Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Эстетистское

Одним из базовых – если не базовым – приёмом «современного искусства» является помещение вещи (любой) в неподходящую для неё среду (тоже, в общем-то, любую).

Унитаз предметом современного искусства не является, а унитаз на мраморном пьедестале в музейном зале – «может быть, может быть». Причём дело не в «музейном зале» как таковом: можно вынести из музея статУю и привинтить её над помойкой, и тогда это будет не произведение искусства, а «произведение современного искусства», «арт-объект».

При этом – чем менее подходит среда для объекта, тем больше шансов на эффект. Урной в зале уже никого не удивишь, а вот, скажем, перевёрнутый грузовик, подвешенный на невидимых тросиках между двумя небоскрёбами, ещё может кого-то заставить задрать голову.

Если дальше развивать ту же идею, то придётся признать, что одним из шедевров современного искусства является гельмановский музей современного искусства в Перми.

То есть именно сам музей, а не то, чем он набит.

Потому что МЕНЕЕ подходящего МЕСТА для подобного учреждения, нежели Пермь, и вообразить-то затруднительно. Ну разве что Восточная Сибирь, или, наоборот, город Грозный. Но в первом случае не увидят, во втором убьют. А Пермь – это, пожалуй, самая грань.

То есть Марат, хухры-мухры, а сказал-таки новое слово в контемпорарном арте. Дорогонько встало, зато слово-то и в самом деле новое.

Разумеется, столь величественное свершение не укрылось от ревнивых глаз другой творческой личности - короля-волка, тайнозрителя серого, дизайнера бюджетов и друга молодёжи. То есть Суркова.

Который, позавидовав Марату, решил его переплюнуть, воздвигнув учреждение российского масштаба, абсолютно неуместное в путиномедведевской Россиянии в целом. Чтоб на его фоне пермский музей казался чем-то уныло-естественным и вписанным в ландшафт.

Так-то и возник проект Сколково. Само звучание – «наукоград Сколково» - уже современная поэзия. А если его ещё и построят, именно как запланировано? И это посреди страшной гнилой страны? «Все ахнут и падут».

В таком случае ясно, что «Охта-Центр» забракован как недостаточно радикальный. Воткнуть огромный хер посреди старинной красоты – ну да, неплохо, но это уже ведь было, было. И Медведев, который наверняка тоже не чужд эстетизму - - -

ДОВЕСОК. Марат откликнулся на этот постинг вот таким признанием:

в это же время я пишу, отвечая на вопрос журналиста:

С тех пор, как уже полтора года я занимаюсь пермским проектом, вокруг меня образовался достаточно широкий круг скептиков. Суть нашего проекта – попытаться организовать нормальную насыщенную культурную жизнь вне Москвы и Питера. Считается, что это невозможно. И этой невозможности существуют тысячи объяснений, доказательств. Среди скептиков – люди доброжелательные и не очень. Умные и не очень. Я их полюбил, потому что они указывают на возможные засады и трудности. Раньше, чем мы об этом подумали. И вдруг в одночасье количество скептиков резко уменьшилось. В разы. Что же случилось?
Случилось Сколково. Теперь говорят: «Нет, у вас реальное дело, в Перми есть культурный слой, над проектом работают нормальные люди. Да и сам проект ясный и понятный. А вот Сколково…»


)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments