Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

О женском труде

Хорошая статья Наташи Холмогоровой о демографическом вопросе на РусОбре:

10/04/2011 - 12:46, Наталья Холмогорова
Несколько соображений о демографическом вопросе
Выложу рассуждение, которое уже давно собиралась записать (и писала по частям, в перерывах между падениями ЖЖ), навеянное различными недавними дискуссиями - об абортах и других вещах. Какие направления работы, на мой взгляд, необходимы для решения демографической проблемы русских в России?


Текст вообще весь очень толковый, но меня заинтересовали наташины рассуждения о женской работе. Очень простые и банальные, но «соответствующие правде жизни».

У нас сейчас почему-то распространилось такое мнение, что «раньше», «в старое доброе время», женщины не работали, а занимались исключительно домом и детьми, ну и коротали время, ожидая супруга, своего господина и повелителя. Как в романах:

«Добрый вечер, Марта! Что ты делала днём? – Я скучала и ждала тебя, дорогой! Ты знаешь, наш маленький Фриц сказал нехорошее слово. Он мог его слышать только от горничной, она дерзкая особа, её давно пора уво… - Уволь меня от таких разговоров, Марта! Мария отлично гладит мои панталоны, и меня всё устраивает. А теперь мне надо поработать. Распорядись, чтобы ужин подали в кабинет. – Но, дорогой, неужели ты опять ляжешь спать на диванчике? Ты совсем забыл о своей маленькой жёнушке!» И т.п.


Увы. Такие картинки, если чему-то и соответствовали, то в очень короткий исторический период и касались они узкой касты обладателей кабинетов. Которым завидовать особенно не стоит, потому что скучающие и ждущие жёны рано или поздно находили, чем или кем развлечься. Муж спит на диванчике, а дерзкая горничная носит туда-сюда «бильедушки любовные». Скучающая и ждущая супруга пускается в бесконечные интрижки, потом адьюльтеры, а потом дело доходит до шашней с садовником. Праздность – мать всех пороков, но в особенности этого. Так что всякий муж, желающий, чтобы его благоверная встречала его словами «я скучала и ждала тебя, дорогой», должен понимать, что платить за это ему придётся не только деньгами, но и рогами.

Но вообще-то женщины работали ВСЕГДА. То, что они «не ходили на работу», было связано с тем банальным обстоятельством, что работали они дома. Дома работы хватало с головой. И не какой-то там «домашней» («с детишками возиться»), а вполне себе производительной.

Начнём с простого. В любом крестьянском доме всегда была такая штука, как прялка. За которой крестьянка сидела всю осень и всю зиму вплоть до Рождества. Так, на минуточку – унылая монотонная работа, «осатанеешь». Разве что побраниться со старухой, которая сидит неподалёку и вяжет. Помните вязание?

Женщины почище занимались шитьём. Большая часть одежды для повседневной носки изготавливалась на месте. Не нужно забывать, что конфекционные дома (мастерские по изготовлению готовой одежды не под клиента) появились только во второй четверти девятнадцатого века, а расцвели с появлением швейной машины. Работали в конфекционных домах тоже женщины, кто ж ещё.

И о работе женщин, принадлежащих к высшим классам. Аристократки за прялкой, конечно, не сидели, вот ещё, это работа для мужичек. Шить - шили, но не слишком много и не слишком часто, ибо в этой работе есть что-то плебейское. Аристократки вышивали шёлком по атласу прекрасные узоры. Правда, времени у них на это уходило едва ли не больше, чем у мужичек, а кропотливого внимания – «даже и не сравнивайте». Тонкие белые пальчики всегда были исколоты тонкими иголочками – о чём не стоило бы забывать и сейчас.

Да, чтобы заценить, кто колол себе пальчики – всего два факта. Мария-Антуанетта (которая неудачно пошутила) виртуозно вышивала мелким швом. А уцелевшая в аналогичной ситуации великая княгиня Мария Павловна Романова в эмиграции работала на Коко Шанель, занимаясь вышивкой и изготовлением кружев. Вышивала блузончики и расшивала бисером вечерние платья. И научилась она этому не в Париже.

К чему это я? К тому, что женщины пошли на производство, отрываясь не от сладостного досуга, а от РАБОТЫ. Которая была не легче, чем работать бухгалтером или мелкой чиновницей. Даже тяжелее. Чиновница в окошке себе глазонек не ломает, пальчиков не колет, и у неё восьмичасовой рабочий день с обеденным перерывом – причём обед она не сама готовит.

На это мне могут ответить: пусть так, но ведь бабоньки работали ДОМА. И, значит, за детьми был пригляд, и мужу щей горшок, и вообще.

Ох-ох. Не надо иллюзий. «Мужу щей горшок» - да, непременно был. Но сейчас это не является большой проблемой – чтоб было что поснедать. Проблемой являются прежде всего дети, с которыми нужно заниматься, возиться, на худой конец – приглядывать за ними. Сейчас главный геморрой и основная забота молодых родителей – ребёнка некуда деть и некому спихнуть. Невольно начинаешь думать – а вот раньше мама с дитём цельный день сидела, вот были правильные времена.

Увы-увы. В низших, да и в средних слоях общества уход и пригляд за детьми был чрезвычайно скверным. Детские хвори, детский травматизм и детская смертность были очень высокими именно потому, что дети бегали без присмотра везде и постоянно нарывались на неприятности. Это способствовало естественному отбору, а также и формированию специфического фатализма, который сейчас кажется бесчувственностью. «Фрол! У тебя сын угорел!» - «Охти Господи, несчастье-то какое… Который?» - «Да малой!» - «А, малой… Ну, ежели рассудить, то Божье дельце… много каши не съел». Если кто думает, что это я про русских крестьян, то могу поискать в сети письмо одного немецкого философа, с приписочкой примерно такого содержания: «Постскриптум. Умер во младенчестве мой младший сын, запамятовал, как его звали, дети в этом году много мрут от неизвестных причин».

В общем, понятно. Горюшко, оно ежели умрёт уже подросший ребёнок, который много каши съел и от которого уже польза. А заспать младенчика или не уследить за маленькой дочкой, которая залезла в свинарник – жаль, конечно, но «Божье дельце». Такое же, как очередная «лихоманка» или «вертячка», от которой взрослый оклемается, а ребёночек помрёт. «Бог дал, Бог взял».

Тут обычно вспоминают, что «тогда были мамки-няньки-бабушки». Мамки-няньки бывали – у богатых, как и сейчас. Что касается старшего поколения, то бабушка продолжала штопать чулки, пока глазки видели. Ну а слепенькая бабка, на которую оставили внуку – невелика подмога в случае чего.

К чему я всё это говорю? К тому, что картинка «современность загнала женщину на работу» не соответствует действительности. «Я скучала и ждала тебя, дорогой» - это у романистов. Губу на это лучше не раскатывать, во избежание особо тяжких разочарований в личной жизни.

А что реально? Ведь в самом деле, с женским трудом нужно что-то делать.

Решение понятно. Нужен АНАЛОГ ПРЯЛКИ. То есть мелкая, нудная, но НАДОМНАЯ работа, которой женщины могли бы заниматься, получая за неё деньги.

Да, в общем-то, и прялка уже готова. Вы вот прямо сейчас за ней и сидите.

)(
Tags: история, социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 492 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →