Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Об уходе Холмогорова | по идеологии

Собирался было написать о чём-нибудь весёлом, но увы – новости у нас по большей части нерадостные: в доме холодно, в счетах заметный перерасход средств, а Егор Холмогоров ушёл из Национально-Демократической Партии, хлопнув дверью.

Поскольку от меня ждут «разъяснений и объяснений», напишу, что сам думаю.

Ну, во-первых, мне очень жаль. Я на Егора рассчитывал, и рассчитывал сильно – и как на идеолога и политического мыслителя, и как на медиаперсону, и, наконец, как на руководителя, имеющего практический опыт управления коллективом. И я, и другие рассматривали его как одного из будущих лидеров партии. У ближайших соратников Холмогорова тоже вызывал только уважительные чувства – даже у тех, кто с ним «расходился в теории вероятности» (с). Сейчас у нас практически все сожалеют о случившемся, и винят в этом прежде всего себя (ну и меня, само собой, как руководителя). Что, наверное, и правильно – как с нравственной, так и с практической точки зрения. Повлиять мы можем только на собственные действия и решения, а не на чужие.

Что касается причин – Егор уже написал, как это видит он. Теперь скажу, как это вижу я. Без встречных обвинений, поиска виноватых и прочей, прости Господи, ерунды. Чай не дети.

Конкретная ситуация, которая послужила толчком к заявлению Егора, мне лично представляется поводом, а не причиной. Причины же были другие, менее заметные, но более основательные.

Мне так кажется, что у Егора с партией «не задалось». Такое бывает: приходит человек в проект, вроде бы и проект создан для человека, и человек для проекта, но что-то не контачит. Ну неинтересно ему это, ну не цепляет. Какое-то время он тянет лямку, потому что вроде как взял обязательства, перед людьми неудобно, а если проект коммерческий, то ради зарплаты. Когда же и зарплаты нет, и проект на общественных началах – тут практически всё зависит от личного энтузиазма. И если его нет, ничего не будет, кроме расстройства.

Сейчас некоторые соратники мне пеняют, что я уделял недостаточно внимания Холмогорову, не пытался его «ввести в коллектив». Не могу сказать, что я этого не пытался делать. Увы, Егор слишком часто бывал физически недоступен – из-за долгих поездок по Европе, обустройства нового дома в Подольске, частого (увы) нездоровья и других вполне уважительных причин. Хотя, конечно, задуматься о том, почему все эти причины актуализировались именно в определённый момент, я был должен. Как и о том, почему человеку интереснее комментировать римских историков, нежели писать партийную программу. Это уже недвусмысленный симптом, мне хорошо знакомый по личному опыту – я сам веду себя примерно таким же образом, когда не хочу браться за неинтересную, хотя и нужную и давно прообещанную работу.

Примерно то же самое можно сказать и о егоровском присутствии в виртуальном пространстве. Впрочем, тут я и сам грешен – например, у меня долго не доходили руки до наших партийных групп в Фейсбуке и вКонтакте. К счастью, меня привели в чувство дорогие соратники, буквально потребовав, чтобы я бросил прочие дела и посмотрел бы, что за авгиевы конюшни у нас там завелись. Я с запозданием сообразил, что, если молчать самому, будут говорить другие – и, скорее всего, что-то такое, что молчащему не понравится. Так и оказалось. Оставшись без присмотра и ухода, идеология начала вырождаться и мутировать, как садовая клубника на заброшенной грядке. Попёрли сорняки, лебеда и крапива. Выпалывать всё это предстоит долго, но я хотя бы начал. Увы, одному мне это делать тяжело (у меня очень много разной работы), а люди, на которых я в этом смысле рассчитывал, оказывается, рассчитывали на то, что я наведу порядок административными методами. И это касается не только Егора – я довольно часто слышу требования «запрети им, наконец» от разных соратников, которые, кипя возмущением по поводу какого-нибудь непотребства, требуют санкций. Я не то чтобы совсем противник таковых, но считаю, что в большинстве случаев мы сталкиваемся не со злокозненностью, а с более или менее честными заблуждениями, которые довольно часто можно преодолеть словами. Как говорил один специалист по решению проблем, «даже если ты собираешься убить человека, сначала поговори с ним. В худшем случае ты потеряешь немного времени, в лучшем – поймёшь, что его не нужно убивать». Хотя, конечно, бывает и злокачественное вырождение и «просто вредные человечки». Которые, в частности, проявили себя и в истории с Холмогоровым – из чего будут сделаны соответствующие административные выводы, раз люди не понимают по-хорошему… Но, так или иначе, пообщаться с Егором даже терпеливому и доброжелательно настроенному человеку было затруднительно.

При этом я отнюдь не хочу сказать, что Егор «совсем ничего не делал», в том числе и для партии. Это категорически не так. Например, во время его сотрудничества с партией он написал ряд блестящих публицистических и идеологических текстов, участвовал в ряде полемик и т.д. Всё это я помню и ценю. Правда, в подавляющем большинстве случаев он это делал с позиции независимого интеллектуала, а не партийного идеолога и пропагандиста. Но, может быть, это и к лучшему, раз уж всё так повернулось.

То, что «существуют какие-то проблемы», я понял слишком поздно, когда Холмогоров совсем устранился от партийных дел. Увы, к тому моменту он перестал выходить на контакт. Я пытался встретиться, поговорить, он вроде бы даже обещал найти время – но вместо разговора (сколь угодно жёсткого и откровенного) последовало то, что последовало.

Повторюсь: уйти из проекта, который тебя не устраивает (неважно даже чем, да хоть эстетически) – святое право каждого, мы свободные люди. Но, по-моему, в таких случаях следует для начала переговорить с теми, кто за проект отвечает, и высказать свои претензии в частном порядке. Во всяком случае, я бы сам начал именно с этого. Не знаю, почему Егор этим пренебрёг. Впрочем, возможно, он опасался, что я его буду «как-то уговаривать», «уламывать-умасливать» и т.п. – что не повлияет на ситуацию в целом, но отложит расставание, которое к тому моменту для Егора стало уже психологически неизбежным… А может, были другие причины. Не знаю, а гадать не хочу.

Так или иначе. Я прошу прощения у Егора за всё неприятное, что ему пришлось пережить в (или из-за) партии, и благодарю за понесённые труды. Надеюсь, неудачный опыт сотрудничества в партийном формате не сделает нас политическими противниками, или, того хуже, личными врагами. Это было бы и глупо, и нанесло бы вред тому делу, которому мы оба отдали немалую часть жизни.

* * *

И несколько слов для членов партии и сочувствующих.

И уход Холмогорова, и ряд других ситуаций, о которых я тут упоминать не буду, выявили довольно серьёзные проблемы, существующие в НДП. И это не столько дисциплинарные проблемы, сколько идеологические.

Мы хотим быть партией, достаточно терпимой к разным взглядам, хотя и на основе общей идейно-политической платформы. Свобода частного мнения для нас важна, и не просто важна, а необходима, если мы не хотим превращаться в очередную секту. В конце концов, мне лично претит быть главой «церкви свидетелей Крылова», да это для меня и невозможно в принципе, так как настоящий гуру не должен позволять разномыслия даже себе самому, он должен дудеть строго в одну дуду и тянуть одну ноту, даже когда она совсем не к месту. А для меня всегда было понятно, что в очень многих случаях «можно так, а можно и так», что в разные моменты следует обращать внимание на разные стороны проблемы, и т.п. Чего жду и от других.

Но именно поэтому совершенно нетерпимы ситуации, когда мне и партии в целом приписывают воззрения, которые мы не разделяем ни в каком виде, и хуже того – когда часть людей, считающих себя членами партии или хотя бы сочувствующими нам, эти воззрения и в самом деле начинают разделять.

В частности, увлёкшись идеологическими баталиями с «имперцами» - которые объявили себя главными идейными оппонентами националистов и постарались эти свои претензии оправдать – мы пропустили «демшизовый» уклон, в который, оказывается, могут впасть даже люди, считающие себя русскими националистами. Я вообще-то думал, что честный национализм уж от этой-то заразы предохраняет - но, судя по всему, у людей и с национализмом проблемы.

Понятно, что основными разносчиками заразы являются не руководители партии или хоть сколько-нибудь заметные в ней люди, а, как бы это помягче выразиться, сетевые активисты, занятые в основном тем, что с диванов и креселец пересказывают нам Новодворскую и Сванизде в переводе на «национально-ориентированный жаргон», а иногда и без этого. Поскольку же мы молчим, их начинают слушать. Со всеми вытекающими последствиями.

Что ж, кому-то придётся или учиться, или отправляться в другую школу.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 190 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →