Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

как-нибудь без романтизма

Есенин, как известно, не поэт, а «шансон-кабак-быдло». Сколь-нибудь приличные люди такое не читают и уж тем более не цитируют. Хотя приличные люди сейчас вообще двадцатый век цитируют с опаской и гримаской, потому как во всяких там советских и подсоветских стихосложенцах столько позы, столько пошлости, и так мало иронии, а ирония – она ж бугагашечка, которая козырна и всё побивает, равно как и Царь-Высер, который правит дискурсом, бо против высера приёма нет, а извергающая его Срака – вселенская царица, ей же и поклонимся соборно. Поэтому Хармс или ранний Заболоцкий худо-бедно уважаемы, а Сергей Александрович даже шансонному быдлу в писю не всрался.

Тем не менее, иной раз и Есенин бывает уместен. Хотя бы как барометр текущего состояния.

У меня вот лично так: если уж Есенин на ум идёт – значит, что-то нехорошее происходит вокруг меня, ну или внутри моей головы. Обычно вокруг, так как внутренности головы у меня довольно просто устроены, без особых вывертов, и душевная жизнь моя небогата.

Но сейчас у меня в голове крутится вот что:

...Жилист мускул у дьявольской выи,
И легка ей чугунная гать.
Ну так что же? И нам не впервые
И расшатываться и пропадать.

Пусть для сердца тягуче колко,
Это песня звериных прав!
...Так охотники травят волка,
Зажимая в тиски облав.

Зверь припал... и из пасмурных недр
Кто-то спустит сейчас курки.
Вдруг прыжок - и двуногого недруга
Раздирают на части клыки.

О, привет тебе, зверь мой любимый!
Ты не даром даешься ножу.
Как и ты — я, отвсюду гонимый,
Средь железных врагов прохожу.

Как и ты, я всегда наготове,
И хоть слышу победный рожок,
Но отпробует вражеской крови
Мой последний, смертельный прыжок.

И пускай я на рыхлую выбель
Упаду и зароюсь в снегу -
Все же песню отмщенья за гибель
Пропоют мне на том берегу.


Ну, положим, себя в таких ситуациях я ощущаю не романтическим «волком», а чем-то вроде крысы в углу. Жаль только, что не чумной - чтобы хоть парочку-троечку тварей дьявола покусать, прежде чем раздавят.

А у Есенина вона какая красота – волки, рожок, и ещё песня на том берегу. О чём в нашей ситуации, когда нет берега другого, и мечтать-то не приходится.

Ну да ладно. Мы как-нибудь без романтизма.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments