?

Log in

No account? Create an account

Всеобщий синопсис или Система мнений


Previous Entry Share Flag Next Entry
Модернизадция, или По тому же месту
с митинга
krylov
nomina_obscura рассуждает:

Гей-парады вызывают в российском обществе жгучую ненависть не потому, что они гей, а потому, что дикарская половая мораль в принципе осуждает публичную демонстрацию сексуальности (какой угодно). Доминирующий вектор в российском восприятии сексуальности - дикий, дичайший равзрат по банькам и саунам, часто с групповым сексом (сколько там было историй про сдачу в аренду сироток из детдомов?), пополам с внешней каменной, монолитной благопристойностью. Понаебались - и рожа кирпичом, "Я примерный семьянин, ничего не знаю". Доходит до смешного, до того, что проститутки из провинциальных городков, в Москве отдаваясь всем радостям своей профессии, на малой родине ведут себя похлеще давших обет безбрачия монашек. "Не дай бог скажут, что гулящая! (хоть я и проститутка, но это же не считается!)".

Соответственно, возмущение гей-парадом не в том, что они там геи, евреи и злодеи, а в том, что ОНИ ЖЕ ТАМ ВСЕ ГУЛЯЩИЕ. И прям на камеру об этом говорят, сволочи, ничуть не стесняясь! Нет чтоб тихо, в уголке, хоть с Ваней, хоть с Маней, какая разница - так они ж орут! Как будто оно так и надо (аффективно, предельно громко, с фырканьем) - ТРАХАТЬСЯ!

Понятно, что такое восприятие сексуальной жизни растет из того, что эта самая жизнь вынесена за пределы повседневной рутины и считается некой сакральной, стыдной областью, со своими отдельными законами и правилами, полностью выпадающими из повседневности. По сути мы говорим о репрессивной модели сексуальности, причем в масштабах целого народа. Что еще интересно - никакие существующие государственно-церковные институты эту модель не поддерживают, она воспроизводит сама себя с советских времен.

Видимо, в рамках неизбежной модернизации духа будущему Петру Первому придется не только брить боярские бороды (и подмышки), но и принудительно одаривать визжащих от ужаса русско-асексуальных людей страпонами. До проворота с хрустом.


Тут прекрасно решительно всё, начиная с того, что человек называет христианские нравы "дикарскими", и кончая представлением о том, как надо проводить «модернизацию» - «до проворота с хрустом».

Но он не оригинален. Собственно, европейничающие азиаты, которые с петровских времён Россию "модернизировали" и "реформировали", всегда это делали именно через это. Через зад.

Князю Волконскому свечу забили в проход и, зажгя, пели вокруг его ирмосы, покуда все не повалились со смеха. Мазали сажей и смолой, ставили кверху ногами. Дворянина Ивана Акакиевича Мясного надували мехом в задний проход, от чего он вскоре и помер.


Вот и сейчас – ну не видят они решительно никакой возможности модернизации, европеизации и евроинтеграции, кроме анальной.

)(


Костя, ты ж зороастриец, давно ль ты стал сторонником христианских нравов?

Re: первонахъ

А разве он это утверждает? Он говорит только о том, что "человек называет христианские нравы "дикарскими"" и даёт ссылочку на это утверждение.

Не согласен, что гей-парады "вызывают в российском обществе жгучую ненависть". В части общества - да, но в другой - поддержку и радость.

Согласен с точкой зрения, что многие запреты вредны, как попытки подавить основной инстинкт. Запрет на самое сильное наслаждение ведет к извращенным его реализациям, включая насилие как это происходит в жестоких религиях. В девственниц на небесах верят - потому что они нужны им на земле.

Вообще качество любой власти определяется ее репрессивностью по отношению к отдельному человеку. Особенно когда начинаются разговоры про "общественную мораль". Научное понимание человеческой природы и непротиводействие активности, которая реально не приносит боли другим - путь лучшей власти. А насилие - вот реальная боль.

А где "запрет на радость"? Им кто-то не даёт предаваться радости друг с другом?

Те, реформаторы, которые дворяне, делали ЭТО хотя бы не на улице.

В клубах, собственно, и сейчас можно; но нет пределов модернизации. Надо, чтоб непременно на улице средь бела дня.

Кстати, дополню.

А то в Европе никого смолой не мазали и через зад не усмиряли...
Эдуард Второй, король Англии, например.

Потом не кажется ли вам, что выплескивание ненависти по отношению к геям является по сути единой "разрешенной" официально? Например РПЦ поддерживает и вдохновляет.

То есть в условиях полного запрета на политический протест против реальной коррупции, неравенства и т.д. народу все-таки оставляют "отдушину", куда можно спустить пар.

Не видите в этом манипуляции? Однако эта ваша ненависть очень болезненна для нас. Поэтому протестуем, поэтому нам нужны прайды (не "парады").

Не ненависть, а презрение.

Как вам хочется, чтобы вас ненавидели... Значи, обращали бы внимание!
Среди великих людей были педерасты, но мы вспоминаем их не за это. Может Цезарь и был «женой всех мужей и мужем всех жён», но в истории он остался, как основатель Римской Империи.
А если ничтожному человечку нечего предъявить обществу, если он не способен даже квадрата намалевать, тогда он начинает изображать из себя величину за счёт эпатажа. 0.2% биологических педерастов теряются на фоне тех, кто себя убедил, что он уникален местом приложения гениталий.
Вот только не ненавидят вас, и зря вы оперируете фальшивым термином «гомофобия». Вас презирают, потому что вы ничего не можете предъявить миру, кроме задницы.
Создайте что-то великое, тогда поговорим.

а "ху из номина_обскура", чтобы для него пост делать?

великий русский писатель

(Deleted comment)
Либерализм в самом соку.Нагло-наивное бесстыдство текста оч. характерно. Апология гомосексуализма и воровства с мошенничеством следуют одной схеме:"Педерастия и воровство вытекают из человеческтй природы.Естесственны /экономически рациональны/,а значит законны.Все воруют, но не все признаются.В России всегда воровали,так же,как русские всегда были известны склонностью к гомосексуализму. Вы такие же,как и мы, и только дикарское лицемерие мешает вам признать это. Cosi van tutti.Необходимо декриминализировать воровство /и далее по списку/ и объявить извращение нормой."

Так официальная медицина ведь заявляет, что не извращение. ОФИЦИАЛЬНАЯ, научная. Зачем же несколько миллионов своих соотечественников прессовать - думаете Россия от этого лучше станет?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Даниил Андреев много об этом писал в "Розе Мира". В смысле, что Антихрист придет в этот мир через пропаганду безудержного разврата и через половую вседозволенность. Вначале будут проталкивать педерастию, потом педофилию, потом садо-мазохизм а потом и до людедства недалеко. А потом и Сам - Враг Рода Человеческого явится в Этот Мир.

Не нужно смешивать любовь и насилие. Гомосексуализм - любовь двух взрослых людей. Людоедство - насилие, то есть боль.

давно подозревал, что номина_обскура - пидер

Этот Номина - и сам гомосек. Настолько пристрастен к этому вопросу и так жаждет, аж до судорог, увидеть гей-парады, что готов убить всех "гомофобов".

Что "готов убить гомофобов" можете подтвердить его цитатами?

Христианские половые понятия зело дикие, вообще-то. Кстати, ответ номине в обыкновенном гомофобском стиле(рассуждение про мужские анусы).

Собственно первоисточник :

"Возвращусь топерь описывать о забавах святошных, которыя при дворе бывали, внесены и начаты чрез одного вымыслом из спальников Василья Алексеева сына Соковнина.
Старой обычай есть в народе российском, что пред праздником Рождества Христова и после играют святки, то-есть в дом друзья между собою сбираются в вечеру и из подлых людей сами одеваются в платье машкараты. А у знатных людей люди их играют всякия гистории смешныя.
И по тому обыкновенно царское величество при дворе своем также играл святки (с) своими комнатными людьми, и одного избрали за главу и установителя той потехи Василья Соковнина, котораго назвали пророком.
Сей муж был злой и всяких пакостей наполнен.
И в тех святках, что происходило, то великою книгою не описать, и напишем, что знатнаго. А именно: от того начала ругательство началось знатным персонам и великим домом, а особливо княжеским домом многих и старых бояр: людей толстых протаскивали сквозь стула, где невозможно статься; на многих платье дирали и оставляли нагишем; иных гузном яицы на лохани разбивали; иным свечи в проход забивали; иным на лед гузном сажали; иных в проход мехом на­дували, отчего един Мясной, думной дворянин, умер. Иным многия другия ругательства чинили.
И сия потеха святков так происходила трудная, что многие к тем дням приуготовливалися, как-бы к смерти.
И сие продолжалося до езды заморской в Голандию."

Теперь о доброте Алексея Михайловича

"Однажды сокольники, не получившие вовремя жалованья, ударили челом государю. Царь посчитал это челобитье чуть ли не «заговором». В гневной отповеди он писал, что на днях собирался их пожаловать и жалованье было даже готово, но «вы того не дождалися и завели воровски челобитье». «Вспомяните, — обращался царь к начальным, не досмотревшим за сокольниками людям, — кто каков был и каков пришел, и каков ныне стал... за милость Божию и за ево государево жалованье можно бы и унять».

Сыск выявил «заводчика» Федора Кошелева, которому приказано было отсечь левую руку и положить ее на челобитье. Остальных высекли кнутом.
"

"Для Алексея Михайловича лучшее хозяйство — это и лучшие работники. Их разыскивали по всей стране и сманивали из-за рубежа. Льняники были найдены в Пскове, скотники — на Украине. Садовники были выходцами с Нижнего Поволжья. В исключительных случаях приглашались иноземцы. Причем иногда за огромные деньги. Так, иноземцу Гуту был положен оклад в 144 рубля. Впрочем, когда тот не оправдал доверия и не привел сад «в совершенство весь»,его наказали убавкой в 44 рубля. Стекольных мастеров пришлось также нанимать за границей.
Но основная масса работников была просто переведена из других дворцовых волостей в Измайлово. Казалось, подобная перемена в жизни должна была их обрадовать. Однако на деле все обернулось иначе. В Измайлове бремя повинностей и объемы работ оказались настолько непосильными, что крестьяне очень скоро затосковали по прежнему доизмайловскому быту. Уже после смерти второго Романова выяснилось, что из 664 переселенных крестьянских семей 481 семья ударилась в бега! Те же, кто остался, «наготове бежать, мало не все». Косвенно о размере «изделья», которое выпадало на долю измайловских крестьян, можно судить по тому, что в страдную пору приказчики были принуждены нанимать жнецов со стороны. В урожайные годы цифра наемных работников переваливала за 700 человек!"

...царь, если речь шла о его увлечениях, был нетерпелив и капризен. Обширные хозяйственные планы побуждали его беспрестанно понукать подьячих Тайного приказа, в ведении которых находилось Измайлово. Хорошо знакомые приписки в грамотах воеводам и послам делать все «на скоро», «не спустя времени», «безо всякого мотчанья» столь же характерны и для хозяйственной документации Тайного приказа. И горе было тому служилому человеку или приказчику, который сделает что-то спустя рукава."

"Царь был охоч до шутки, причем нередко грубой. Он мог приказать напоить гостя, чтобы посмеяться над ним; известно и про царское «купание» опоздавших, доставлявшее, надо полагать, удовольствие далеко не каждому. Витсен сообщает о шуточках царя во время торжественных приемов (ему про них явно рассказал кто-то из русских). Алексей Михайлович сам подавал приближенным ковш, и «нередко он в шутку выплескивает вино на их бороду и одежду, мимо рта». Шутка сомнительная, даже грубая, вызывавшая у окружающих бурю восторга"

Доброта Алесея Михайловича(продолжение)

"Правительство вводило новые налоги для русских торговцев. Наводя порядок на рынке в области мер веса, оно установило клейменные аршины и весы, которые следовало выкупить за пятикратную стоимость.

.... К 1645 году накопились колоссальные недоимки. И они продолжали расти. Так, с одного Устюга Великого за 1633—1641 годы полагалось собрать данных и оброчных денег на сумму 5400 рублей. На деле же поступило много меньше — 200 рублей. Несколько лучше в Устюге обстояло дело со сбором стрелецких денег, одной из главных разновидностей прямых налогов. Однако и в этом случае из положенных 8400 рублей в Москву отправили половину. Подобное положение было характерно для большинства городов и уездов страны.

Для взыскания недоимок на Руси испокон веков существовало универсальное средство — правеж. На правеже деньги выколачивали из злостного должника в прямом смысле слова палками. Однако на этот раз колоссальные размеры недоимок заставили правительство усомниться в действенности привычных мер. Давление было усилено и доведено до формулы «править нещадно», без отступлений и поблажек. Вот образчик подобного восполнения казны с недоимщиков. В Зарайске 27 октября 1647 года воевода Феоктист Мотовилов за час до рассвета разослал стрельцов по дворам посадских. Согнав их с постели, «загнали в город и начали бить на правежи нещадно». Кряхтя, горожане недоимки собрали, но Мотовилову этого показалось недостаточно. «То де вы принесли песку, а не деньги, а хотя де и деньги де ваши лежат», — объявил он и пригрозил на правеже за упорство ноги переломать. И в самом деле принялся ломать, приказав начать правеж заново. При этом, по рассказу посадских людей, били всех без разбора, долго, закрыв предварительно ворота, чтобы не разбежались.

Но даже такой правеж мало способствовал финансовому оздоровлению казны. Не потому, что тягловые люди не воспринимали морозовские батоги. Дело в другом. Они были просто не в состоянии уплатить недоимки, размер которых намного превышал их платежеспособность. Более того, требование правительства в глазах огромного большинства было вопиюще несправедливо. То был узаконенный разбой. Для такой трактовки были все основания.

Конечно, в реальной жизни «черные люди» не упускали случая уклониться от уплаты податей. Но недоимки появлялись и накапливались еще и в связи с запустением посадов и деревень, из-за бегства тяглецов. Так, к примеру, Вяземская писцовая книга 1629/30 года зафиксировала 150 тягловых дворов. Пятнадцать лет спустя, в 1645 году, дозорщики смогли насчитать уже только 78 дворов. Еще 38 дворов они отнесли к разряду самых бедных, «охудалых», владельцы которых нищенствовали и не могли нести государево тягло. Ясно, что при таком раскладе оставшиеся тяглецы не способны были уплатить недоимки за весь город. Но в Москве упрямились. Данные дозора объявлены были подложными: дозорщики, мол, «прописывали» дворы вязьмичан «для своей бездельной корысти». Тягло же требовали платить в прежних размерах, как со 150 дворов. Праветчики тут же рьяно принялись охаживать мягкие места несчастных вязьмичан, но оказалось, что из «ничего» можно выбить только «ничего». Не считая, конечно, стонов, слез и ненависти.."