?

Log in

No account? Create an account

Всеобщий синопсис или Система мнений


Previous Entry Share Next Entry
"Что нас объединяет". Семнадцать Слов
с митинга
krylov
Меня часто спрашивают – а есть ли вообе что-то, какая-то идея или требование, которое Может Объединить Всё Общество. Ну или хотя бы его политизированную часть, «политикум». Поскольку власть у нас неполитична, то – оппозиционный (в том числе и вынужденно-оппозиционный) политикум. Но – именно весь, «от анархистов до монархистов» включительно.

Желательно, чтобы это была не просто голая идея (типа «давайте как-нибудь скинем Путина и заживём вольно»), а что-то более конкретное. То есть чёткое и внятное изложение того, что нам всем действительно нужно. Подчёркиваю – всем, «от анархистов до монархистов».

И это, в общем-то, понятно. Сейчас все политически грамотные граждане более или менее сходятся на том, что им нужны определённые права. Начиная от права говорить то, что думаешь, не нарываясь на двести восемьдесят вторую (это актуально для всех, включая самых-самых либералов и антифашистов, любящих говорить неприятное про социальную группу «чиновники»), и кончая правом создать и зарегистрировать политическую партию. Да, и всех ещё волнует не получить дубинкой по почкам от полицая и не быть посаженным в кутузку по звонку сверху. Короче, нужны гражданские права и их обеспечение.

Это не значит, что всем нужно ТОЛЬКО это. Просто это тот минимум, на котором политикум сходится. Включая самые экзотические его части. Скажем, товарищи монархисты, включая самых лютых, могут сколько угодно отрицать демократию, парламентаризм и так далее. Но вот партию они создать хотят, да и заседать в парламенте не откажутся, хотя бы по формуле «лучше уж мы, чем жулики и воры».

Итак, согласие по целям, хотя бы минимальное, есть. Разногласия начинаются там, где начинаются формулировки.

Дело в том, что фразы «нужны права» мало. Развёрнутого описания, какие именно права нужны («создать партию», «не получить дубинкой» и т.п.) тоже недостаточно. Нужна ФОРМУЛА, которую можно заучить и цитировать. Стандартная формулировка, «как Отче Наш».

Это необязательно должен быть лозунг в три слова. Например, у белых расистов этих самых слов аж четырнадцать: we must secure the existence of our people and a future for white children. Ничего, помнят. А которые не помнят (тем более на английском), те хотя бы знают, что этих слов четырнадцать и про что они. Главное, что формулировка имеется и она воспроизводима.

Неприятность состоит в том, что её нельзя вот просто так взять и придумать. Потому что слова имеют автора. И автор должен быть Уважаемым Человеком. Тот, кто сказал четырнадцать слов – Дэвид Лэйн – для белых расистов Уважаемым Человеком является. «Доказал жизнью».

И если даже я, Константин Крылов, придумаю замечательную в своей краткости формулировку всего того, что нам нужно, две трети нашего политикума её с фырканьем отвергнут. Просто потому, что одни меня не знают, другие не уважают, а некоторые знают и даже уважают, но не до такой степени, чтобы моими словами дорожить. «Почему он, а не я?»

Можно, конечно, найти формулировку на стороне. Так, всё вышеперечисленное примерно укладывается в Билль о Правах (поправки к Конституции США от 1791 года) . Например, Первая и Четвёртая поправки - «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание оной, либо ограничивающего свободу слова или печати либо право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб», «Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться. Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного основания, подтвержденного присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц или предметов, подлежащих аресту».

Но это, громоздко и на формулу не годится. К тому же Америку не все любят. И – что самое главное – это просто чужое. «Не наш это документ», не имеем мы на него особых прав. На четырнадцать слов какие-никакие права есть, так как они касаются всей белой расы. А тут – конкретно американцы для конкретно Америки придумали законы. И это видно. С первых же слов: «Конгресс не должен». Это у них Конгресс, а у нас нет и не было Конгресса, уж извините… Короче, искомая формулировка должна быть отечественного происхождения.

Что ж. Формулировка есть. Более того, это формулировка ОФИЦИАЛЬНАЯ. То есть принята на том же уровне, что и Билль о правах. На уровне главы государства. В данном случае Российского.

Я имею в виду Высочайший Манифест от 17 (30) октября 1905 года «Об усовершенствовании государственного порядка», подписанный Государем Императором Николаем Вторым. К которому можно относиться как угодно, но вот сомневаться в том, что он – законный правитель России (некоторые говорят, что последний законный), сомневаться как бы не приходится.



Высочайший Манифест
БОЖЬЕЙ МИЛОСТИЮ,
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
ИМПЕРАТОР И САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССIЙСКИЙ. ЦАРЬ ПОЛЬСКИЙ, ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ФИНЛЯНДСКИЙ,
и прочая, и прочая, и прочая.


Смуты и волнения в столицах и во многих местностях Империи Нашей великою и тяжкою скорбью преисполняют сердце Наше. Благо Российского Государя неразрывно с благом народным и печаль народная Его печаль. От волнений ныне возникших может явиться глубокое нестроение народное и угроза целости и единству Державы Нашей.
Великий обет Царского служения повелевает Нам всеми силами разума и власти Нашей стремиться к скорейшему прекращению столь опасной для Государства смуты. Повелев подлежащим властям принять меры к устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом долга. Мы, для успешнейшего выполнения общих преднамечаемых Нами к умиротворению государственной жизни мер, признали необходимым объединить деятельность высшего правительства.
На обязанность правительства возлагаем Мы выполнение непреклонной Нашей воли.
Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.
Не останавливая предназначенных выборов в Государственную Думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в меру возможности, соответствующей краткости остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив засим дальнейшее развитие начала общего избирательного права вновь установленному законодательному порядку.
Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной Думы и чтобы. выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от Нас властей.
Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиною, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с Нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле.

Денъ в Петергофе в 17 день октября в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот пятое Царствования же Нашего одиннадцатое.
На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано:
"НИКОЛАЙ".
На подлинном Его Императорскому Величеству, в Петергоф, в 17 день октября 1905 года, благоугодно было Собственноручно начертать: "Принять к руководству".


Вы внимательно прочитали? Так вот оно:

Даровать населению
незыблемые основы гражданской свободы
на началах действительной неприкосновенности личности,
свободы совести, слова, собраний и союзов.


Собственно, эти семнадцать слов практически точно описывают тот самый чаемый «политминимум». «Незыблемые основы гражданской свободы» - на началах действительной неприкосновенности личности (это про полицейскую дубинку, кутузку по звонку и прочие свинцовые прелести нашей жизни), свободы совести (это сейчас не столько про религию, сколько про право исповедовать свои убеждения), слова (понятно, я думаю), собраний (это про Триумфальную, да и про Манежную, да и вообще про «больше трёх не собираться»), союзов (это и про Центризбирком, и про отказы в регистрации партий, и про безумные условия «соберите триллион подписей, одна неправильная – идите к чёрту», и про запреты организаций).

Что важно. Эти свободы нам – то есть законным потомкам подданных Российской Империи - УЖЕ БЫЛИ ДАНЫ. «Слово царское твёрдо». И признать его должны все, даже антидемократически настроенные товарищи монархисты, если они хотят быть монархистами, верными Государю.

Соответственно, «платформа-минимум» - это получается «новый октябризм». В смысле лучшем прежнего.

)(

(Deleted comment)

А что за 05?

Расшифруйте, пожалуйста.

Красиво излагал Николай 2. Опять же последний законный правитель России. Как то даже не хочется вспоминать, что именно его и его семью расстрелял большевик Янкель Юровский вместе с отрядом интернационалитсов (антифа).

Вы хоть знаете, кто сочинял текст Манифеста?

Мне понравилось: списУю и тиражирую.
В самом деле - нюансы сейчас не так важны как некая аксиоматическая суть...

З.Ы. Правда, боюсь, что и из вашего лагеря (хе-хе) найдутся те, кого такой минимакс не устроит.. Те, кому нужны не свободы, а палка...
Но, думаю, жизнь и их научит необходимости таких основ общежития...
С ув. Ал

Хорэ пиздеть. Свобода собраний угодна только для вас и ваших друзей, всем остальным вы глотки оловом позалили бы.

Скажите пожалуйста, а это правда что анонимы хуже пидорасов?

Тогда и Царя надо требовать. А то не логично.
В самом деле. Конгресса не было. А Царь был. Дума и сейчас есть :)

царь и сейчас есть, в ордынском варианте.

- - - asox Expand
Аминь.

(Кстати, об этом писали и монархисты - в т.ч. и азЪ///)

Собственность забыли.

После возмещения русским украденного у них

жЫдами и чернобесами.

Но перед объединением не мешает размежеваться, в частности, на основе Указа Именного от 26 апреля 1727 года (о высылке жидов из России) или аналогичного Указа Именного от 2 декабря 1742 года. И вот тогда последующее объединение будет прочным.

Вот-вот.Реституция.

Московские квартирёнки резников и бронштейнов, куда их дедушки впёрлись, убив или заморив русских, должны быть очищены.И так много чего.

Красивая идея. Всецело ЗА.

Это, несомненно, очень красивые слова. И, конечно, мыжно было бы взять это за девиз, если закрыть глаза на то, что было дальше. А дальше были не менее красивые дела.

По воспоминаниям депутата князя В. Оболенского: Депутаты I Думы рассчитывали, что правительство поставит перед ними важнейшие вопросы государственной жизни. Но вышло совсем иначе. На первом заседании оказалось, что единственный законопроект, который правительство внесло в Думу, касался... переустройства прачечных Юрьевского университета. "Помню, - писал В. Оболенский, - как председатель думы Муромцев спокойным, ровным голосом довел об этом до сведения "высокого собрания". Наступила пауза. Депутаты переглядывались, как бы спрашивая друг друга, верно ли они поняли сообщение председателя, - настолько оно казалось чудовищно нелепым. Вдруг кто-то громко рассмеялся, и безудержный хохот овладел Думой. Смеялись все депутаты, от левых скамей до правых, даже на строгом лице Муромцева дрожала с трудом сдерживаемая улыбка. Серьезность сохраняли только министры, но имели несколько сконфуженный вид".

А потом Думу разогнали к чертям. А потом были "столыпинские галстуки" - это про полицейскую дубинку. И много чего еще.

А сильно позже вдовствующая императрица писала: "Я, конечно, давно предчувствовала, что это случится, о чем несколько раз уже писала, но именно такую катастрофу предвидеть было нельзя! Как, оказывается, уже в прошлом году были возбуждены умы! Как долго играли с огнем, действуя наперекор здравому смыслу, закрывая глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать, и тем самым — способствовали революции. Одна ошибка следовала за другой, почти каждую неделю смена министерства и, наконец, это невероятное назначение Протопопова"

Несмотря на этот прекрасный манифест, власть точно так же была бесконечно далека от народа, как и современная. И точно так же плевала на свой народ с самой высокой колокольни.

А слова красивые. Современная отечественная Конституция тоже, кстати, ничего.
Но они в то время ни разу не объединили общество, а скорее разъединили на тех, кто им поверил, и тех, кто нет. И вряд ли объединят сейчас.

А потом Думу разогнали к чертям. А потом были "столыпинские галстуки" - это про полицейскую дубинку. И много чего еще.
====
Что-то вы путаетесь в истории, мадам. Казни ревоционеров и зачинщиков антирусских антигосударственных беспорядков (зачему - весьма скромные в сравнении с теми казнями и террором, который потом устроили эти самые революционеры из местечек, когда пришли к власти)произошли до созыва Думы. И само это похабненькое выражение придумал депутат-либерал Родичев на заседании Думы в октябре 1907 года, после доклада Столыпина, в котором Петр Аркадьевич пообещал всеми мерами и дальше бороться с еврейским революционным террором, если таковой произойдет в будущем.

Но вот увы - в 1917 году Петра Аркадиевича уже не было...И мы до сих пор расхлебываем последствия государственных переворотов февраля и октября 1917 года.

- - - asox Expand
Гм yuss Expand
Боюсь что надо начинать с того, что такое вообще есть человек и что у него есть права просто по факту того, что он человек .Потому что люди в массе даже это не усвоили и сразу переходят к "да кто они такие и кто им это разрешил делать? "."Они" и "это" у всех разные ,но принцип то один !Люди просто не понимают что у каждый человек-это уже априори самодостаточная единица и ценность.

Медвед в твиттере такой манифест издаст?
Уложится в 140 запросто.

для начала твиттер должна купить или экспроприировать "российская газета"

Достаточно двух :-) - "богатейте граждане", а обогатившиеся затем сами "захотят странного"

вы демократию с плутократией

перепутали

(Deleted comment)
Гм? yuss Expand
Гм yuss Expand