Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

"Кем он был, что он нам дал". О пчеловоде

Всё как-то не устаканится вокруг Юрь-Михалыча. Народ волнуется. В основном двумя темами – кто Лужка снял и кого нам назначат.

Ну, если честно, то я сам думаю, что сковырнул Лужка с его места старший царь, провернувший своё обычное айкидо. Вообще, похоже, что у старшего царя нет проблем с принятием решений, но есть проблемы с тем, чтобы за принятое решение отвечать. Младший устроен наоборот – сам принимать решения не любит, чувствует себя ведомым, зато поза «мы так решили и теперь так будет, я гарантирую это» у него получается очень даже ничего. На каковом разделении ролей тандем и держится. А вот зачем старший царь Лужка кинул через бедро – это отдельная тема… Но это всё так, мои личные домыслы – до кремлёвских тайн я не допущен и инсайда не имею ни на эстолько.

Поэтому расскажу-ка, пожалуй, две свои истории, связанные с Лужковым. Одну старую и одну - совсем недавнюю.

Старая случилась в прошлом тысячелетии. В те былинные времена и Путина-то толком никакого не было, а вроде-кончался Ельцин и поднимался-было Примаков. Ну а московский градоначальник многими воспринимался как следующий президент «этой страны». Ну а кто же ещё, не Черномырдин же, или, наоборот, Явлинский? Значит, Лужков.

Помнится мне, в один непрекрасный день сидел я с друзьями в каком-то японском заведении – тогда они как раз начали плодиться. Разговаривали о политике. Все сходились на том, что Лужок, когда сядет на Россию, её, конечно, отстроит, но всяческие свободы точно прихлопнет.

Некий любитель теорий Льва Гумилёва, помавая в воздухе палочками с куском сырого лосося, изъяснял это так:

- Ельцин – это типичный цезарь, Гай Юлий. Переломная фигура, конец пассионарной эпохи. Теперь должна начаться золотая осень нашей цивилизации. Золотую осень приносит император Август. Лужков – это наш русский Август. Он даст мир и благополучие. Чего русские обыватели и хотят. Все, наконец, купят себе квартиру и машину, и будут счастливы. Конечно, ценой свободы… - тут лососина выскользнула из неловкого захвата и шлёпнулась в ванночку с соевым соусом. Гумилёвец обляпался и побежал в сортир, а когда вернулся, разговор пошёл про Мамута, и о Лужкове забыли.

Дома я посмотрел на изображение Цезаря Августа, и решил, что «сей профиль женственный с коварною горбинкой» с Юрьмихом никак не совместим. Но та мысль, что хозяин Третьего Рима должен быть как-то духовно связан с Римом первым, мне запомнилось.

Вспомнил я об этом сравнении этим летом, в Италии, в галерее Уффици.

Вообще говоря, «Уффици» - это всего лишь «офис» по-итальянски. То есть строилось это как казённое учреждение, где располагалась бы Администрация Президента Козимо Медичи Первого. Который хотел зафигарить что-то вроде нашего «дома 4 на Старой Площади», но подрядчики затянули со строительством, и в конце концов пришлось сделать там музей с картинами. Картины туда свозили долго и упорно, и они там такие, что ощущение лёгкого обалдения возникает после третьего-четвёртого зала, а после Боттичелли обалдение становится стойким и тяжким. В общем, тут нужно иметь крепкие нервы, да.

И вот, вываливаясь из очередного зала в опоясывающую галерейку, заставленную античными бюстами, я огляделся вокруг себя… и ВНЕЗАПНО узрел… узрел… узрел я внезапно Лужкова.

Лужков смотрел на меня каменными глазами, и физиономия его была, прошу заметить, хозяйственная. Нет, не так – ХОЗЯЙСТВЕННАЯ.

Я подошёл к каменному Лужкову поближе. Вблизи было видно, что античный мрамор отличается от московского градоначальника. Но отличается в сторону усиления. Казалось, я вижу идеальный прообраз Лужкова, Лужкова-Какой-Он-Должен-Быть. Торец его была как бы шире и раззюлявистее лужковской сморщенной дыньки, а Хозяйственность – до того смачнопырая, что я аж заколдобился. Такая у него была она, ну такая, что просто невозможно даже передать русскими человеческими словами.

Чтобы справиться с впечатленем, я опустил очи долу - и увидел под бюстом табличку. Которая любезно сообщала, что передо мной ни кто иной, как император Веспасиан. Тит Флавий. Который обложил налогами сортиры и первым сказал, что деньги не пахнут.

Тут-то мне и стало всё ясно про нашего мэра. Включая увлечение пчеловодством.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →