Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

К предыдущему: ценные признания Н.С. Трубецкого

Оригинал взят у sm_sergeev в К предыдущему: ценные признания Н.С. Трубецкого
Из письма П.П. Сувчинскому от 28 марта 1925 г. о своём сочинении "Наследие Чингис-хана" (1925), вышедшем в свет под криптонимом И.Р.:

"...я бы все-таки не хотел бы ставить своего имени под этим произведением, которое явно демагогично и с научной точки зрения легкомысленно".

Из письма Сувчинскому от 10 марта 1928 г.:

"Евразийство для меня тяжелый крест, и притом совершенно без всяких компенсаций. Поймите, что в глубине души я его ненавижу и не могу не ненавидеть. Оно меня сломало, не дало стать мне тем, чем я мог бы и должен был стать. Бросить его, уйти из него, забыть про него - было бы для меня высшим счастьем. Если я этого не делаю, то только в силу малодушия и привязанности к вам обоим [т.е. к Сувчинскому и Савицкому]..." 

Цит. по: Трубецкой Н.С. Письма к П.П. Сувчинскому: 1921 - 1928. М., 2008. С. 109, 269.

Из письма П.Н. Савицкому от 8-10 дек. 1930 г.:

"Я постоянно перечитываю свои произведения евразийского периода, а также переписку того времени. И многое мне теперь кажется ребячеством. Мы преувеличенно ценили собственную молодость, считали ее главным своим преимуществом по сравнению со "старыми грымзами" и, благодаря этому культу собственной молодости, искусственно задерживали свое развитие. Теперь это для меня уже психологически невозможно. Я не могу притворяться молодым... А это удерживает меня от той безответственности и той специфической поверхностной смелости, без которой евразийство не могло бы состояться. ... Широкие и большей частью поспешные обобщения, столь характерные для евразийства и, в частности, для моих евразийских писаний, в настоящее время мне претят. ...

Мы - представители европейско-русской культуры. Культура эта в настоящее время умирает и в СССР заменяется новой, может быть тоже новой, но во всяком случае не европейско-русской. Примкнуть к этой новой культуре мы не можем, не перестав быть самими собой. Работать на старую культуру - нецелесообразно... Думаю, что не остается ничего другого, как выйти за пределы национально-ограниченной европейско-русской культуры и ... работать на культуру общеевропейскую, притязающую на звание общечеловеческой. ...   в области интеллектуальной культуры, в частности науки, никаких неперодолимых преград между нами и европейцами нет, и в этой области мы прямо и должны влиться в ряды европейских ученых. ... Я бы никогда не позволил себе писать по-немецки или по-французски о чем-нибудь, чего не знаю или в чем не вполне уверен... А по-русски мне не раз случалось писать безответственные вещи, притом по вопросам, в которых я вовсе не компетентен: говоришь себе: "ничего, сойдет!" ... 

Мы оказались великолепными диагностами, недурными предсказателями, но очень плохими идеологами, - в том смысле, что наши предсказания, сбываясь, оказываются для нас кошмарами. Мы предсказали возникновение новой евразийской культуры. Теперь эта культура фактически существует, но оказывается совершеннейшим  кошмаром, и мы от нее в ужасе, причем нас приводит в ужас именно ее пренебрежение известными традициями европейской культуры ... Мы соврешенно верно поняли, что государственный строй современности и ближайшего будущего есть строй идеократический. Но как присмотришься в конкретные воплощения этого строя, так приходишь к заключению, что это не идеал, а полнейший кошмар, причем очень сомнительно, чтобы такой строй и впредь мог стать чем-нибудь иным. ...

Сталин - не случайность, а тип, могущий быть выведен из понятия идеократии чисто дедуктивным путем. Перемена содержания существа дела не изменит. Сталин останется Сталиным, безразлично, будет ли он действовать во имя Православия. В последнем случае он, может быть, будет опаснее для Церкви, чем сейчас".

Из письма Савицкому от 28 апр. 1936 г.:

"Россия как-то перестала интересовать меня по-настоящему. ... Думать о России и русских проблемах я перестал вовсе. ... я с некоторых пор внутренно махнул рукой на Россию и перестал учитывать возможность возвращения туда даже в подсознании. Пуповина, связывавшая меня с материнским лоном России, как-то окончательно и непоправимо перерезана. Я совсем оторвался от России и нутром ее больше не ощущаю. Мои отношения к ней теперь чисто головные: я сознаю какой-то долг, но не ощущаю действительной потребности этот долг выполнить. - Все это, разумеется, не может не отражаться и на моих отноениях к евразийству. При всем желании я все-таки стою не в евразийстве, не внутри его, а вне его. ... Поэтому я думаю, что творческого участия в евразийской работе я теперь принимать не способен. ... Научные проблемы, которые меня в настоящее время занимают, настолько далеки от евразийства, что использовать для евразийских целей мою какую-нибудь очередную работу невозможно. ... Признаться, мне и славянская филология надоела. Будь я свободен, я бы сейчас занимался исключительно общим языкознанием (притом с упором на экзотические - африканские и американские языки) и смежными вопросами этнологии".

Цит. по: Соболев А.В. О русской философии. СПб., 2008. С. 334-335, 337 -339, 445-446. 

Потрясающий человеческий документ! По сути, полная капитуляция главного теоретика евразийства. Но за честность - интеллектуальную и просто личную - Трубецкого, разумеется, нельзя не уважать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments