Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О свободе слова

Читаю вот такой крик души:

Оригинал взят у beth4ever в Культурно

Когда я слышу слово "цензура", мне вспоминается наша учительница литературы. Ее так возмущали жандармы, ссылки и прочие культурные злодеяния царских времен, как будто Бенкендорф чем-то обидел ее лично. Кроме этого, школьного пласта информации, вспоминаются истории из советских времен. Фильмы, лежащие на полках, книги, ценные лишь тем, что они запрещены, и книги, запрещенные совершенно непонятно почему, репрессии и так далее.

Думаю, не у одной меня слово "цензура" вызывает едва ли не инстинктивное отторжение, так что на любом оппозиционном митинге просто обязан быть плакат "Долой политическую цензуру!"

Проблема в том, что люди хотят цензуры. А партии ее им обещают. Ведь тасовка книг и фильмов, это самое простое, что может сделать политик. Это тебе не справедливый суд создавать.

Вот, например, программа партии "Правое дело"
"Мы выступаем против насаждения любой идеологии или религиозного культа, осуждаем преступления коммунистического режима, требуем полного открытия архивов советской эпохи, реабилитации всех жертв произвола и создания действенного механизма защиты от любых рецидивов культа личности".
Тут все довольно скромно, но представьте, что партия приходит к власти. Как она реализует свое осуждение?

Программа партии "Яблоко". Тут все конкретно:
"Мы считаем необходимым:
признать на государственном уровне нелегитимность насильственной смены власти в России в 1917 году, восстановить историческую и юридическую преемственность Российского государства, прерванную роспуском в 1918 году  чредительного Собрания;
установить ответственность за оправдание и пропаганду государственного террора, за отрицание или оправдание сталинских и большевистских репрессий;
принять комплексную государственную программу преодоления советского тоталитарного прошлого".

А кто у нас самые борцы за культуру? Конечно, ЛДПР:
"Почему сокращается рождаемость? Постоянные войны, убийства, революции — все это в полном объеме и часто чрезмерно показывается в средствах массовой информации.
Это настоящая АНТИ-пропаганда, которая вовсе не способствует желанию иметь детей. Вычистить эту "телевизионную порнографию" со средств массового вещания!
Убрать рекламу с государственных каналов телевидения. Для коммерческих каналов создать Общественный совет по запрету нравственного и духовного разложения молодого поколения. Пошлость, разврат должны уйти с экранов. Закрыть порнографические сайты в Интернете, несущие смятение и разврат в головы граждан и уводящие их от реальной действительности".


КПРФ, она как "Яблоко", только наоборот:
"— оградить общество от пропаганды пошлости и цинизма в СМИ, осуществить доступ в государственные средства массовой информации всех политических сил, действующих в рамках закона, прекратить очернение российской и советской истории".

"Справедливая Россия" тоже хороша:
"Будет создан Общественный совет по телевидению с правом контроля за соблюдением этических норм в телепрограммах и фильмах открытого вещания".

И только ЕР в своей программе гуманно призывает к мультикультурализму, сохранению многообразия и обещает интернет в каждом доме. Но кто ж им поверит.


Самое смешное, что национал-демократы - это единственная внятная политическая сила, которая может себе позволить роскошь ратовать за свободу слова как таковую. С естественными поправками на несколько классических ситуаций, типа заведомого обмана в рекламе - "это лекарство лечит рак любой степени" - или, наоборот, некоторых особо опасных секретов типа "атомная бомба на коленке делается вот так". Но все эти ситуации давно и хорошо исследованы и к идеологии и морали отношения не имеют. А так - пусть все пишут, пусть оправдывают сталинский террор или осуждают его, пусть хвалят Власова или ругают Власова, и даже разврат пусть проповедуют, а также и против разврата. И русофобию свою тоже пусть пишут, лишь бы не мешали нам отвечать.

Собственно, все мечтания о цензуре, характерные для патриотов девяностых, были связаны с той непривычной ситуацией, когда цензура была передана в частные руки. Всякие хари по телевизору глумились над русскими, а русских в ящик просто не пускали. При этом все верили, что это делает не государство, а частные лица. "Нам же сказали, что это частные компании". И управу на них искали именно у государства. "Запретите им". Государство же глумливо усмехалось и ещё сильнее разгуливало резвящихся товарищей. "Ещё отсыпьте кредитов НТВ".

Поэтому я сам, когда, к примеру, то же самое НТВ пожелало уже "быть владычицей морскою" и путинские власти их прижбулили, я написал по этому поводу вот что. И, собственно, если вообще уповать на цензуру, ничего другого написать было и невозможно.

Теперь я думаю, что был неправ - не потому, что обидел "уникальный творческий коллектив" (моё отношение к нему не сильно изменилось), а потому, что убедился на практике: в чьих бы руках не оказался контроль за машиной пропаганды, пока она одна, она будет использоваться в наихудших из возможных целей. Причём, что характерно, это не только в интересах использующих, но и в интересах самой же машины, потому что ей так проще и удобнее работать, да и эффект очевиднее и заметнее.

Спасение только в том, чтобы машин было несколько. И чтобы у русских была своя машина, совсем своя. "РусТВ", так сказать. Этого вполне достаточно.

Что касается наших, так сказать, оппонентов... они не просто "имеют право быть", но и, вообще говоря, необходимы. Условный "шендерович" очень неприятен, но в перспективе без него никак, хотя бы для того, чтобы было против кого работать. Советская пропагандистская машина превратилась в убогое посмешище именно потому, что боролась с противником, который не мог отвечать. А когда смог, тут-то всё и - - -

)(
Tags: демократия, свобода слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments