Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О различении добра и зла

«Наши люди» - ну, в смысле, «подсоветские русские» - не то чтобы злы, а не различают добро и зло. Что является главной и основной причиной всех их бед и несчастий. Об это место они бьются лбами и локтями, об это место они убиваются, пьют, болеют и проклинают маму, их родившую. И, главное, совершенно не понимают, «за что им такое».

Если кто-нибудь думает, что это я о чём-то очень абстрактном, это он сильно ошибается. Речь идёт об очень конкретных вещах.

Ну например. «Наш человек», сталкиваясь с ситуацией, когда ему где-то в чём-то уступают (пропускают вперёд, дают отовариться в первую очередь, выполняют просьбу и так далее), очень часто не может разобрать, что это такое было – честность и великодушие, или глупость и слабость, или расчёт и манипуляция. Этого просто не видят – глазки-то слепенькие.

Понятное дело, дрянные людишки в таких случаях сразу думают, что напоролись на лоха и слабака, и принимаются его радостно чморить и всячески эксплуатировать. «Вот спасибо, мужик, ты меня пропустил – спасибо, душа, дай рубль, спасибки, зайду-переночую, пасип, за пивом сбегай, одолжи тридцать тыр, тридцать, говорю, мне нужно завтра, да ты чё бля тут». В девяти случаях из десяти они оказываются правы: перед ними действительно слабачок, который угождает из страха перед другими. На десятый раз они со своими заходцами натыкаются на человека не слабого, а благородного или хорошо воспитанного, который сделал им любезность «из чувства долга и справедливости», а после первого же заходца чувствует себя оскорблёным в лучших чувствах и охамевшее дрянцо как-нибудь наказывает. Дрянцо отползает, потираючи ушибы, но ничего не поняв, а просто недоумевая, почему вдруг этот лох взбрыкнул: другие ж не брыкались, а покорно подставляли шею. Обычно дрянцо приходит к выводу, что это какой-то неправильный лох: больной, наверное. И ждёт, пока попадётся другой лох, хороший [1].

Так называемые «хорошие» люди, наоборот, принимают каждую любезность за проявление выдающихся душевных качеств. Любая мелкая любезность, услуга, просто улыбочка или ласковое словцо сразу покоряют «хорошего» человечка, он становится податливым и чувствует себя «премногим обязанным». Если услугу или любезность оказал человек благородный, плохих последствий не будет (если только чувствующий себя «премного обязанным» не начнёт надоедать своему благодетелю, что случается довольно часто). Если он попадётся на такого же, как он сам, будет много бессмысленной возни и взаимных реверансов, пока не разойдутся. Но можно напороться на какого-нибудь манипулятора – скорее всего, «восточного человека», эти люди хорошо владеют лестью – пиши-пропало, он скоро своему благодетелю будет и за пивом, и переночевать, и в долг, и тридцать тыр, и ноги мыть и воду пить. При этом не факт, что манипулятор сильно превосходит манипулируемых. Он может быть обычным наглым дураком, его просто научили (чаще всего родители или родственники, из родного аула) нескольким простейшим приёмам. Работает он механически, на уровне «стимул – реакция». Но для слепеньких и этого достаточно. Скажем, глупёзая недоласканная баба натыкается на чернобрового чурека, который умеет страстно мычать «лублу» и не скупиться на слова «у меня бызнэс, всё тэбэ куплу». Быть ей отыметой, использованной и запомоенной.

Иногда хамло натыкается на манипулятора. Чаще всего они быстро опознают друг друга по запаху и разбегаются – как хорёк с лисой. Но бывает, что и зацепляются друг за друга, «получается смешно».

Это, однако, всё лирика. В центре всей системы стоит слепенький человечек, которому сделали небольшое (или большое) добро, а он просто не понимает – то ли его испугались, то ли хотят облапошить, то ли кто-то добрый и сильный его, дурного и слабого, пожалел. И, соответственно, не знает – то ли брезгливо отстраниться, то ли требовать добавки (или просто пожалеть в ответ), то ли от души поблагодарить и «больше не приставать».

[1] Существует также особенно трогательная разновидность «простодушных лююдей», которые хорошее к себе отношение воспринимают как должное - то есть, буквально, как добровольное признание со стороны другого человека, что он простодушному товарищу что-то должен. Логика тут простая: сделал мне добро – значит, признал какую-то свою вину или косяк, ведь добро делают только за этим. А что я не знаю, в чём он передо мной виноват – значит, скрывает, сука, боится признаться. «Муж шубу подарил – значит, бабу на стороне завёл, изменщик, сволочь». И опять же: в каком-то проценте случаев такая логика работает: внезапная шуба (или просто повышенная внимательность и ласковость) может иметь причиной интрижку. Но когда абсолютно все проявления доброжелательности воспринимаются в этом ключе - это уже - - -


)(
Tags: психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →