Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О сторонниках равенства и неравенства

И любители «богоустановленной иерархии», и сторонники «всеобщего социального равенства» хотят, в сущности, одного и того же: остановки социальных лифтов. «Нельзя позволять людям никуда ПОДНИМАТЬСЯ». В первом случае – «потому что варны, касты и божественная наследственная аристократия», во втором – потому что подниматься некуда, все жрут одну и ту же пайковую селёдку и кухарят государством.

При этом и те и другие знают или догадываются, что и наследственная аристократия сплошь и рядом на поверку оказывается не особо наследственной (потому что начинают работать такие социальные лифты, как крепкий хер конюха в вагине герцогини), да и пайковая селёдка очень быстро разворачивает свой тощий хвост в сторону спецраспределителей. Но, как минимум, можно хотя бы говорить, что «это всё неправильно». То есть они согласны хотя бы на то, чтобы таким был социальный идеал. Чтобы его торжественно предъявлять и им размахивать перед лицом этого чмошного мира.

При этом понять-то и тех и других можно. Само зрелище социального подъёма – как человек «выходит в люди», карабкается по головам и тянет жадные ручонки к холе и неге - как правило, на редкость некрасиво и противоречит высоким идеалам. Кстати, там, где оно им не слишком противоречит, более-менее честные «правые» и такие же «левые» готовы делать некие послабления. «Правый» может согласиться с тем, что гениальный музыкант или пламенный проповедник самого подлого происхождения имеют право покинуть «богоустановленное место» и «кем-то стать». Просто потому, что карьера музыканта или проповедника может быть и вполне пристойной (ну бывает же!) Зато карьера актёра, политика или коммерсанта пристойной не бывает в принципе. Поэтому пусть уж нами правят прирождённые господа, лишь бы не эта гнусная политическая возня. Актёров не пускать в приличные дома и хоронить на отдельных кладбищах, а то разведутся гламурные пидарасы. «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путём», поэтому лучше уж наследственное богатство… В свою очередь, «левые» готовы признать за лётчиком-испытателем право на спецпаёк, а секретному физику могут простить и домработницу. И даже это обосновать в «левых» терминах: дескать, уникальные дарования товарища Ландау принадлежат Советскому государству, и мы не можем позволить ему тратить драгоценные минуты размышлений на вынос мусора и гуляние с собачкой.

Противостоят же и «правым традиционалистам» и «левым утопистам» господа-товарищи, откровенно смакующие зрелище социального подъёма, причём в его наиболее отвратных формах. Социальный дарвинизм и неограниченная конкуренция – это самое оно, а ещё лучше – чтобы конкуренты мочили друг друга бейсбольными битами. Все приёмы хороши, но против лома нет приёма, и не смейте нам запрещать лом. Ложь, клевета, понты – да пожалуйста, мы тоже с удовольствием поучаствуем, ну или хотя бы запасёмся попкорном. Человек должен быть роскошен в своём свинстве, путь к корыту по трупам – это наше всё. Лучше отнять, чем заработать. Лошьё – шлак в нашей топке, ебать и грабить. Ты баба? стань стервой и блядуй по-сучьи, чтобы заполучить свои денежки! Раззудись колбаса, сарынь на кичку, главное – ни в чём себе не отказывать. Больше крови, говна, чубайса etc.

В современной России такие предпочтения, будучи высказанными откровенно, «простыми словами», почему-то ассоциируется с «правым дискурсом». На самом деле, конечно, дискурс этот никакой не «правый», а сучий крысячий внеидеологический. Хотя бы потому, что открытых проповедников подобных взглядов мало, зато хватает адептов-практиков. Что и неудивительно: если первая точка зрения (где «левые» и «правые» трясут идеалами) является типично пещей, то есть предполагает откид ума от «ужаса разверстого педла», то вторая позиция – кощая, в которой ум прокидывается через себя в это самое педло. Впрочем, не будем злоупотребять делоучительной терминологией, "и так понятно".

Правильная же позиция по этому важному вопросу состоит в том, что в обществе должно быть оборудовано достаточное количество социальных лифтов, лестниц и пандусов, по которым можно подниматься. Но при этом сами способы подъёма должны быть гигиеничными, опрятными и морально приемлемыми. Журналист может подняться на скандальном расследовании, но не на мочилове в доренковском стиле. Бизнесмен может придумать новый товар или услугу, но за недобросовестную рекламу или дрянной товарец его положат в пасть тому самому журналисту. Продавать виски из собственной винокурни можно и даже похвально, а вот опиаты – язырь, верёва, горловуха. И так далее: путей много, но везде что-то можно, а что-то нельзя, кому-то таторы, а кому-то ляторы, и всё это прозрачно, понятно, и все с данной системой, в общем-то, согласны. Не на сто процентов, так хоть на восемьдесят.

Сейчас так живёт весь мир, включая изрядную часть "третьего". Но, увы, сей сказ не про нас. Я уже писал когда-то, что в Эрефии абсолютно все способы социального подъёма являются морально и эстетически неприемлемыми. Проще говоря – страшной мерзостью. Неблядские, непоганые, несракопезые пути наверх завалены бетонными глыбами. А сверху сидят твари нечеловеческие и блядуют, блядуют, блядуют. Под чутким руководством каких-то невидимых нам сутенёров, но это уже отдельная тема: снизу видно только блядование.

В таких условиях и правый, и левый дискурс лишены смысла, но очень привлекательны эстетически: «об этом можно помечтать».

Но и только.

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 202 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →