December 18th, 2016

с митинга

Вы любите ли сыр? (1)

Я тут давеча написал о том, что сейчас никто – ну вот буквально – не понимает смысл прутковской «Эпиграммы номер 1».

Комментарии подтвердили это. Некоторые, правда, заподозрили «какую-то пошлость» и стали ссылаться на советский анекдот про Гоги и помидоры. Дальше – стоп.

Ну хорошо, внесём ясность. Раз уж никто из знающих тему этого делать не хочет.

Сначала факты. Стишок был опубликован в 1854 году в некрасовском «Современнике» под псевдонимом «Козьма Прутков».


Вымышленный портрет Пруткова, созданный одним из авторов


Как вы все прекрасно знаете, под псевдонимом скрывался авторский коллектив. Автор этого конкретного стишка, впрочем, известен – это Алексей Константинович Толстой. Собственно, в этом году он и начал в «Современнике» печататься.

Что известно об этом авторе?



Алексей Константинович Толстой, прижизненный портрет

Не будем воспроизводить биографию А.К. Достаточно сказать, что он родился в 1817 году, был другом Александра II, не нуждался в литературных гонорарах, написал «Князя Серебряного» и убил около сотни медведей. Остальное можно прочесть в Интернете.

Так вот. Алексей Константинович отличался, во-первых, злоязычием, причём весьма персонального свойства. «Ничего личного» - это не про него. Римское правило nomina sunt odiosa [1] он соблюдал далеко не во всех случаях, но и когда соблюдал – всегда имел в виду кого-то конкретного. И ещё – он был изрядный похабник. Не Барков, конечно - но писал, что называется, живенько.

Правда, и здесь у него были принципы. Он стремился к тому, чтобы любой его стишок был «в принципе публикабельным». А именно – он не использовал матерные слова первого эшелона в явном виде. Ну то есть всякие словечки типа «жопа», «муде» или там «блядь» он себе позволял. Но вот чтобы написать русскими буквами «х-й», «п-а» или «е-я» - это нет.

Это не значит, что он ими пренебрегал. Он их только не писал – но это не мешало ему их использовать. Как правило, он прикрывал эти слова некоей прозрачной вуалью: чтобы было абсолютно ясно, что там за слово такое, но формально оно всё-таки отсутствовало.

Вот, например, начало весьма неприличного стишка «Ода на поимку Таирова»:

Таирова поймали!
Отечество, ликуй!
Конец твоей печали —
Ему отрежут нос!


Думается, даже самый высокодуховный архивный юноша догадается, что за предмет имел в виду поэт [2].

Наконец, последнее – но не по важности. Толстой иронически относился к мужеложеству и довольно часто проезжался по этой теме. «Кто не брезгает солдатской задницей, Тому и фланговый служит племянницей» - это тоже Прутков (то есть Толстой).

И какой же из всего этого следует вывод?

Довольно простой. «Эпиграмма номер 1» - это именно эпиграмма. На какого-то высокопоставленного мужеложца, ханжу и при том любителя «сыра» в кавычках.

И настоящий её текст – вполне осмысленный и весьма меткий:

Вы любите ли хуй? – спросили раз ханжу.
Люблю, - он отвечал, - я вкус в нём нахожу.


Что за вкус находил в этом предмете мужеложец, понятно. Вопрос – кто же он?

(окончание следует; впрочем, сперва подожду, может, кто догадается)

[1] Букв. «имена ненавистны», по сути – «не будем называть имён». Имеется в виду: при обнародовании текста, содержащего упрёк, порицание или глумление, не следует называть в самом тексте подлинного адресата инвективы; это можно делать только устно. (Из-за чего мы, например, не знаем адресата овидиевой поэмы "Ибис", а также многих других нехороших людей, обижавших римских поэтов; и поделом им - чтобы не лезли в вечность.)

Этот обычай соблюдался – до известной степени – и в новое время: едва ли не бОльшая часть корпуса европейских эпиграмм не имеют адресата или таковой прикрыт условным именем «Тития», «Учёного Клита», «некоего скупца» и т.п.  Конечно, много и таких, в которых адресат обозначен в лоб (как в лермонтовской эпиграмме на Булгарина, где имя «Фаддей» указано в первой же строке), или же имя заменено абсолютно однозначным намёком (например, в многочисленных эпиграммах на Аракчеева, в которых обыгрывался его фамильный девиз «Без лести предан» - в т.ч. в знаменитой пушкинской эпиграмме).

[2] Современные публикаторы стишка часто зарываются и в одной из строчек данного стихотворения пишут "х-й". Это категорически неправильно - потому что в том же стишке используется слово "уд".

)(

с митинга

О приемлемом и неприемлемом

Разговаривать можно с кем угодно, в том числе с людьми, которые тебя ненавидят или которых ненавидишь ты. Но есть несколько очень конкретных моментов, после которых следует переходить к оскорблениям или просто прекращать всякое общение.

1. Собеседник искажает ваше ФИО - в разговоре с вами или среди третьих лиц. Этого нельзя терпеть никогда и ни при каких обстоятельствах. Если искажается имя другого человека - это очень нехороший звоночек. Как только начинается "Сирожа" или там "навальный-насральный" - общение следует прекращать. Тот, кто это делает - либо сам говно, либо держит за говно вас.

Использование уменьшительного имени без вашей личной санкции - это вообще-то запредельное хамство. "Знаешь, Серёжа..." - если это не ваш старый личный друг пишет - повод задуматься, не прекратить ли такое общение. "Сирожа" - сразу нахуй.

Разумеется, если вы стремитесь кого-то сильно задеть, то можно и нужно этим приёмом пользоваться. Отдавая себе отчёт, что вы делаете и каков будет результат.

ДОВЕСОК. Есть, впрочем, два случая искажения ФИО, которые хоть как-то терпимы. Это "презрительное множественное число" и написание с маленькой буквы. "Всякие крыловы и навальные хотят развалить нашу Россиюшку" - дурно и пошло, но "ещё можно". То же самое кавычки вокруг имени: они символизируют сомнение в том, что это настоящее имя. "Появилась какая-то "саша" и начала гадить в комментах" - нормально, хотя для "саши" м.б. и обидно.

2. Собеседник пытается сказать вам, что вы ребёнок, а он взрослый. Этого нельзя терпеть никогда и ни при каких обстоятельствах. Как только вы читаете фразу "видно, что вы ещё не повзрослели", "это ваши детские обидки" и т.п. (вне зависимости от вашего возраста и возраста собеседника) - общение следует прекращать. Тот, кто это делает - либо сам говно, либо держит за говно вас.

При этом ссылки на возраст без обращения к теме ребёнка вполне релевантны. "Вы ещё не родились, когда Брежнев умер" - нормальный аргумент в споре об исторических реалиях. "Ребёнок" - это понятие онтологическое: быть ребёнком = быть бесправным и презренным существом, чей опыт, знания и таланты (любые) не имеют никакого значения, потому что ребёнок ничтожен и неправ перед взрослым по определению.

Разумеется, если вы кого-то и впрямь держите за ничтожество и хотите это подчеркнуть, то пользоваться подобным приёмом можно и нужно. Понимая последствия такого обращения.

3. Собеседник угрожает физическим насилием или провоцирует его, прямо или косвенно. С прямыми угрозами всё и так понятно, а косвенные угрозы - это прогоны типа "а ты приедь ко мне в Невиннопуповск, побазарим по-мужски", "а ты бы смог это сказать в лицо Рамзану Кадырову?", "у нас на районе таких додиков как ты в жопу ебут арматурой" и т.п. Следует понимать: люди, говорящие подобное - либо конченые мудаки, либо ублюдки с преступной психологией. Общаться с такими персонажами себе дороже.

То же самое касается заведомых стукачей и прочих лиц, которые угрожают "пожаловаться государству" (или любой вышестоящей инстанции, хотя бы настучать фейсбучному начальству). В современных российских условиях это - заведомые ублюдки и выродки, чем бы они ни мотивировали свои угрозы.

Разумеется, если вы и в самом деле хотите перевести конфликт в плоскость физического противостояния - кто ж запретит вам, велкам. Опять же с оговоркой о последствиях.

Всё остальное может быть терпимо или нет - включая даже личные оскорбления, национальную тему, всякие "я твой мама эбал" и прочую хуерду. На это можно реагировать как угодно, в том числе никак. Но вот к вышеперечисленным моментам стоит относиться безо всякого снисхождения, формально. Потому что это МАРКЕРЫ. "Тут - фсё".

ДОВЕСОК. Я понимаю, кому-то захочется попробовать задеть меня именно одним из перечисленных способов, чтобы посмотреть, что я буду делать. Чтобы вы не трудились: я просто забаню. Придётся заводить новые аккаунты (есть такие герои) или подванивать в никому не видимых анонимных комментах (там у меня уже бегает несколько обиженных).

)(