Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Русский Марш. Впечатления рядового участника (часть 1)

Где-то около десяти я проснулся от звонка. Я спросонья схватился за мобильник и обнаружил, что последний раз мне названивали в два часа ночи, когда я уже отключил звук. Видимо, звонок мне приснился. Кое-как собравшись с духом, я поднялся и пошёл на кухню делать кофе… Окончательно очухался я уже в такси, под радио «Шансон».

На законный вопрос – «а чего это ты, Крылов, перед РМ ночевал дома?» - отвечу: если бы я был одним из организаторов или ораторов Марша, то, наверное, поступил бы иначе. Но на сей раз я решил пойти рядовым участником. То есть пройти вместе со своей колонной, а не впереди неё, послушать митинг из толпы, а не с трибуны, ну и составить общее впечатление sub specie terrae.

На то было несколько причин, начиная с внешних обстоятельств – пресловутого судобища, например, – и кончая личными мотивами. Если честно, мне просто не хотелось лезть «вперёд» и «на сцену». Ну вот было у меня такое ощущение – «не надо».

Так или иначе, нас довезли до места без приключений. Вышли мы с Надеждой Шалимовой возле метро «Третьяковская», где договорились встречаться активисты НДП.

Нас, однако, опередили. Прямо у выхода в метро стояли савельевцы – в смысле, «Великая Россия». Примерно половина собравшихся была в пресловутых чёрных формах а ля фаш.



Пока мы хмуро рассматривали это зрелище, с той стороны нас тоже заметили. От чёрного десятка отделился человек и подошёл к нам. Поздоровались, поговорили. Я честно сказал, что меня удивляют и огорчают выходки Савельева, который мало того, что обхамил буквально всех (а это надо было потрудиться) лидеров русского движения, записав их в «национал-предатели», да ещё и придумал эти срамные мундиры. Савельевец меня выслушал и ответил в том духе, что савельевские нетоварищеские речи его тоже временами смущают, а вот форма у них традиционная, и на этой своей традиции они настаивают. Что касается а ля фаша – то они, дескать, и так пошли навстречу. «Я даже орла с фуражки снял», подчеркнул товарищ. И в самом деле, орла на фуражке не было (его заменила партийная символика), но общее впечатление не особенно изменилось. Ну то есть выглядело это примерно так, как будто Штирлица понизили в должности, но места работы у него осталось прежним.

Тут подошли наши соратники с флагами и растяжками, и мы расстались. Бросив последний взгляд на чёрный десяток, я заметил Савельева, тоже приоформленного: он ходил «средь верных своих» и отдавал какие-то распоряжения. Потом они двинулись гуськом, и больше я их не видел.

Несколько забегая вперёд. Как сообщил мне Антон Северный, накануне Марша были достигнуты некие договорённости между соратниками «Великой России» и нашим Оргкомитетом. Что это были за договорённости, я точно не знаю, но смысл был в том, что в обмен на «снятие орла» и обещание вести себя прилично им не стали бы препятствовать участвовать в общем мероприятии. Честно сказать, я сильно сомневаюсь, что обещание савельевцы бы сдержали. Как правило, те, кого долго упрашивают держаться в рамках, принимают такие просьбы за слабость и нахальничают по полной… Но, как бы то ни было, всё вышло иначе: Савельева и его соратников на подходе к месту сбора повинтили полицаи. Что и само по себе скверно, а Андрей Николаевич ещё и усугубил ситуацию, обвинив в произошедшем не тех, кто его схватил и бил его соратников, а всё тех же «национал-предателей», которые его, оказывается, «заказали». Нет, я понимаю, что это вполне укладывается в мировоззрение Андрея Николаевича, который с некоторых пор уверовал, что он - тайный д’Артаньян, терзаемый пидарасами, но для постороннего слуха такие заявления звучат смешно и глупо… А я ведь ещё помню другого Савельева – умного, честного, много сделавшего для русского движения. Какой шайтан его укусил? На всякий случай заранее прошу: если меня когда-нибудь укусит тот же шайтан и я впаду в неадекват, пристрелите меня кто-нибудь, пожалуйста.

Но вернёмся на Третьяковскую. Мы шли по мокрой улице и обсуждали обычные предмаршевые темы: сколько будет людей, как пройдём, что будет на митинге, ну и, естественно, что нам готовят конкуренты. Обычно на каждый Русский Марш приходится по два-три альтернативных мероприятия, призванных оттянуть хоть сколько-нибудь людей на сторону. В данном случае, впрочем, таковых не было. Даже митинг партии Соловья ожидался не во время, а сразу после Марша - что, согласитесь, умно. Профессор вообще подготовился серьёзно, даже выпустил огромнотиражную предмитинговую газету и успешно её распространил. «Вот люди работают, не то что мы, раздолбаи» - искренне позавидовал я. Как впоследствии выяснилось, с выводами я поторопился.

Итак, мы дошли до места, где перед рамками бродили активисты. Краем глаза я зацепил чёрное знамя с птичкой. Когда я спросил у соратников, кто это, мне мрачно ответили - "Тесак, кто ж ещё".



На рамках нас, как обычно, обыскали, но без особого усердия. Полицейские вели себя, что называется, дружелюбно, насколько это слово к ним вообще применимо. На правоохранительных физиономиях было нарисовано что-то вроде «а, ничего не будет, никуда они, суки, не дёрнутся».

Дойдя до места, я убедился, что дёргаться нам действительно некуда. Построение проходило на узенькой полоске асфальта между рекой и бастионами офисов. В голове всплыло – «плацдарм», «малая земля». Судя по всему, не у меня одного: идущие рядом крепкие пареньки оживлённо обсуждали, насколько удобно было бы выкосить марширующих пулемётным огнём из окон офисов, или лучше закидывать гранатами. Сошлись на горчичном газе.



Под эти бодрящие разговорчики я дошёл до места, где уже стояло несколько наших с красно-белыми флагами. Двое разматывали длинный баннер, досадуя на недостаток места. Ещё двое обсуждали, будет ли на Марше гроб. Ожидалось, что в Марше примут участие некие организации, объединённые идеей захоронения Ленина, для которого они уже сколотили домовину, каковую и намеревались пронести на своих плечах до самого митинга. Скажу сразу, что гроба я так и не увидел, и не знаю, был ли он. Скорее всего, не был, иначе хоть кто-нибудь его бы да сфоткал. Зато, говорят, был Чубайс в тюремной робе с номером 666 на груди. Увы, и эту красоту я как-то не застал, а жаль. "Всё развлечение".

Тем временем наша маленькая кучка стала довольно быстро расти, причём не только за счёт подходящих партайгеноссе, но и незнакомых людей, выражавших желание встать в ряды. Флагов стало больше, стоять стало веселее.

Мимо пробежал Жора Боровиков. Физиономия у него была как у кота Бегемота – глумливая. Поздоровкавшись, он сказал мне что-то ехидное и убежал рулить процессом. Потом толпу рассёк Иван Миронов, серьёзный, как хирург-онколог перед операцией. Дальше на глаза попались несколько знакомых вполне либерального толка, некоторые так даже с белыми ленточками:



Собственно начала Марша я не заметил. Вроде бы перестраивались-перестраивались, раздвигали ряды, а вот уже вроде бы и идём. Вместе со прочими головными уборами по улице поплыла и моя зелёная кепка:



) Продолжение следует (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →