Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

И ещё раз о талантливых

Недавно меня спросили, в чём разница между человеком обыкновенным и талантливым. Ну, в смысле, талантливым, ну вы поняли, ага-ага.

Я было начал объяснять, но меня прервали. Дескать, про происхождение, социальный капитал и особое отношение государства к талантливым мы как бы знаем. «Но ведь они и вправду талантливы, Костя, вот в чём штука!» Какие-то они особенные, даже помимо всех своих происхожденческих регалий. Что-то такое они знают и умеют волшебное, чего мы и понять-то не можем. По жизни, в смысле, знают.

В общем-то, я понимал, о чём речь, но во время разговора подходящий пример не пришёл мне на ум. А вот почитал я вчерась фейсбук одного высокоодарённого юноши средних лет, и пример сам напросился.

Вот представьте себе человека, у которого имеется известное количество слабостей, несколько смешных и вредных привычек, парочка пороков, ну и какой-нибудь мозговой загиб скверного свойства. Скажем, не любит мыться, сушит носки на батарее, не умеет пить, но очень любит выпить, в нетрезвом состоянии начинает рассказывать о своих друзьях и знакомых всё, что знает, щедро при привирая, и в довершении ко всему страдает бытовой клептоманией, то есть может «незаметно для себя» прихватить с чужого стола ручку или расчёску. На чём регулярно палится. Короче, красàва.

Что будет делать неталантливый человек, обременённый этаким букетом прекрасных свойств и за собой это знающий?

Если он простой честный мужик, он соберёт волю в кулак и начнёт всё это в себе искоренять и с этим бороться. Заведёт привычку «через не могу» мыться хотя бы раз в день, грязные носки класть в бельевую корзину, от рюмочки отказываться, позывы что-нибудь «прихватить» - давить. Короче, «исправляться».

Если исправиться не получится (или мужик не настолько простой и честный), он, по крайней мере, постарается всё это как-то скрыть. Домой к себе никого не приглашать (там пахнет), прыскаться парфюмом, выпивать только с проверенными людьми, натыренные ручки и расчёски быстро прятать, а не держать в руках, и потом по возможности класть на место. И всё такое.

Но если человек талантливый, он будет относиться ко всему этому совершенно иначе. Не как к пассиву, а как к активу.

Прежде всего, он не будет ничего скрывать. И даже наоборот – всем всё про себя расскажет, ещё и блог заведёт, да не один, посвящённый в основном своим порокам. И про мытьё напишет, и про выпивку, и про клептоманию. Более того, привирая и преувеличивая. Вот только рассказывать он об этом будет так, что симпатии слушателя будут с неумолимостью падающего домкрата склоняться к рассказчику. К этому вонючему, лживому, пьющему воришке.

Для начала он сочинит историю про то, что в детском саду у него была садистка-воспиталка, страшная русская баба, ненавидевшая талантливых детей с курчавыми волосёнками и печальными глазами. Которая в качестве наказания заставляла талантливых детей мыть руки - мочалкой, холодной водой, часами, до цыпок и стёртой в кровь кожи. Причём терзала она таким способом только их, нежных, талантливых, а тугощёкие вовки и ленки ходили у неё в любимчиках. И постоянно орала на талантливых, что от них воняет, что от них пахнет, то есть воняет, что у них запах, ну в смысле как у нации, запах, да. Вот прямо так и говорила, всё время, всё время, и всё заставляла руки мыть, руки, руки, до цыпок, до боли, до мяса. Так что после таких издевательств самый вид мочалки вызывает у него ужас, влезть под душ – как в Освенцим съездить, и после этой страшной процедуры он может прийти в себя, только занюхнув собственного носочка. Правда, он теперь взрослый человек, носки он, конечно, не нюхает, переборол в себе эту привычку (об этом он будет рассказывать с мужественной гордостью). Но, конечно, травма осталась на всю жизнь, «вы же понимаете». Под этот рассказец он поимеет сколько-то вполне годных женщин средних лет с нерастраченной нежностью в сердце, которым захочется отмыть и обогреть бедного мальчика.

Водку и пьяное враньё он тоже обоснует, но более сложно и интересно. Будет и про отца, талантливейшего художника-театрала, тонкого ценителя хорошего вина, который был ну просто вынужден пить со всякой сволотой, свиномордыми хамами, от которых зависело распределение заказов. «Он приходил домой синий, шатающийся, аккуратно снимал пальто и ботинки, извинялся перед матерью и шёл блевать». Рассиропит и про то, как первый раз выпил сам, от какой-нибудь типично юношеской горести: ну, типа, тугощёкая ленка-блядь, всем давала, а ему не дала – из-за талантливости, книжности и нетугощёкости. «Из книжек я знал, что в таких случаях полагается выпить водки. Дома водки не было, только коньяк, но в тех же книжек было написано, что коньяк в таких случаях неуместен. Я позвонил Олегу и объяснил ситуацию. Как ни странно, он меня понял, и через полчаса я, давясь и икая, проглотил первые в жизни пятьдесят. В животе стало жарко, а потом я осилил ещё пятьдесят и ещё пятьдесят, и подумал, что меня сейчас вырвет, но вместо этого из меня полились слова. Я рассказывал про нашу с ленкой любовь, и о её чудовищной измене – всё это сочинялось само, текло из меня, как у Бабеля с его рассказом про армянского мальчика…» Дальше как-то так само собой выяснится, что наш воришка – в сущности говоря, несостоявшийся писатель, его пьяные россказни – это судороги перегоревшего, умершего дара, а что про разных людей «сочиняет всякое», так это ж душа, душа. В результате он выпишет себе что-то вроде права распространять любую информацию, не неся за это никакой ответственности, даже символической. «Рюмочку принял, сочинил фигню, стыдно, конечно, ну вы ж меня знаете». И - усталая, кривая улыбка человека, так великодушно прощающего ближним их злую нетерпимость.

Что касается клептомании, тут наш герой не ограничится просто рассказами о душевных травмах, а организует общество анонимных клептоманов, с целью социализации. Сначала виртуальное, в фейбсуке и контактике, потом и в реале. А поскольку он талантливый, то через небольшое время общество «ну так как-то так само собой» получит какую-то известность, с кем-то наш герой спишется-свяжется-сконнектится, его пригласят на телевидение, и к Дуне, и к Ксюше, а вот он уже летит в Италию на конференцию социализирующихся девиантов. Разумеется, за счёт принимающей стороны. Там он сопрёт несколько ручек и календарей и заведёт новые полезные знакомства, благо, английский он знает с детства, так как талантливых детей измлада учат языкам и вообще всякому полезному гуманитарному, пока крепкощёкие ваньки на физкультуре потеют.

А почему у него всё так ловко выходит? Потому что талаааантливый. Позитивный то есть, солнечный человек. Который принимает себя таким, какой он есть, и другим умеет себя продать.

И полюбят его чёрненьким - вонюченьким, пьяненьким, ворливым, егозливым и пизюлявым. Полюбят, полюююбят, куды ж денутся, ехехеханьки.

Вот ЭТО-ТО и - - -

)(
Tags: методология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 133 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →