Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Профессиональный менталитет

Читаю вот такое чудесное:

Юрий Луценко - бывший министр внутренних дел Украины в правительстве Юлии Тимошенко - рассказал о том, какими он видит русских, какими - украинцев и в чем между ними отличие, сообщает ИА "Новый регион".

По его словам, для русского человека главным является государство. Типичного представителя этой национальности и его идеалы он описал так: "Пусть у русского крыша течет в доме, корова недоена, коза померла, дети недоели, но он знает, что Москва - Третий Рим, а четвертому не бывать. И он на коленях стоит перед иконой, молится на Москву и царя-батюшку и государство, которое - единственное! - способно его защитить".

В то же время для украинцев, по его мнению, главная ценность - это свобода. "Украина же - это страна беглых рабов. От царя, короля, князя, жены и любого беспредела. Здесь если семья работает хорошо, то вне зависимости от государства – она выживет. Главное, чтоб никто не мешал", - поделился своими соображениями Луценко.


Сразу скажу: кого тут обидели, и справедливо ли, мне в данном случае неинтересно. Хохлосрач - это не сюда.

Замечательно другое — товарищ сформулировал, причём очень точно, МЕНТОВСКОЕ представление о свободе. По которому свобода — это дурное желание беглого раба. Именно что раба, и именно что беглого. Которого менту (стражнику, солдатику и т.п.) надо ЛОВИТЬ. Ловить, если понадобится, в мокром лесу, в болоте с комарами, с риском нарваться на стрелу или на яму с колышком, вымазанным буйволиным дерьмом. То есть делать тяжёлую, опасную и неблагодарную работу. САМУЮ тяжёлую и самую опасную из всех, на которые он подрядился.

Поэтому всякий мент ненавидит «самую идею свободы» ПРОФЕССИОНАЛЬНО. Кастово, так сказать. Для него, для мента, «кому-то свободы захотелось» — это значит ЕМУ ЛИЧНО геморрой огроменного размера. «Опять идти в мокрый лес». Когда хочется сидеть где-нибудь поближе к кухне и картишками шлёпать.

Стоит заметить, что мент ВСЕГДА самого себя считает «человеком подневольным». Он таким и является: по своей сути (а зачастую и формально-официально) мент — это раб, только «устроившийся». И, что важно, целиком и полностью довольный этим своим состоянием.

Отсюда и то самое тоскливое недоумение в глазах мента — ну зачем, зачем они бегут? Ведь на плантации неплохо кормят, да и не бьют уже почти, а они так его ПОДСТАВЛЯЮТ, суки. «Теперь трудиться мне с вас».

И даже когда мент по каким-то причинам начинает эту самую свободу славить, само представление о ней остаётся у него всё тем же самым: «беглые». Которые убежали и теперь хоронятся и «выживают» (тоже характерное словечко).

Во всём этом, кстати, нет ничего специално украинского. Бразильский или российский мент понимает дело ровно так же. Тут у них полный ментальный интернационализм.

Пожалуй, у Луценко в его речи проскочила только одна специфическая украинская деталька: среди хозяев, от которых рабу хочется убежать, помянута «жена». Это да, есть такая буква именно в этом алфавите. Но тут уж — — —

ДОВЕСОК. Украинские товарищи обиженно поправляют: Луценко - не кадровый мент, он интеллигентнейший человек, а в ментовке так, шутейно был, посидеть с краешка пригласили. Ну правильно: и Ющенко не политик, он банковский работник, как-то затянуло его в политику, побыл чуток президентом, да он и не решал ничего. Кстати, и Троцкий не еврей, равиины сказали - не еврей, так, немножко родился от евреев, а так - нет.

"Знакомые песни, унылые песни".

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →