Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Простое, понятное описание

"Про это" я писал довольно много и в разных местах, но в качестве букваря - очень хороший постинг:

Оригинал взят у salery в Границы системы
На днях стало известно, что Путин, снизойдя, наконец, до «бандерлогов», соизволил побеседовать с их представителями. Отобранные им для того фигуры (Быков и Акунин) - весьма характерны. Привычно слышать о «системной» и «несистемной» оппозиции. Только «системность» понимается как-то очень узко (занимает в данный момент человек какое-либо «кресло» или нет). Действительно, последние год-полтора отмечены стихийной активизацией несистемного элемента, только среда, претендующая на его возглавление и выражение его взглядов – почти сплошь «системна» (уж не говоря о том, что бывших бонз того же режима немцовых-касьяновых странно полагать менее «системными», чем мироновых-зюгановых).

У нас людям свойственно считать себя (или других) либералами, националистами, традиционалистами, демократами, социалистами и т.д. и придавать этому какое-то существенное значение, и за этими искренне мыслимыми различиями как-то совершенно теряется главное – понятие о «системности\несистемности» вплоть до полного отрицания существования этой самой системы. Особенно людям, выросшим в ней, и с детства ничего другого не знавших, она кажется настолько естественной, что как бы вовсе не существует, а в качестве базовых представлялись различия между, скажем ленинизмом-троцкизмом-сталинизмом, между диссидентами и брежневской властью, между «еврейской» и «русской» партиями и т.д.

Между тем внутри каждой из этих «групп по интересам» (либералов, националистов и др.) имеются как системные, так и несистемные элементы. Внутри самих групп все считаются «своими», и этому не придается большого значения. Но сама система - «умнее» и прекрасно отличает своих от чужих, придавая первостепенное значение именно этому, и беря из каждой группы только тех, кто ей неантагонистичен. Собственно самым очевидным свидетельством ее существования является то, что, несмотря на «перестройки» до сих пор НИКТО из «несистемных» не занимал и не занимает в ней сколько-нибудь значимого положения. «Системность»-то на практике всегда важнее, и видеть ее границы важно для того, чтобы адекватно представлять себе состояние момента и направление движения.

Дело не в поведении человека (выражает ли он достаточную лояльность конкретным лицам во власти), а в базовой сущности его взглядов, которые либо приемлемы, либо нет. За пределами нашей системы – весь мир со своими противостояниями, но она достаточно специфична. Системно у нас все, что «родом из Октября», а вне системы находятся только те, кто в принципе отвергает СовВласть во всем ее многообразии. Поэтому при самых расцветах «демократического правления» наверху обильно мелькали гайдары-кириенки, но невозможно было представить себе там какого-нибудь Подрабинека, Буковского или представителей старой антисоветской эмиграции (хотя кое-кто из последних наивно рвался «помогать» и даже рассчитывал занять какую-то должность). Даже в виде бутафории это не прошло (можно было для виду посадить на витрину «иностранного специалиста» или видного диссидента-антисоветчика). В отличие от Вост.Европы и Прибалтики, где система реально сменилась.

Невозможно представить себе это и сейчас. Самым крутым либералом у нас почитался советник президента Илларионов. Был ли он, однако, сколько-то «антисистемен»? Ни в коей мере: больше НЭПа – меньше НЭПа… только и всего. И не мог быть. Режим, при котором возможно появление на постах такого уровня «несистемного» человека – это уже несколько другой режим. Не являются в этом смысле антагонистами Путина ни некогда вытащивший его Березовский, ни посаженный им Ходорковский (как не был антагонистом Сталина Троцкий). Антисистемность определяется не ожесточенностью вражды (внутривидовая всегда отличается большим накалом), а принципиальным отличием политической основы.

Никто, кстати, не обречен на «системность», люди могут действительно менять взгляды – или не иметь их вовсе. Характерно, что нынешняя несистемность связана не столько с отторжением от Совка, сколько с непричастностью ему. Эти люди чужды ему просто в силу того, что они для него «посторонние». Поскольку же с каждым годом в силу демографических причин «несистемных» людей становится все больше, а «системных» - меньше, наша специфическая система вполне себе «конечна».


Только одно замечание и одна поправка.

Замечание: выражение "родом из Октября" нужно понимать буквально. Вся наша элита - это потомки (в самом прямом смысле) советской элиты. Критерии принадлежности к каковой непросты и достаточно запутаны. Кое-что я написал в тексте про "талантливых", но там описывался только один сегмент, а вообще-то "всё сложнее". Но вот с чем это дело никак не связано - так это с убеждениями. Какой-нибудь сетевой сталинист с портретом Верховного на стенке, с их точки зрения - холоп и быдляк, а вот знатный либерал, ссылающийся на сетевого сталиниста как на доказательство того, что "народ надо держать в узде, или они Сталина призовут" - советский аристократ, белая кость системы.

И поправка. Поскольку советская власть у нас не кончилась и кончаться не собирается, "системные" прекраснейшим образом воспроизводятся, и это может продолжаться столетиями.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →