Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Дззззз! (часть 2)

Как и обещал, завершаю текст про советский дантизм.

(Окончание. Начало см. здесь)

ЗУБОВРАЧЕБНОЕ ДЕЛО КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Неудивительно, что зубной врач, умеющий работать не только качественно, но и относительно неболезненно, не использующий пресловутую «болевую диагностику» и умеющий не подавлять, а успокаивать пациента, ценился на вес золота. Ходили легенды о какой-нибудь тётеньке, у которой «мягкие ручки», или о каком-нибудь старом мастере, у которого «вообще ничего не чувствуешь».

Это были так называемые «хорошие специалисты». Большинство из них, помимо работы на государство, занимались ещё и получастной или частной практикой. У некоторых на дому были настоящие зубные кабинеты.

«Золотая» тема делала необходимостью сотрудничество с ювелиркой, тоже полуподпольной и изрядно криминализованной: надо же было кому-то отливать золотые коронки.

В большинстве случаев золото приносил с собой сам пациент. Наиболее распространённым изделием, идущим в переплавку, были обручальные кольца. Поскольку же в СССР купить обручальное кольцо за несумасшедшую цену можно было только по направлению из ЗАГСа (при подаче заявления), колечки иногда приходилось снимать с собственных рук, а то и с рук родителей. Отдельной проблемой было то, что золото в советских обручальных кольцах было в основном низкопробным, в прямом смысле этого слова, какая-нибудь 583-й, а то и 375-й пробы.

Также можно было купить кольцо у каких-нибудь «южных людей» - на «югах» с золотом было свободнее. Вообще, «южные» люди составляли немалую часть клиентов частного зубоврачебства – поскольку были богаты и поскольку золотые зубы во рту в этих краях считались признаком благосостояния, так что золотую коронку могли поставить и на здоровый зуб. Те же обычаи бытовали у тогдашних «блатных» - золотой зуб шёл за воровской шик.

ДАНТИЗМ В СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЕ

В те славные времена зубная боль и её лечение считалось законным и даже идеологически одобряемым предметом для «шуток юмора». Высмеивание неженок, не готовых молча терпеть (главная советская добродетель – это именно ТЕРПЕТЬ) боль и ужас, входило в воспитательно-идеологическую матрицу.

Так что в газетах и журналах на «полосе сатиры и юмора» регулярно появлялись карикатуры и «смешные скетчи» на эту тему. Она также развивалась в кино и особенно в мультипликации: помню, по телику крутили мультфильм, герой которого, страдающий острой зубной болью, пытался вырвать себе зуб всякими самопальными средствами, но потом всё-таки сдался советской медицине. А фразочку «ну вот и он – больной зуб!» знал, наверное, каждый советский ребёнок – это уже из другого мультика, про птичку и крокодила. Надо сказать, птичка в мультике сработала очень чисто, даже без крови – так что крокодилу можно было позавидовать… Путин, человек очень советский во всех отношениях, тоже отметился: фотка доблестного премьера с бором в руках и фраза «все зубы вылечу» уже несколько раз обошла «эти наши интернеты».

Что касается золотых зубов, то в советской культуре эта тема была проблемной. С одной стороны, они маркировали «отрицательных героев». Но не слишком отрицательных, чтобы не задевать Уважаемых Людей с тех же югов. Советский фельетонщик мог пририсовать золотой зуб какому-нибудь бюрократу или вороватому завскладом, но только в комплекте с другими несимпатичными чертами.

Намёки на нетрудовые доходы (советский эвфемизм для обозначения частного бизнеса) зубных врачей, равно как и на их национальную принадлежность (значительная часть «хороших специалистов» были евреями) в советской культуре допускались, но опять же, умеренно и без «обвинительного уклона». Классика - образ зубного врача Антона Шпака в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» (1973 год). Шпака сыграл Владимир Абрамович Этуш, человек с характерной внешностью и к тому же специалиста по передаче национального колорита (он же играл Саахова в «Кавказской пленнице»). Шпак показан как человек несимпатичный и к тому же нечестный, но, в общем-то, безобидный… Или у Высоцкого, в песне про еврейскую эмиграцию: «нет зубным врачам пути, потому что слишком много просятся, а где на всех зубов найти – значит, безработица!» Мессидж, передаваемый целевой аудитории, был примерно следующий – «мы про вас, паршивцы, всё знаем, но трогать не будем». Что и понятно: у советских бонз тоже болели зубы, а выписывать настоящего английского стоматолога мог себе позволить только дорогой товарищ Леонид Ильич Брежнев.

ФИНАЛ

Первый же укол лидокаина в десну стал ножом в спину советской стоматологии.

Дальнейшее происходило, что называется, у меня на глазах. Помню, как мои друзья-медики складывались (и занимали у меня), чтобы купить израильскую печку для обжига керамики. Или как открывались маленькие частные салоны, буквально на глазах разраставшиеся в сети. Или… много было этих «или».

Сейчас классический советский дантизм остался только в маленьких городках и сельской местности. Поговаривают люди, что где-то там, в далёком замкадье, ещё скрипит потёртое сверло, и боль пронзает почерневший зуб старого алкоголика, и первородный мужской крик разносится над безмолвными заснеженными пространствами вековечной безнадёги.

ADDENDA. Народная песня «Четыре зуба» и суровая реальность.





В Польше стоматолог удалила бывшему возлюбленному все зубы

45-летний Марек Ольшевский решил обратиться к стоматологу, в профессионализме которого он был уверен, ведь всего несколько дней назад "зубная фея" была его возлюбленной. Однако неудачно завершившийся роман сыграл с пациентом злую шутку. Женщина, раздосадованная тем, что ее ухажер ушел к другой, ввела своему "бывшему" изрядную порцию обезболивающего, заперла дверь в кабинет и удалила ему все зубы, передает ИТАР-ТАСС.
"Я пыталась действовать сугубо профессионально, без эмоций", — попыталась оправдаться обиженная полячка. Впрочем, сделать это ей не удалось. "Я понял, что что-то пошло не так, потому что, когда проснулся, то не почувствовал зубов, а челюсть была перевязана, — сказал Ольшевский. — У меня не было причин не доверять врачу".
Похоже, в этой "зубодробительной" истории обе стороны оказались пострадавшими. Сам Ольшевский лишился не только клыков и резцов, но и своей новой пассии, которая не смогла смириться с "беззубостью" своего приятеля и оставила его. А злопамятной полячке, в отношении которой возбуждено дело о врачебной ошибке, грозит три года тюрьмы.


)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments