Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Литературное. "Пражское кладбище"

От жары, ремонта и «всяческих обстоятельств» я сильно поглупел – то есть, в частности, стал способен читать говнофантастику. Не российскую, конечно (такое можно потреблять только хорошенько приняв на грудь, к чему не располагает погода), а импортную. Короче, я одолел умбертоэковское «Пражское кладбище».

Cначала об авторе. Старику уже за восемьдесят, а он всё востребован. Правда, после «Царицы Лоаны» он было ляпнул, что больше писать не будет, но, видимо, поклонники творчества мэтра из интеллигентных служб очень попросили. (Учитывая же, как Эко выглядит и держится, он им премного обязан: такое продуктивное долголетие - штука недешёвая).

Книжка написана ради рекламы некогда популярного сочинения на еврейско-конспирологическую тему, известного в России как «Протоколы сионских мудрецов». Похоже, его решено запустить в оборот по новой. В самом деле, хорошо работающий текст старой выделки, чего ему в библиотеках-то зазря пылиться. Благо, и переиздавать на бумаге их теперь не обязательно. Читатели сами скачают из сети, какие проблемы. Благо, с авторскими правами - - - .

Реклама, правда, грубая, лобовая – одних прямых цитат из «Протоколов» там на несколько страниц, с тематическими пояснениями, «что где лежит». Чтобы вернее подцепить западного обывателя, «Протоколы» состыкованы с «делом Дрейфуса», ранним сатанизмом, модными ныне католическими орденами и прочими вкусняшками. Много фразочек-мемов газетного уровня, специально рассчитанных на многократное цитирование журналистами и «интеллектуалами». В общем, всё что надо - на месте. Отметим разве что красивое решение еврейской темы: она отсутствует. Главный герой в плане антисемитизма совершенно девственен (собственно, вся тема девственности там именно это и означает), с евреями если и соприкасается, то не понимает, кто, собственно, перед ним (например, своего крайнего заказчика он считает «русским»). Тем самым обходятся некоторые современные западные ограничения на изображение евреев (из-за которых, помимо всего прочего, и приходится прибегать к ретропропаганде).

И снова об авторе. Роман, можно сказать, автобиографический. Правда, Симонини – не столько альтер эго Умберто Эко, сколько его Мери-Сью. То есть тот, кем Эко себя воображает и кем хотел бы быть – «ренессансным типажом», ловкачом и циником, профессиональным фальсификатором европейского масштаба, работающим на «высшие сферы» и через это «творящим Большую Историю». Может, претензия и небезосновательная, но не повезло с эпохой. А так – Симонини занимается примерно тем же, что и Эко, работает на те же структуры, такой же лицемерный атеист, имеет схожие бытовые привычки и слабости, «красивая мебель и хорошая кухня» и те пе. Выписан герой с откровенной симпатией, даже с любованием. Хотя с прекрасностью финала автор уж очень перебрал – получилось что-то вроде лукиановского мага, напророчившего себе гибель от удара молнии. Да ещё и кокаином посыпано, фу-фу-фу.

Но, в общем, книжку заказчики сочли годной, так что по выходу интерес подогрели скандальчиком с каким-то раввином, разглядевшим у Эко «антисемитизм», ага-ага.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments