Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Из кого могут состоять русские национальные организации. Занудно и банально

На предыдущее мне написали:

Стоп-стоп, Константин Анатольевич,со всем уважением - Вы крайне неудачный пример привели.

Вы тут пишете:

«Организация определяется не тем, из кого они состоят, а тем, чьи интересы выражает. Например, «женская организация» - это не организация, состоящая исключительно из женщин, а организация, отстаивающая права женщин. Поэтому в «женской организации» может состоять и мужчина (что ему там понадобилось – другой вопрос). Точно так же, «партия крестьян» может не то что принять, а и возглавляться каким-нибудь историком-социологом, который если что и выращивал, так это фикус на подоконнике. Что не мешает ему быть специалистом в данной области и отстаивать интересы крестьян вполне успешно. ==

Логически данные примеры развиваются не в направлении "не только националистов защищаем", а в направлении "и не русский может входить в/возглавлять русскую национальную организацию"».


Что ж, давайте и в этот вопрос внесём полную ясность. Извините, будет занудно и банально, но иначе тут никак.

КТО МОЖЕТ БЫТЬ РУССКИМ НАЦИОНАЛИСТОМ?

Националист (русский, еврейский, латышский, любой другой) – это человек, разделяющий идеологию русского, еврейского, латышского или какого-то другого национализма. С точки зрения чисто формальной, его собственное происхождение при этом значения не имеет.

Может ли такой человек входить в национальную организацию того или иного народа? Да, может. Разделяет программу, платит взносы, участвует в борьбе – какие к нему претензии?

Может ли он руководить этой организацией или хотя бы участвовать в руководстве? Да, в общем, «формально ничто не мешает этому».

Были ли тому исторические примеры? Да, были. К примеру, лорд Байрон входил в руководство филэллинов, хорватскую Партию Права одно время возглавлял-таки Йосип Франк, да и Владимир Андреевич Грингмут, вождь русских черносотенцев, по роду своему был чистый немец, да ещё и лютор, принявший русское подданство и православие уже в зрелую пору жизни.

Однако же. Будем ли мы – здесь и сейчас – считать организацию, состоящую, скажем, из узбеков, цыган и талышей, возглавляемую пламенным русским националистом курдского, допустим, происхождения, такой же русской организацией, как, скажем, РОНС, РОД или ДПНИ?

Думаю, все ответят – «естественно, нет». Некоторые к тому же добавят – «да и ко всем вашим РОДам и ДПНям у нас есть претензии, ибо там все жыды, провокаторы и мутные типы». Но даже эти вряд ли скажут – «лучше уж курды с узбеками». А те, которые скажут, вряд ли найдут понимание у соратников.

Но почему, собственно? Может, тому виной примитивный шовинизм и непонимание разницы между происхождением и убеждениями? Ну в самом деле, отчего бы узбекам, цыганам и талышам не вписаться за русских? Почему бы курду не возглавить их – может, он великий вождь? Что смущает-то?

Давайте же, наконец, об этом поговорим.

О ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВЕ ИНТЕРЕСОВ

Вернёмся к тому примеру, с которого мы начинали – о женской организации. Да, в женской организации может состоять мужчина. Один, другой, третий. Однако современная женская организация, в которой «в основном мужики» (а женщины - только секретарши и курьеры) – курьёз, который долго не просуществует.

Почему? Да просто потому, что такой организации не будут верить. Её имидж в глазах общества – а для общественной организации это первый вопрос – будет ниже плинтуса.

Связано это с самым банальным обстоятельством. Когда кто-то заявляет, что он отстаивает чьи-то чужие интересы, люди обычно смотрят, а как к этому относится те, чьи интересы собираются отстаивать. Если они сами не принимают участие в этом важнейшем для них деле – значит, они или не имеют тех интересов, которые им приписывают посторонние дяди, или не хотят, чтобы именно эти дяди их интересы отстаивали. В обоих случаях дяди идут в баню как не вызывающие доверия.

Поэтому сам факт присутствия тех, чьи интересы отстаиваются, среди защитников этих интересов, крайне важен. Отстаиваем права и интересы женщин – в организации должны быть женщины. Желательно такие, по которым видно, что их права и в самом деле нарушались (если там будет заседать табун гламурных тёлочек, увешанных брюликами, этого не поймут-с). Но в любом случае - женщины должны составлять в такой организации явное и очевидное большинство. Потому что если в рядах защитников интересов нет самих защищаемых или их мало – значит, лавочка сомнительная и жульническая. «Вы неправильные пчёлы и делаете неправильный мёд».

Бывают, правда, ситуации, когда защищаемые или не могут присутствовать среди своих защитников, или не осознают свои интересы, или, наконец, не способны их защитить.

Например, «Общество помощи пожизненно заключённым» не включает в себя ни одного пожизненно заключённого. По понятным причинам: они ж сидят, их отсутствие в рядах своих защитников «понятно и извинительно». Точно так же, никто не удивится, если в «Союзе помощи голодающим Бангладеш», располагающийся в Лондоне, не встретит ни одного измождённого голодающего (хотя бангладешцы, наверное, будут). Тут тоже понятно: бангладешец, добравшийся до Лондона, уж наверное, какое-то пропитание себе нашёл… Сюда же относятся и «мемориальные» общества – типа «Общество памяти русских воинов, доблестно павших во имя освобождения Балкан от турецкого ига». Воины давно спят вечным сном, но интересы у них по-прежнему есть – «чтобы потомки не забывали». И потомки чтят их память, ухаживают за могилами и публикуют мемориальные сборники статей, молодцы. Или, скажем, общество имени какого-нибудь заслуженного человека (со вдовой во главе) которое борется против очернения светлого образа покойного в СМИ и мемуарной литературе. Такое общество может быть очень активным и назойливым, несмотря на то, что самого защищаемого, собственно, нет с нами. Что не мешает его поклонникам подавать судебные иски на клеветников и очернителей, и это никого не удивляет.

Это случай «отсутствия». Несколько сомнительнее ситуация, когда защищаемые живы, здоровы и на свободе, но свои интересы, как мы думаем, защитить не способны. 

Классический пример – общество защиты животных. Почему-то ёжиков и лисичек не принимают в эти организации даже в качестве рядовых членов. Потому что предполагается, что зверюшки неразумны, к оргработе не способны, да и вообще не подают заявлений. С этим, в общем, все соглашаются, однако иногда раздаются ехидные голоса – а спросили ли вы защищаемых вами китов, дятлов и удодов, точно ли они хотят, чтобы вы их защищали… В некоторых случаях этот очевидный, казалось бы, вопрос становится правовым казусом. Я, помнится, читал, как в суде разбиралось дело об изнасиловании овцы, кончившееся тем, что защита отбила все претензии обвинения, ссылаясь на то, что могло иметь место добровольное согласие, овца показаний не даёт, а все сомнения трактуются в пользу обвиняемого… Не знаю, существует ли общество защитников овечьей невинности, но что-то мне подсказывает, что проблемы такого рода – «а овец вы спросили?» - у него будут.

Или, скажем, борьба за права узников психиатрических лечебниц. Эта тема старая и даже заезженная, и на этой ниве трудятся множество разных организаций, причём с разными установками. Понятно, к примеру, что советские диссиденты боролись не за права сумасшедших, а за права нормальных людей, из которых «терпением, трудом, любовью и медикаментами» (с) сумасшедших делали, по политическим соображениям. Но есть и защитники психически больных в самом прямом смысле слова. См. фильм «Полёт над гнездом кукушки», книжки философа Фуко, или документы антипсихиатрического движения. И нельзя сказать, что таковая деятельность глупа и бесполезна – лоботомию, к примеру, запретили именно под давлением общественности… Однако заметим, что собственно психических больных среди защитников прав психических больных не наблюдается. (Хотя ебанашек людей со странностями там хватает – а, впрочем, где их нет, да и мы не об этом).

Возьмём более сложный случай, в некотором роде пограничный – детские организации. Тут мы видим такую картину: дети в детской организации, как правило, есть, их там не может не быть, вот только руководят ими взрослые. Потому что «не могут же дети сами собой управлять и документы имущественные подписывать». Если же дело касается именно прав детей, то к этому деликатному делу их совсем не подпускают. В каком-нибудь «обществе борьбы с педофилией» заседают отнюдь не двенадцатилетние мальчики-вставайчики, а благообразные седые старички и старушки-мамы.

И, наконец, возвратимся к тому примеру, с которого мы начали. Да, сейчас женское общество, в котором нет женщин – это нонсенс. Но вот в XIX веке какое-нибудь «Общество джентльменов за равноправие полов» вполне могло существовать. Собрались джентльмены, считающие, что женщинам надо давать образование, а в перспективе и избирательные права, и основали союз, проповедующий и распространяющий столь революционные, по тем временам, идеи. Женщин в обществе, естественно, нет, потому что женщинам, по тогдашним представлениям, следует блюсти себя и дома сидеть (как сейчас дорогим россиянам).

Теперь внимание. Из всего вышесказанного следует: если какую-то группу людей и их интересы отстаивают и защищают не сами представители этой группы, а посторонние люди, из этого прямо следует, что данная группа не умеет, не может или не хочет «сама за себя постоять». Как покойники, как животные, как дети, как заключённые, как «неграмотные и неумелые», в конце концов.

Это касается и вопроса о руководстве. Если руководят делом не те, кто в нём лично заинтересован, это прямо указывает: сами заинтересованные не способны руководить собой. Или дураки, или образования не хватает, или прав не имеют, или ещё что. Но – факт, что неспособны, и сами это признают.

Отметим: далеко не всегда такие признания обидны и позорны. Иногда это вполне нормально и даже удобно.

Я уже приводил пример с крестьянской партией, возглавляемой учёным-социологом. Ну так крестьяне отлично умеют играть в простачков. Стоит мужичок (в треухе или в сомбреро, не суть важно), сморкается в рукав, да лекочет – «мы-ть чаво, мы-ть местныя, нам-то жито сеять да сахерный тросник убирать, вот она нашенская доля какая, а в палитеке ентой самой мы не оченно панимам, ежли чего – как наш окадемик скажить, так и сделам, оченно он вумный, не то що мы, сиволапыя». А «окадемик» в местном парламенте возьмёт слово, поправит золотое пенсне, да и объявит ровным голосом – «господа, наша партия настаивает на пятидесятипроцентном увеличении пошлин на ввозимую сельхозпродукцию и на немедленном списании кредитов, взятых членами нашей партии в Крестьянском банке, в противном случае мы прогнозируем стихийное возмущение тёмных крестьянских масс в приграничных районах страны». «Ну вы поняли».

Однако гоже ли занимать такую позицию русским организациям?

РУССКОЕ ДВИЖЕНИЕ И ЕГО ЗАДАЧИ

А это смотря какие организации.

Для политического движения или объединения, называющего себя «русским», но не являющегося организацией русских националистов (то есть не ставящей перед собой задачу построения Русского Национального Государства) обилие инородцев и руководство с их стороны – явление, в общем-то, нормальное. Тот же Грингмут возглавлял Русский Монархический Союз, организацию, ставящую задачей отнюдь не построение государства русского народа «в европейском смысле», а, наоборот, отстаивание интересов неограниченной монархии, пусть даже и в некоем «духовном союзе с русским народом». Или, скажем, современные «красно-коричневые патриоты-имперцы» легко принимают идейное и организационное водительство всяких «кургинянов». Их это ничуть не коробит: ну вот умный человек полноценных кровей возглавил глупых русских и ведёт их в светлое будущее, что ж тут удивительного-то? «В палитеке ентой самой мы не оченно панимам», да и в самом деле ведь «не оченно». А Кургинян - умнаааай, он нам свет дасть. 

Но что касается русского НАЦИОНАЛЬНОГО движения, тут дело обстоит по-другому.

Основой мировоззрения современных русских националистов является утверждение, что современные русские – это не дети, не больные, не сумасшедшие и не «тёмные-неграмотные», нуждающиеся во внешнем руководстве. Русские, по их мнению – взрослые, полноценные, дееспособные люди, которым можно и нужно дать все права взрослых полноценных людей, в том числе право на собственность и право на власть. Русские ДОЛЖНЫ САМИ УПРАВЛЯТЬ СОБОЙ. Причём дело обстоит не так, что они «будут когда-нибудь в будущем к этому готовы» - нет, русские националисты настаивают, что они готовы к этому ПРЯМО СЕЙЧАС. Не через тысячу лет, не через триста лет, не через сто и даже не через десять – а уже сегодня.

Но, разделяя такую идеологию, странно и противоестественно было бы начинать свою деятельность с того, чтобы соглашаться на руководство со стороны пусть даже умных и доброжелательных (допустим это), но нерусских людей. Тем более странно было бы, если бы в русской организации её костяк составляли бы нерусские. Просто потому, что это наглядно свидетельствовало бы как раз о том, что русские управлять собой не могут, собственные интересы отстаивать неспособны, и должны быть руководимы внешними силами.

Заметим – это вовсе не предполагает какого бы то ни было недоброжелательства по отношению к нерусским, искренне желающим помочь русскому движению и даже участвовать в нём. Зачем отталкивать друзей? Просто друзья должны понимать: если в русской организации их будет слишком много и они будут на первых ролях, это нанесёт существенный вред тому самому делу, за которое они вроде как выступают. Если они этого не понимают, значит, они или ошиблись адресом (пусть тогда идут к кургиняновцам), или не такие уж они и друзья.

В заключение – вопрос. А возможны ли организации типа упомянутых выше «Общества джентльменов за равноправие полов»? Собрались талыши с узбеками, основали «Союз восточных народов за равноправие наций», и говорят, что русские тоже люди и им надо «что-то дать», а то всем будет плохо.

Что ж, если бы такие организации и в самом деле существовали бы, их стоило бы приветствовать. Правда, называть их не «русскими», а ПРОРУССКИМИ, и только в том случае, если они и вправду таковы. Ибо в таких случаях всегда возникают сомнения - а что они там имеют в виду на самом-то деле? Те же «Джентльмены за равноправие», может быть, считали главным женским правом возможность заниматься проституцией без надзора полиции, а всё остальное шло довеском. Это «смотреть надо», и смотреть внимательно - не скатывась, конечно, до паранойи.

И, разумеется, вышесказанного это не отменяет.

)(
Tags: политучёба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments