинской стороны. Русские ополченцы искренне удивляются, почему украинцы так странно воюют, почему у них столько трупов – и почему украинское общество так слабо на это реагирует. Хотя многие на Украине знают (или догадываются) про присыпанные землёй рвы с украинским мясом. Но молчат. Или кричат что-то патриотическо-антимоскальское.

Однако же. А что, если это и есть цель: выработать у украинцев резистентность к потерям? И более того - приучить их скрывать, не признавать, игнорировать? «Ради патриотизма», «во имя национальной гордости», «чтобы не выглядеть слабыми» и т.п.

И эта цель, похоже, достигнута. Украинцы уже сейчас фактически подписались на ЛЮБОЕ количество жертв. Которые они будут скрывать и не признавать, ага-ага.

Если так, то это означает только одно: запланирована масштабная и продолжительная война с Россией. Вероятнее всего, на российской территории.

Не факт, что она будет. Я говорю только о том, к чему украинцев готовят. Так вот, очень похоже, что именно к этому.

)(
с митинга

Классика пропаганды

Оригинал взят у vici в Бесы

1.


2.


3.

Кстати, сама тётенька, запустившая мальчонку  - Татьяна Горелина - живёт в Фейсбуке вот здесь, публикует обычную украинскую пропаганду (с "умильной влыбочкой"). А запущенный ею мальчик так и продолжает пророчествовать.

)(
с митинга

Арзамас спустя восемь месяцев после беспорядков

Оригинал взят у bigfrol в Арзамас спустя восемь месяцев после беспорядков
Арзамас спустя восемь месяцев после беспорядков
Proshlo_8_mesyatsev_posle_togo_kak_v_gorode_Arz_html_m587a2067
Прошло восемь месяцев после того, как в городе Арзамас произошло зверское убийство русского парня Александра Слакаева. После бурного мятежного декабря, во время которого были и народные сходы, и армянские погромы, и радикальные высказывания арзамасского мэра Михаила Бузина, а внимание прессы и широкой общественности было приковано к городу, наступили долгие месяцы расследований преступлений и преследования как погромщиков, так и просто недовольных коррумпированной властью активистов. И вот уже осенью планируется передача дела четырех убийц Слакаева в суд.

Тихо в городе... И вдруг, 25 июля, недалеко от места убийства, там, где установили памятную табличку с фотографией Саши и возложили венки, был совершен акт вандализма. Камера наблюдения, расположенная на здании предприятия «Автопровод» и направленная на пешеходный переход, светофор и памятный мемориал, зафиксировала весь процесс надругательства, а также и лиц, причастных к данному актуCollapse )
Судебные разбирательства над февральскими погромщиками прошли также этим летом. Участники получили условные сроки.

Что характерно, оба этих процесса — как по декабрьским, так и по февральским событиям - прошли незаметно. Власти специально не афишировали произошедшее, а подсудимые и их родные, видимо, были запуганы. Все прошло в тайне.

Также тайно проходит процесс и над убийцами Александра Слакаева. Известно только то, что армяне вдруг забыли русский язык и просят перевести обвинительное заключение на родной, армянский. А ведь в декабре власти обещали открытое расследование и суд. Материалы дела из Арзамаса передали нижегородским следователям. Судебные заседания, скорее всего, будут проходить в Нижнем Новгороде, чтобы поменьше наблюдателей было.

Армянская диаспора, как писалось выше, по большей части никуда не уехала. Поменяли вывески, персонал из кафе «Очаг» и «Ной» переехал в армянское кафе «Якорь» на выезде из города.

Collapse )
К сожалению, внимание прессы и общественности к расследованию убийства Александра Слакаева ослабло, чем, вполне возможно, попытаются воспользоваться и коррумпированные власти, и убийцы. Отметим, что иначе как злостью, местью, безнаказанностью никак нельзя объяснить осквернение мемориала памяти погибшего.

Просьба к СМИ не оставлять без внимания предстоящий процесс над убийцами, так как местные пресса, к сожалению, не является свободной.


Collapse )

Неужели полиция успокоилась после декабря и опять забыла про свои обязанности?
с митинга

Украинцы на каше

Одним из побочных, но значимых следствий российско-украинского конфликта является то, что русские ЗАМЕТИЛИ украинцев. Что является важным этапом национального просвещения.

Что я имею в виду.

Советская система надела на русских намордники и шоры. Даже не так – целую систему многослойной оптики, которая позволяла одни вещи видеть, другие – смазывала, третьи вовсе уводила в слепую область. Система была сложной, притёртой, одно в ней цеплялось за другое, а всё вместе позволяло держать русского в непонятнках относительно его же собственного положения.

Ну например. Русским разрешалось – и даже вменялось в обязанность – думать что-то плохое только про один народ: про евреев. При этом реального умения отличать русского от еврея (кроме совсем уж демонстративных случаев) русским не давали, а наоборот – всячески запутывали. Русский должен был всё время думать, что есть евреи, искать их, не видеть, подозревать в еврействе друг друга, и так далее. Евреями махали у русских перед носом, как красной тряпкой. Безо всякого реального ущерба для самой красной тряпки, разумеется.

Кавказцы и закавказцы были выделены особо. Все знали, что они необычайно богаты и к тому же им «всё можно». Никто не понимал, почему и откуда у них такое богатство и почему им всё можно. Это нужно было принимать как данность.

Прибалтов с их исключительными правами держали на расстоянии. Их положение в СССР точнее всего было бы сравнить с положением эльфов в толкиеновском Средиземье: высшие существа, гордые и надменные, на которых людишки смотрят снизу вверх, как утка на балкон. Я ещё помню времена, когда прибалтийский акцент считался признаком высочайшей культуры.

Но хитрее всего обстояло дело с украинцами. С одной стороны, их существование не скрывалось. Но русским предлагалось принимать их за русских, а их самоидентификацию как украинцев считать чем-то несерьёзным. То есть это были своего рода антиевреи. Еврею полагалось прятаться, скрываться, записываться в русские – а русские еврея выискивали. Украинец не скрывался, гордо носил свою украинскую фамилию, рассуждал вслух о москалях – а его считали своим, русским. Ну какая разница – Семёнов или Семенченко? Нет никакой разницы.

Но это было только для русских лошков. Советская же власть различала русских и украинцев прекрасно. А именно: если русским было запрещено занимать сколько-нибудь выгодные и хлебные места, а путь в начальство был практически закрыт [1], то украинецев, напротив, всегда напрямую продвигали в мелкое и среднее начальство, а там – не мешали (и даже поощряли) вырастать и до крупного.

Типической была армейская схема первичного распределения должностей. В кратчайшем виде её изложил Евгений Минченко:

Еще на тему угнетения украинцев в СССР история от моего папы:

Призывников в советской армии в 1958 году собрали на плацу.
"Украинцы есть?" Молчание. 

"Кто тут с украинскими фамилиями? Кто тут Минченко?"
Папа вышел. "Будешь старшиной". 

И это, кстати, был не какой-то стройбат, а спецназ.


Заметим: это была именно что государственная политика. Она же проводилась – с той же грубой определённостью – везде и всюду. Украинца всегда делали начальником над русскими. Его же чаще всего ставили на хозяйственные должности, «на кашу», «на хлеборезку». Это позволяло украинцу обогащаться, а также давало в руки дополнительные властные возможности: от него зависело распределение материальных благ. Разумеется, и то и другое было достаточно низкого уровня, конкретно – уровня непосредственного контакта с русской массой. То есть идеальный украинец должен был лично и непосредственно руководить русскими и заведовать распределением благ (довольно жалких) для них же. Высокие кабинеты, по идее, должны были оставаться за представителями более правильных народов.

Но при этом «стеклянного потолка» (формально заданного предела карьерного роста) над украинцами не было. Точнее, был, но его можно было пробить. Так что украинцы, вкусившие зажиточности и других радостей начальствования, отчаянно карабкались наверх – через родню, через угождение и жополизание, через правильные браки, через чёрта лысого.

Поэтому к концу советской власти все верхние этажи социальной пирамиды были забиты людьми с фамилиями на «ко» и «ый». Федорчук, Семичастный, Гречко, Подгорный, Мироненко, Шелест, Щербицкий, Кириленко e tutti quanti были или украинцами, или полуукраинцами. Брежнев был, судя по всему, «на сложных кровях» [2] - но украинская там была самой заметной и в некоторых отношениях определяющей. Черненко был то ли карагёз, то ли сахаляр по матери - и несомненный украинец по отцу. Мама Горбачёва – даже по официальной версии – была украинской с фамилией Гопкало, а уж горбачёвский «южный выговор» мы все хорошо помним. И до сих пор украинская мафия является если не самой значимой, то самой многочисленной и обширной в эрефийском государственном аппарате.

Я хочу подчеркнуть тремя жирными линиями: осуждать украинцев за то, что они стремились к успеху – смешно и глупо. То же самое касается и всех прочих советских народов. Все они, получив от советской власти определённые возможности, реализовывали их как могли. Русских затерроризировали до состояния невменоза и закрыли все пути к успеху вообще – и поэтому у русских сложилось представление, что успешны только мрази и подлецы. Но представление это ложное и является лишь следствием тотального порабощения русских. Хотя для русских оно было в определённый момент совершенно необходимо – в качестве своего рода национальной психотерапии. Иначе мы бы все просто сошли с ума от горя.

Однако вернёмся к теме. Украинцы до самого последнего времени воспринимались русскими как «свои». Истинные хозяева «россии» это умело использовали, развешивая, где нужно, маскировочную сеть из украинцев, выдаваемых за «типа русских». Более того, украинцев дополнительно рекламировали в русских глазах. Например, распространяли слухи о якобы очень сильном украинском антисемитизме (напоминаю, советскому человеку полагалось не любить только евреев). Поэтому, когда на жирном, хлебном месте оказывался какой-нибудь очередной «коваленко» и никакими его достоинствами это было оправдать невозможно, про него пускали слух, что он «ужас какой антисемит, евреев вот прямо ненавидит». Понятное дело, слухи распускала гебешная агентура, но это работало [3].

Сейчас, однако, украинцев стали ЗАМЕЧАТЬ. Украинская фамилия в русском сознании вместо обычного зелёного света начинает подсвечиваться жёлтеньким (хотя и не красненьким). Ситуация проблематизировалась, и с этой проблематизированностью надо «как-то дальше жить».

Было бы большой глупостью считать всех «коваленко» и каким-то затаившимися врагами. Нет, конечно. Да это и невозможно.

Но вот советскую-постсоветскую систему «украинец на каше» надо понимать. И относиться к ней не как к норме жизни, а именно как к форме национального угнетения.


[1] Подавляющее большинство советских начальников, даже с русскими фамилиями и т.п., русскими на самом деле не были. Исключением были должности, на которых требовалась серьёзная техническая и управленческая квалификация, а материальные блага и политические возможности были минимальны. Как правило, русских, находящихся на таких должностях, специально перегружали разнообразными функциями, чтобы они не успевали понять, что, собственно, происходит – и чтобы умирали как можно раньше. Потом про таких говорили что-то вроде «главный инженер у нас был отличный мужик, сгорел на работе», «хороший у нас был начальник цеха, свалился с инфарктом» и т.п. Впрочем, и на такие убийственные (в прямом смысле слова) должности находились охотники.

Если русский был очень ценен и его были вынуждены повышать выше обычного русского уровня, использовались особые способы издевательства. Например, Сергей Королёв, который, несмотря на украинские корни, считался русским, был подвергнут особенно остроумному глумлению – его «засекретили». То есть его, несмотря на все ордена-медали-статусы, лишили публичной известности и почестей, по праву полагавшихся «отцу советской космонавтики». Портрет и имя Королёва были опубликованы в советской прессе лишь посмертно. Зато мёртвому воздали по заслугам: мёртвый русский может быть хорошим.

(Здесь мог бы быть абзац об учёных с украинскими фамилиями, но я не хочу допускать у читателя даже тень мысли, что я принижаю их научные и организационные заслуги. Прошу учесть этот момент и господ комментаторов.)

[2] В анкетах Брежнева записывали то русским, то украинцем, что довольно странно. Сталин считал Брежнева молдаванином (то есть румыном или цыганом). Еврейская кровь в нём, может, и была, но тогда непонятно, зачем ему понадобилась чудовищно страшная жена, все достоинства которой заключались именно в уродстве и карикатурно-еврейской внешности. Впрочем, и её еврейство приходилось специально подчёркивать: она упоминалась в распространяемой КГБ через глупых и контролируемых русских патриотов «антисемитской» литературе. Например, в «списках дочерей Сиона», то есть еврейских жён советских руководителей. Настоящее её происхождение – тайна, покрытая мраком.

[3] Стоит в связи с этим вспомнить украинца Садовничего, несменяемого ректора МГУ, о котором шептались, будто он «страшный антисемит». Разумеется, это была чистой воды пропаганда.


)(