Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Конец путиноведения

Стоит отметить конец одного специфического жанра, которому отдала дань значительная часть нашего политического сообщества.

Я имею в виду «путиноведение», а точнее - гадание по Путину. То есть толкование словес, знаков, подмигиваний и гримас Путина и приравненных к нему товарищей типа Суркова. «Что же это они хотят нам сказать, на что же намекают, какие сигналы подают».

Жанр этот был, что интересно, востребован только в уникальной «путинской» ситуации.

И Горбачёв, и Ельцин, и Путин, и Медведев проводили политику, не совпадающую с её публично заявленными целями. Грубо говоря, они говорили одно, а делали совершенно другое. Отвлечёмся от оценок этого «другого» - то есть не будем произносить слова «разрушение страны», «разорение населения», «уничтожение русского народа» и так далее. Факт: они делали не то, что говорили. И этот факт нужно было чем-то маскировать. Поскольку же замаскировать действия невозможно, маскировка происходила на уроне слов.

Горбачёв, как известно, заливал любые свои действия морями бессмысленного пустословия. Пустословие это было не настоящим, а «сыгранным». Когда надо, он умел говорить по-спартански коротко и афористично. Но это он делал в общении с равными, а вот на телевизор гнал усыпляющую чепуху. Рекорд был поставлен в судьбоносной речи Горбачёва по поводу судьбы Карабаха (которую я прослушал целиком). В этой жиже, как в сиротском супе, плавала всего ОДНА осмысленная фраза, суть которой сводилась к тому, что «Карабах Армении не передаём». Всё остальное состояло из разваренных капустных листьев, морковки, травы и воды.

Смысл такой стратегии – усыпляющее гипнотизирование наивных советских людей. В этом смысле Горбачёв и Кашпировский занимались одним и тем же. Правда, такая техника работает только на очень наивную публику, но она тогда такой и была.

Ельцин использовал иную методу – а именно, всячески культивировал образ пьянчуги и самодура, который принимает решения исключительно спьяну, куражась. Выжрал водяры и уволил половину правительства, проспался, за голову схватился – с похмелюги уволил вторую. Ну чего возьмёшь, пьющий человек… При этом на самом деле все решения Ельцина были вполне осмысленными и продуманными. Но сам образ Хрюкопадла Гузноблядого, которое пердит и рыгает на всю Русь-Срусь, а если чё ему не по ндраву и супротив характеру, тык сразу еблысь в хрюсло кулачищем – был Ельцину очень выгоден. И к тому же органичен, потому что Ельцин и в самом деле это в себе имел (хотя к этому и не сводился).

Ельцинское «спьяну нарубили» тоже работало на людей определённого типа, а именно –ошеломлённых, перепуганных (ещё бы: на их глазах рухнуло то, что казалось вечным) и внутренне готовых «ко всему вообще». В том числе – поверить в то, что в Кремле сидят пьянчуги и самодуры и «выкаблучиваются». Учитывая же естественный хаос первых лет нового режима, когда неразберхи и впрямь много, поверить в это было легко. Достаточно лёгкого подчёркивания.

Путину же пришлось труднее всего. Он встал у власти в ситуации, когда общество несколько оклемалось и начало думать. В частности – поняло, что его каким-то образом крупно обули, и вот-вот готово было выступить с какими-то требованиями, причём разными, а то и взаимоисключающими. Поэтому Путину нужно было «быть хорошим для всех», то есть всем сулить сбычу самых разных мечт, чаще всего прямо противоположных, а при этом делать то, что заведомо не понравится вообще никому.

Выход был найден в рамках выстраивания образа Путина-Штирлица, «нашего агента в Рейхскремльцелярии». А именно: немногочисленные речи – или даже отдельные слова – Путина, а также его жесты, движения бровками, носиком и так далее были объявлены ШИФРОВКАМИ. «Юстас – Алексу». Толпа Алексов, пользуясь разными декодерами, расшифровывает все эти движения бровками и каждый делает свои выводы. При этом Путин не подтверждал и не опровергал правильность дешифровок. Зато число дешифровщиков множилось и множилось. Некоторые Алексы даже писали книжки «Путин. Его идеология».

Наконец, Медведев. Тут началась четвёртая степень маскировки, а именно – создание системы коллективной безответственности высшего руководства, именуемая «тандем». Теперь, когда принимается какое-то решение, непонятно, кто его, собственно, принял – Путин или Медведев. Каждая голова тандема косится на другую, в результате вся критика валится в дырку между головами.

Соответственно, и профессия гадателя по Путину отмирает. За ненадобностью.

Ну а поскольку на Медведеве русская история прекратила течение своё (буквально: Путиномедвед запланирован НАВЕЧНО, то есть до конца русской агонии), то «на сём и кончим».

)(
Tags: Медведев, Путин, РФ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments