Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Мёртвая Смерть. И капелька живой, быстротекущей жизни

Сегодня под утро мне приснился ivanov_petrov. В «живой жизни» я его никогда не видел, а во сне он мне предстал в виде благообразного пожилого джентльмена с аккуратной бородкой клинышком, как на юзерпике.

Иванов-Петров выступал на «Винзаводе» у Марата Гельмана, презентуя книжку своих стихов. Стихи были посвящены насекомым, причём каждое именовалось по-латыни, без расшифровки. Что касается содержания, то оно напоминало дамскую эротическую поэзию десятых годов прошлого века, но смелее. Мне запомнилось полсточки про «латексный блеск» ножек какого-то жука, и ещё проникновенные ямбы о бабочке, заснувшей на травинке, и во сне продолжающей медленно двигать крылышками в характерном ритме, как будто она ими творит

Искуснейший минет Неведомому Богу.


Каждое стихотворение сопровождалось шахматной задачей, причём количество ходов и некий намёк на решение задавались размером стиха. Иванов-Петров признался, что задачки составляла для него kleo (во сне она имела ник "таис", но это была именно она), отношения с которой он обозначил так: «Мы с ней не очень близки, но она мне очень близка».

Потом, - слушатели куда-то девались, просто «исчезли из поля зрения», вместе с гельмановской галереей, как это бывает во сне, и мы оказались в каком-то условном пространстве среди «озарённых неясностей», - я спросил у Иванова-Петрова, зачем он занялся стихосложением, и тот объяснил, что на это его сподвигла своего рода нужда: стихи он стал писать, чтобы посвятить сборник своему другу, полковнику милиции, который вытащил его из какой-то неприятной истории (кажется, связанной с перепродажей коллекции редких жучков или мотыльков, уже не помню).

- Он меня так выручил, можно сказать, спас от этих негодяев, а я не знаю, что ему сделать. У него всё есть. Бутылку поставить? Пошло как-то. Не поставить – тоже нехорошо. Живу с чувством неловкости в душе. Вот решил написать стихи и посвятить, какой-то след в вечности.

Тут мне внезапно открылось, что полковника этого я знаю, причём знаю о нём довольно плохие вещи. Хотел предупредить Иванова-Петрова, что с этим человеком не всё чисто, и лучше бы держаться от него подальше, но вместо этого проснулся.

Проснулся я, как выяснилось, очень вовремя: в сортире, как в апреле, звенела о трубы капель – нас залило сверху. Ругнувшись и закутавшись в халат, я пошёл «выяснять отношения», и увидел на лестничной клетке верхних соседей и сантехнического вида мужика, курящего на ящике со «струментом». Оказалось, что прохудилось на седьмом, хозяева квартиры «сладко спят и не открывают» - и не достучишься через две железные двери. Когда я там появился, как раз вызывали милицию.

Я пошёл и снова прилёг, а когда проснулся, всё устаканилось.

Уважаемому И.-П.: не гневайтесь, если что, это был именно что сон, показавшийся мне забавным. «Ничего дурного».

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments