Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Думая о Милитарёве

Я как-то закопался в домашних делах и пропустил очередную жежешную драму. Оказывается, мой бывший шеф, Стас Белковский, поссорился с милейшим Витей Милитарёвым, и написал ему сердитое письмо. Впрочем, не просто так, а в ответ на витины в его адрес инсинуации.

Ну конечно, влезать в отношения между друзьями (пусть бывшими) – последнее дело. Двое в драку - третий лишний. Особенно если выясняют отношения люди умные и ироничные. Могут случиться самые неожиданные продолжения сюжета, знаете ли.

Однако, пользуясь случаем, я хочу сказать несколько тёплых слов о Вите Милитарёве.

Если кто подумал, что я хочу съязвить – ошибётся. Потому что Вите – и знакомству с ним - я БЛАГОДАРЕН. «За науку», как в таких случаях принято прибавлять, но наука была и впрямь крайне полезной. И как раз приспел случай об этом поговорить.

Сначала, впрочем, некое теоретическое вступление. Что делать, без него не обойтись.

Большинство русских людей – и хороших, и плохих – имеют в голове одну крайне невыигрышную для себя установку. Я имею в виду отношение к конфликтам.

А именно: сам тот факт, что ты с кем-то конфликтуешь, оценивается человеком сугубо отрицательно. Причём даже неважно, ты первый начал конфликт или нет, и кто прав – ты или твой противник. Просто: «скандалить нехорошо», «участвовать в сварах – некрасиво». Это вкручено намертво. Настолько, что люди предпочитают уступить наглости, лишь бы не ссорится. Не от страха, а именно чтобы не чувствовать себя плохими.

Если же конфликт неизбежен, его переживают как крайне тяжёлое, некомфортное состояние: нечто вроде очень тяжёлой и очень противной работы. Ссора – это КАТОРГА. Люди не едят – не спят, нервничают, сереют лицом, пьют горькую. Что, разумеется, только добавляет ненависти к другой стороне конфликта: «вот же втянул, сука, меня в такое говно». Хочется «прекратить это как-нибудь», уже всё равно как. Обычно возникает два противоположных желания: прибить гада кувалдою или уйти куда-нибудь подальше, всё равно куда. Побеждает, как правило, второе, как менее разрушительное. И ходят потом оба «иван-ивановичем» и «иван-никифоровичем», «не разговаривают». Как правило – всю жизнь. Ибо настоящий мужчина не прощает обид, а иных вариантов прекращения конфликта, кроме прощения, человек себе не представляет. Если же примирение всё-таки происходит, то обычно достаточно формальное, ибо «как же можно такое забыть». Камень за пазухой не греет, а давит на печень.

Теперь собственно о Вите.

Знающие Виктора люди часто поражаются его «интриганством и скандалёзностью». На первый взгляд основания для этого есть: Витя – автор и герой множества больших и малых скандалов и конфликтов самого разного свойства, вокруг него «всё кипит». Множество людей его ненавидят и не могут простить тех или иных «штучек», на которые он и в самом деле горазд.

Но притом, что характерно, никакого особенного прибытка от своих интриг и пиар-акций Виктор обычно не получает – иначе он сидел бы в АП и рулил бы какой-нибудь пилорамой. Однако, что ещё более характерно, он и не унывает. Даже наоборот: без борьбы, без обмена ударами, подкопов и контрмин Виктор как-то чахнет, сдувается, впадает в депрессию. Зато хорошая ссора действует на него, как боевая труба: он заметно бодреет, лысина начинает сиять как у Цезаря, а язык заостряется в разящее жало.

То есть Милитарёв конфликтом не тяготится, а НАСЛАЖДАЕТСЯ. Для него он не каторга, а праздник. Он не стыдится, не прячется, не закрывает лицо – наоборот, гордо и радостно идёт на конфронтацию, вывешивая флаги и танцуя боевую чечётку.

И дело тут не в личной смелости, которой у Виктора, скажем так, не больше, чем у прочих людей его типа. Его интриги и скандалы никогда (ну, почти никогда) не кончаются мордобитием или другим существенным вредом для него самого: он отлично умеет уходить от ситуаций по-настоящему опасных. Но всё, что можно сделать без рук, ртом – начиная от удачно брошенного словца и кончая многосоставной интригой – в его исполнении впечатляет. Потому что он этим занимается с любовью к самому занятию. «Ради искусства» прежде всего.

При всём том – вот тут и начинается, собственно, теплота – Виктор вовсе не злой человек. На противника он, разумеется, шипит и ярится, но к этой ярости не добавляется вот этого тяжёлого «он ещё и потому сволочь, что я теперь вынужден с ним закуситься». Скорее, он даже где-то благодарен своему вольному (а чаще невольному) спарринг-партнёру за доставленное удовольствие. Например, во время знаменитого «стобаксового скандала» с Егором Виктор прямо-таки лучился довольством, как озорник, успевший дёрнуть за вихор своего соседа ровно за секунду до того, как в класс вошла училка.

Терпеливый читатель тут может вознегодовать: «чем ты восхищаешься?» (далее обычно прибавляют хлёсткий эпитет вроде «жидовства» или что похуже). Вот не надо этого. Я не в таком уж восторге от жизненных установок Виктора. В конце концов, как я уже говорил, его бескорыстная любовь к «поцапаться» и «посраться» оказалась для него самого не очень-то выигрышной жизненной стратегией. Но он дал мне пищу для полезных размышлений, которые заставили меня пересмотреть свои собственные представления на сей счёт и избавиться от «каторжного» восприятия любой ссоры или противостояния личных интересов. И хотя мне пришлось пережить несколько очень неприятных моментов (однажды я чуть не бросил хорошее дело, потому что повёлся на довольно простой витин кунштюк), но in toto мне всё это принесло больше пользы, нежели вреда.

И с моей стороны было бы нехорошо не воздать посильную дань благодарности Виктору – за, как я уже сказал, науку.

Спасибо, Витя, и пусть твоя жизнь всегда будет интересной и насыщенной – тем, что ты любишь.

Чего, впрочем, и всем нам желаю.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →