Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Мёртвая Смерть и немножечко живой: купола, собачка, Греф и кровавый прорыв наяву ли?

Спал я плохо, сны шли косяками. Запомнилось много чего, но по большей части без головы и хвоста, а главное – без смысла. Помню, что бежал, помню, что летел, а куда и от кого – стёрлось. В памяти остались только несколько более-менее связанных эпизодов.

1. ПРО КУПОЛА

Очень красивый кусочек «цветного» сна.

Всё происходило весной, не ранней, а такой, когда ещё ветрено и сыро, но снег уже стаял, а солнце ещё толком не греет, зато светит ясно. День, приснившийся мне, был, что называется, погожим – с холодком, но без ветра.

Я стоял на обрывистом берегу реки – не очень широкой, второй берег был виден – и смотрел, как по ней плывут церковные купола. Они были разных размеров, большие и маленькие, золотые, расписные, всякие. Плыли они тихо, покачиваясь в воде. Вода в реке была серая, мёрзлая, но за куполами тянулись лазурные полосы чистой воды. Чем больше куполов проплывало мимо, тем синее становилась вода.

По обоим берегам стояли люди. Мужики в ватниках и телогрейках, бабы в платках, какие-то старушки в пальто и вязаных беретиках. Все молчали, только несколько женщин беззвучно рыдало. Одна баба рядом со мной всхлипнула, стоявший рядом с ней высокий мужчина приобнял её и погладил по голове, а она вытерла слёзы краем платка.

Какой-то мужик в барашковой шапке с красным верхом и с топором в руке, растолкав людей, разбежался, оттолкнулся ногами от берега и прыгнул на проплывавший мимо золотой купол. Тот качнулся, мужик чуть не свалился в воду, но удержался, схватившись за крест, присел, и попытался топором отрубить от купола кусок золота. Топор зазвенел и выскользнул. Купол опять накренился, и мужик полетел в воду. Он даже крикнуть не успел - купол подмял его под себя, а когда проплыл, уже ничего не было, кроме синей воды, из которой всплыл маленький куполок, похожий на шапку – с красным верхом и маленьким чёрным крестиком. Куполок качнулся на воде и поплыл по течению.

Купола проплывали, их становилось всё меньше, и народу тоже как-то поредело, хотя я не видел, чтобы кто-то уходил, просто как-то безлюдело. Берег тоже как-то просел – вроде бы я стоял на обрыве, а тут вдруг понял, что вода буквально под ногами. Зато откуда-то возникла каменная набережная, на которую я, оказывается, опирался. Было пусто и тихо. Рядом со мной стоял старик и курил неожиданно тонкую сигаретку.

Я хотел у него что-то спросить, но он наклонился ко мне и поднёс палец к губам – дескать, тише. Потом показал на воду и сказал – «всё правильно, вода всё уносит».

2. ПРО СОБАЧКУ

Крошечная рыжая собачка – той-терьерчик или пекинес, не помню - сидит на «рояльном» крутящемся стуле. На голове у неё огромный бант размером с саму собачку.

К собачке подходят дети – кажется, одни девочки - и предлагают ей маленькие кусочки разных лакомств: ломтики колбасы, ветчину, крохотные косточки. Некоторые собачка принимает, некоторые отвергает. Дети, у которых собачка лакомства не взяла, печально бредут куда-то прочь, а те, у которых приняла – радостно выстраиваются рядом с собачкиным стулом, образуя что-то вроде почётного караула.

Одна девочка – чёрненькая, толстенькая, косолапенькая – долго стоит перед собачкой, предлагая ей разные вкусняшки, которые она достаёт из кармана фартука. Собачка не соблазняется ничем, девочка плачет, потом достаёт из того же кармана маленький ножичек и отрезает себе мизинчик. Крови нет, и видно, что ей не больно. Она предлагает отрезанный мизинчик собачке, та его долго нюхает, и потом всё-таки съедает. Счастливая девочка встаёт рядом со стулом.

Тут появляется толстощёкая белобрысая школьница в белом фартуке и коричневой юбочке. Как-то сразу становится понятно, что зовут её Лариса и что она тут «главная» и «распоряжается».

И точно – Лариса встаёт за собачкиным стулом, поднимает руки над головой собачки, делает ладошки «домиком» и читает стишок:

Посмотрите все скорей!
Она лучше всех людей!
Она всё вкусное берёт
И в себя его кладёт!

Девочки повторяют (не хором, вразнобой) – «и в себя его кладёт!», «и в себя его кладёт!»

С этими словами они все начинают крутить собачкин стул. Он становится всё выше и выше, собачка как бы возносится и в конце концов скрывается в вышине.

3. ПРО ЕГОРЫЧА

Потом ещё что-то было, довольно интересное. В частности, привиделся Герман Греф. Он был во фраке, оживлённо жестикулировал и что-то рассказывал «важное и компроматное» про какого-то Егорыча, который «всё украл, ну всё украл». Я не знал, что это за Егорыч и пытался это втолковать Грефу, а тот мне не верил и говорил – «ну все знают, ну Егорыч, ну тот самый Егорыч – так вот, он всё украл, вообще всё».

Встал не выспавшимся, пошёл читать ленту, а там цитата из Жириновского - "Справедливая Россия кровавыми деньгами прорвала девственность муниципальных депутатов".

Похоже, я всё ещё сплю.

И не только я.



)(
Tags: сны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments