Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Мёртвая Смерть: тошнота

Я довольно часто вижу интересные сны. Довольно часто я во сне летаю, иногда падаю с большой высоты, иногда мне снится, что я пью воду или трогаю горячее… Но, насколько могу припомнить, ещё ни разу мне не приходилось во сне блевать.

Сон был длинный и тяжёлый. Основное действие происходило в здании какого-то советского института – этакой полуразрушенной бетонной коробке, во всех отношениях отвратной.

Сначала я очень долго сидел на каком-то семинаре. Проходил он безобразно: народ сидел на столах, трепался, кто-то курил. Ведущий семинара тоже постоянно отвлекался на своиз дела, тои дело убегал в коридор, и, в общем, было понятно, что «никому это нахрен не нужно». Тем не менее, никто не уходил, а все чего-то ждали. Я тоже ждал, сидя на столе рядом с какой-то девицей незапоминающейся внешности.

Потом все вдруг как-то разом засобирались, принялись искать сумки и портфели, в общем, «ломанули». Один из участников семинара оказался моим бывшим школьным приятелем. Он попытался было поухаживать за той самой невыразительной девицей, которая сидела со мной рядом, но та смутилась и на контакт не пошла. Тогда он отозвал меня в сторонку и заявил: «В неловкую женщину хорошо влюбляться. Познакомь меня с ней, пожалуйста».

Я, однако, куда-то очень заторопился – причём, что характерно, сам не понял, куда именно. Ясность пришла на огромной винтовой лестнице, пронизывающей всё здание до первого этажа. Где-то после двух витков этой самой лестницы я понял, что мне срочно нужно в туалет. Кстати он нашёлся почти сразу – вход в мужской сортир был именно с лестницы.

Приснившийся мне сортир был вполне ужасен: это было в буквальном смысле слова засранное помещение, с лужами на полу, сломанными корзинами с ворохами использованной туалетной бумаги, и вообще. Кабинок не было, а была длинная бетонная полоса с дырками «азиатского типа», они же «туалет системы очко». Кое-где сидели на корточках мужики со спущенными штанами и тужились. Посередине всего этого срама стояла уборщица – старая мерзкая баба со шваброй – и переругивалась со срущими мужиками на тему «я тут убираться не буду, пусть специально кого-то выделяют, я на такое не нанималась».

Я подошёл к относительно чистому очку – и вот тут-то меня и стошнило.

Тошнота во сне – странное чувство. Ты ощущаешь, что из тебя что-то выходит, но без всех этих горловых судорог, ну и вкуса, слава Богу, не ощущается. Сблевал я какой-то серой жижей, на вид склизкой и противной даже более, чем окружающая меня мерзотина. К тому же я промахнулся мимо очка и всё это размазалось по бетону. Уборщица переключила внимание на меня и отчаянно заругалась. Я и сам понимал, что надо бы поаккуратнее, но ничего не мог поделать: серая масса подступала к горлу и я вываливал её снова и снова, пока она, наконец, не кончилась.

Проснулся я с чувством странного облегчения – как будто и в самом деле избавился от какой-то дряни.

) Собирался записать ещё утром, но не успел: «закрутился с делами» (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments