December 5th, 2014

с митинга

Где кончаются русские, где начинаются украинцы - и как это определяется (ещё один пример)

Длинный и интересный текст kungurov, про Украину, украинцев, украинскую могу и так далее. Я его перепечатывать и пересказывать не буду, смотрите у автора.

Процитирую только одно место:

Трехмиллионное «русскоязычное» население Галиции разделилось примерно поровну на украинцев и русских, которых называли «москвофилами». «Колорадами», короче. И колорадили их украинцы зверски. Первый в истории Европы концлагерь в Талергофе был создан именно для русских галичан, которых власти Австро-Венгрии с началом Первой мировой войны сочли неблагонадежными. Возникла проблема: как отличить неблагонадежных русских от украинцев, которые охотно отправлялись на фронт убивать клятых москалей? Проблема решилась элементарно просто: списки «колорадов» составили по доносам украинцев и поляков. Возникли удивительные коллизии: члены одной семьи порой оказывались по разные стороны колючей проволоки, потому что один брат был украинцем, а другой – русским.


Ну в общем да. "То же самое".

)(
с митинга

О послании, часть 2

Окончание. Начало см. здесь.

Теперь о «внутренней части» послания.

Многие говорят и пишут, что в этой внутренней части Путин не сказал ничего нового. Ну да. Потому что цель Путина сейчас – получить денег, сохраняя существующую экономическую и политическую модель. Ну то есть «получить максимум, поменяв минимум». Причём под «получить» понимается банальное «получить денег». Не эффективную экономику, не расширение производства, не что-то ещё в этом духе – а ДЕНЕГ. Разумеется, в твёрдой валюте. Неудивительно, что «несите деньги бочками» было сказано буквально. Ну то есть про «полную, окончательную, абсолютную амнистию капиталов» и их владельцев. Разумеется, это означает открытое узаконение всяких нехороших вещей, но деньги нужны, и нужны они вот прямо сейчас.

Примерно то же самое значение имеют и прочие экономические новости. Я не про «строительство индустриальных парков в моногородах» и прочие красивости. Так же и про волшебную «несырьевую экономику» - о, эта вечная недостижимая звезда над горизонтом россиянского уныния! «Это всё можно пропустить».

Однако ж вот где важное. Путин, в отличие от некоторых товарищей, понимает, что в плохие времена надо дать народишку немножко накормиться и чуть-чуть поменьше его терроризировать. Это, с одной стороны, безопасно – потому что в плохие времена народишко всё равно будет бегать за крошечкой хлебушка, а не за свободами и правами. И, с другой стороны, если продолжать драть три шкуры, он с отчаяния (или потому, что его кто-нибудь подкупит задёшево) может и начать бунтоваться. Впрочем, это и Ленин понимал. Ленин даже пошёл дальше Путина – он ввёл НЭП. Путин, скорее всего, с чекистского крюка экономику снимать не собирается. Поэтому мантры про хватиткошмаритьбизнес вызывают законный скептицизм комментаторов. Про это говорить начали давно, кошмар с того времени превратился в террор, бизнесмены бегут уже толпами, а уж теперь-то побегут стадами. На этом фоне доступ малого бизнеса к госзаказам и тема адресной борьбы с коррупцей (назван ВПК, показан печальный Рогозин) смотрятся «так себе».

Однако ж, ничего ужасного в предлагаемых мерах нет. Напротив, просматривается внятная попытка контролируемой экономической либерализации в условиях внешнего давления и навязываемой изоляции. Я об этом писал раньше – когда рассматривал кубинский опыт жизни под санкциями. Ну то есть «такие вещи и Кастро понимает». Думаю, дальнейшие действия – если только Путин не совсем уж раздавлен внешними силами – будут тоже «кастровскими». Хотя мы это уже наблюдаем – начиная от оживления темы СЭЗ и кончая дружбой с кем попало. Причём мне кажется, что получится скорее "куба" (условно), нежели "иран" (тоже условно). Впрочем, посмотрим.

Резонный вопрос – «это же всё было надо делать десять лет назад». Резонный ответ – «а кому надо-то?». И сейчас-то всё это – не в охотку, а по нужде. Будь всё хорошо, не было бы таких разговоров в принципе.

Под конец напоминаю: в России президентское послание – это не программа конкретных действий на будущий год, а пропагандистское мероприятие. Путин нисколько не обязан не перед кем – даже перед политической традицией – делать именно то, что объявил в послании. Или не делать того, чего в послании нет. Тем не менее, определённую ценность оно имеет – хотя бы тем, что декларация определённых вещей сама по себе имеет ценность.

Что нам нужно учесть и по мере возможностей использовать.

)(