Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Русофобия как стокгольмский синдром

Оригинал взят у vici в Русофобия как стокгольмский синдром
Репортаж из школы в которой директор и учителя включились в веселую игру - унизь русского ребенка.

Вздыхает директор - Светлана Фомичева. — Но меня больше травмируют проб­лемы не с этими, а с нашими. Ты дойди до остановки и попробуй не встретить пьяного и не услышать мат. Таджики хоть работают...


— У нас в первом классе есть русская девочка, которую пьющая мама родила в 15 лет. Так эта девочка за месяц не выучила, как буква «А» пишется, — жалуется Фомичева...

А Вот девочка из Пакистана, поступила в медицинский колледж, — знакомит она меня с очередной чернобровой-черноглазой...


Многие из русских — дети алкоголиков, совершенно неразвитые...


Кажется, что она относится к воспитанию детей из ближнего зарубежья как к своей социальной миссии и отдает им предпочтение перед русскими...


— А какой менталитет у мальчиков из Средней Азии!.. — мечтательно добавляет замдиректора. — Я иду с двумя книжками — они сразу бросаются: «Вам помочь? Вас проводить?»...


— Они жутко расстраиваются, когда им ставят тройки и даже четверки. Ведь им здесь нужно закрепиться, — говорит учительница «смешанного» начального класса Татьяна Нагиева...


Вон в одном классе у нас за диктант три двойки — и все у русских...


К примеру, в средне­азиатских языках нет слова «вы», они начинают обращаться к учителям на «ты» — те визжат. Я объясняю: вы не ругайте ребенка, он же не понимает, объясните, как правильно. Некоторые педагоги уходили. Потом возвращались в ШРЯ: группа маленькая, зарплата на 20% больше...


Уроков русского языка у детей 38 часов в неделю. Их также обучают петь русские песни и танцевать. Это примерно то же самое, чему наших малышей учат в группах детского сада, в духе «танца маленьких утят». Но с этими детьми никто не занимался, они росли на рынках. Теперь с каждым из них индивидуально работает логопед.

— Родители удивляются, жестами спрашивают, сколько стоит, и не могут понять, что бесплатно, — шепчет мне директор школы Светлана Фомичева...


Ребенка-иностранца здесь могут принять в любое время в любой класс. Даже в девятый...


Спрашиваю, как пройти к метро, у двух парней лет семнадцати кавказской наружности. Один из них прощается с девушкой явно младше себя.

— Э-э, давай с нами, мы тебя проводим, — говорит он уже мне. — А ты где живешь-то? В Бутово? Оставайся у меня, я завтра на машине тебя в Бутово отвезу!

Я пытаюсь отделаться от заманчивых предложений и рассказов о дяде с внедо­рожником и вдруг соображаю, что говорю со школьниками.

— Вы в этой школе учитесь?

— Ну да, в одиннадцатом классе.

— И что, бывают у вас конфликты на межнациональной почве?

— Раньше были. Теперь нет. Теперь мы в одиннадцатом классе. Просто теперь мы эту школу контролируем. Слюшай, должен же быть кто-то в школе хозяином, да?

— Я думала, что хозяин школы — директор.

— Да мы ее раз в год на линейке видим! Директор! Что такое директор? А у меня травмат есть.
http://rusrep.ru/article/2012/01/18/school/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →