Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

"Жизнь стала пуста"

Есть такая поговорка – «голодной куме всё хлеб на уме». Типа – голодный думает только о еде, физиологические потребности первичны, пирамида Маслоу и всё такое. И наоборот – если у человека все мысли о еде и всё время слюньки по подбородку текут, значит, он не удовлетворён желудочно или у него глисты.

На самом деле всё интереснее.

Потребность (психологическая, но отчасти и физиологическая) в еде сильно зависит от состояния духа. Если у человека имеется постоянный источник эндорфинов, человек может «воздухом питаться». Физически он голоден, да вот позавтракать забыл, а про обед вспомнил за ужином. Например, учёный, занятый решением по-настоящему сложной проблемы, когда длинная мысль тащится через голову несколько дней подряд. «А, чёрт, надо ж было поесть… чёрт, да всё-таки нарушается тут симметрия или всё-таки не нарушается…».

Или вот к примеру – влюблённость. «Девка по парню СОХНЕТ» - очень точное описание. Ещё бы не сохнуть (в смысле - не тощать), когда все мысли «о Нём». Ах какой Он прекрасный, Он на меня так посмотрел, ах, у него такие руки, такие усики… А тут маманя суп притаранила. Сууууп. Борщ, к примеру. Фи, какая пошлость!

Впрочем, так же действует и сильное горе, когда тоже кусок в рот не лезет. Тогда тоже как-то жрать не хочется. Потому что горе заполняет человека целиком. Когда света белого не видишь, потому что обожаемая девушка уехала в Майкоп, не попрощавшись… А тут постылая супруга котлет навертела. Говяжих, допустим. Котлеееет. Тьфу, да подавись ты своими котлетами, гнида, ты мне жизнь изломала.

А вот ситуация, когда еда (обычно вместе с алкоголем, но можно и вместо алкоголя, «так тоже бывает») становится главным источником радостей жизни – это ситуация очень особенная.

Понятно, что счастьем тут и не пахнет. Горем – вот таким чёрным-мёртвым– тоже. Скорее, это описывается словами «жизнь стала пуста». Когда ушла или утратилась не какая-то дорогая вещь или человек (пусть даже безумно дорогой и очень близкий), а какая-то твоя собственная возможность. Мог (или чувствуешь, что «должен мочь») – а нету. Ушло.

Это может быть что-то физическое – скажем, увечье. Думаю, евнухи разъедаются не только по физиологическим причинам. Да и жирных калек многим видеть приходилось.

Но чаще всё-таки это увечье моральное. «Перестал себя уважать». Скажем, за какую-нибудь подлость. Эта странная связь подлости и обжорства, кстати, замечена классиками. У Брехта в «Жизни Галилея» главный герой в конце пьесы постоянно жуёт. И тем же приёмом пользуется Милош Форман в «Амадеусе»: Сальери всё время связывается в кадре именно с едой. 

Хотя на практике обычно до "уровня Сальери" - то есть осознанного злодейства - не доходит. Просто - человек один раз испугался и сделал какую-нибудь гадость, даже не гадость – глупость, в результате которой получилась гадость. «Не подумавши ляпнул», «дурак был». А получилось – чёрт-те что. 

И вот это самое чёрт-те что приходится ЗАЕДАТЬ. Иногда - всю оставшуюся. Как герой набоковского "Подлеца", который испугался дуэли, сбежал, и - "как только закрылась дверь, обеими руками схватил хлеб, засопел, сразу измазал пальцы и подбородок в сале и стал жадно жевать".

Дисклеймер для одарённых: нет, я не хочу сказать, что всякое желание заточить кабанчика порочно, что много есть безнравственно, и так далее. Да боже ж мой, не мне такое говорить. Есть ведь "свойства телесной конституции", которые крайне сложно обойти. Бывают люди "вечно голодные" (и не обязательно толстые, конечно).

Я говорю только об одной конкретной ситуации, когда еда и питьё становятся главными (а то и единственными) удовольствием в жизни.

)(
Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →