Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Нечто на экономическую тему. Часть 2

Продолжение. Начало см. здесь.

2. СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ СИТУАЦИЯ

Сразу дисклеймер: я описываю не свои представления о законном и правильном, а то, что российское (прежде всего – русское) общество считает справедливым и правильным.

Здесь со мной можно спорить, ссылаясь на мою некомпетентность, недостаточность статистической выборки, московскую прописку, незнание настоящей жизни и так далее. Но я намерен говорить о своих представлениях, и не думаю, что они «в корне неверны». В конце концов, я тут живу, людей слушаю, и сам не дурак.

Так вот, по моим наблюдениям, сейчас общественный консенсус по собственности выглядит приблизительно так.

ГОССОБСТВЕННОСТЬ

Непопулярна: считается, что всё государственное давно превратилось в кормушку для чиновников или просто разворовано.

Тем не менее, существует устойчивое мнение, что определённые отрасли должны находиться в госсобственности (или, как минимум, под государственными контролем). Это относится к «государствообразущим отраслям»: оборонка – транспорт (от трубопроводного до космического) – традиционная энергетика (нефть/газ). Четвёртой обычно называют атомную отрасль, как промежуточную между оборонкой и энергетикой.

При этом отношение к этим отраслям – не то, что «всё тут должно быть государственным» (никто ничего не имеет, скажем, против частных авиакомпаний), а, скорее, «чтобы у государства это обязательно было».

ПРИВАТИЗИРОВАННАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Крупная приватизированная советская собственность, прежде всего нефтянка, металлургия и прочее, ранее находившаяся в госсобственности.

Считается «воровской и незаконной». Главные претензии –
1. способ приобретения (который все считают не просто незаконным, а ОСКОРБИТЕЛЬНЫМ),
2. а также крайне неудачное (с точки зрения общественного блага) распоряжение. «Доят досуха, рабочим не платят, яхты себе покупают и в Лондоне дворцы, а в страну не вкладывают».

Интересно, что такое отношение отчасти разделяют и сами приватизаторы – почему и заняты бесконечным переделом активов, а в сами активы вкладываются «ну очень неохотно».

При этом, однако, идеи национализации или реприватизации тоже непопулярны. Переделов приватизированной собственности уже насмотрелись, а передача заводов-газет-пароходов от одних жуликов и воров к другим жуликам и ворам, да ещё с потерями, все воспринимают как совершенно бессмысленное занятие. Что касается национализации, то см. выше – к госсобственности отношение скептическое, как к чиновничьей кормушке, а чиновников ненавидят не меньше, чем «абрамовичей». Короче, классическое «и терпеть такое нельзя, и что с этим делать – непонятно» [1].

Мелкая приватизированная собственность, ранее находившаяся во владении граждан – прежде всего квартиры, дома и прочее.

Считается абсолютно законной, нажитой праведным трудом. Во всех ситуациях, когда законность приватизации какого-нибудь домика начинают оспариваться государством, общественное мнение становится на сторону владельцев домика. Достаточно вспомнить скандал вокруг «Речника».

Мелкая приватизированная собственность, ранее находившаяся во владении государства – например, часть жилищного фонда, всякие «свечные заводики» и т.п.

Считается приемлемой: никто не хочет раскулачивать владельцев ресторанчиков, одёжных лавок или лесопилок. Претензии к конкретным владельцем есть, и их очень много – но не к самому праву владеть той же лесопилкой, а методами её приобретения, криминальными или коррупционными («пришли люди, отжали бизнес»).

СОБСТВЕННОСТЬ, СОЗДАННАЯ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 20 ЛЕТ

Крупная собственность – прежде всего банки, торговые сети, компании сотовой связи e tutti frutti.

Отношение я бы назвал терпимым. Родового клейма криминального приобретения на этой собственности нет, а разборки между владельцами воспринимаются как «споры хозяйствующих субъектов». Кроме того, эти бизнесы считаются социально-полезными. Все, в общем, понимают, что владельцы «ВымпелКома» наверное, где-то что-то нарушали, но никто особенно не жаждет отнять и поделить Билайн. Зачем? «Хорошая вещь мобильник».

Исключение – собственность, отжатая прокурорами-чекистами-ментами (или с их помощью). Этих все ненавидят люто, пожалуй, даже больше, чем «прихватизаторов». Те, конечно, изнасиловали общество в извращённой форме, но хотя бы один раз, а эти пихают шваброй постоянно. На фоне их подвигов тот же Ходорковский в глазах общественности стал если не невинной овечкой, то уж точно жертвой беспредела.

Раздражает, но меньше, собственность этнических группировок. Именно меньше: все вроде бы знают, что «азеры и армяне полмосквы скупили», но что конкретно им принадлежит – это так сходу неясно. К тому же "у них шашлык и шаурма", "что же мы кушать будем". Поскольку массовая русская кухня уничтожена, это работает.

Мелкая неприватизированная собственность – «бензоколонки и парикмахерские».

К этим – никаких вопросов, «трудящиеся люди, вкалывают». То есть вопросы по конкретным владельцам, как всегда, есть: «лесопилку отжали», «магазин отняли». Но в целом – именно так: хорошие полезные люди, нам бы всем так устроиться.

Примечания.

[1] Покойный Цимбурский любил объяснять политические реалии через мифологические сюжеты. Так вот, российская ситуация с приватизацией – это миф о незаживающей ране. Забегая вперёд: такие раны лечатся только тем оружием, которым они нанесены. В троянском цикле, например, это «рана Телефа» - которую можно было исцелить только ржавчина с копья, которым его ранил Агамемнон. Для этого, правда, Агамемнона пришлось шантажировать жизнью его ребёнка.


) продолжение, естественно, следует (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →